Главная / Газета 27 Мая 2009 г. 00:00 / Экономика

Взять напоследок

В России резко увеличилось число коррупционных преступлений

АНДРЕЙ ДОЛГИХ

Не успел Дмитрий Медведев подписать ряд антикоррупционных актов, которые должны пресечь взяточничество среди чиновников, как правоохранительные органы начали рапортовать: борьба идет не на жизнь, а на смерть. Число выявленных коррупционных преступлений выросло в первом квартале этого года по сравнению с прошлым годом на треть. Впрочем, специалисты говорят, что пока под пресс попали не чиновники – главные участники процесса, а учителя, врачи и милиционеры. До «государевых мужей» дело не дошло и вряд ли скоро дойдет. Равно как и до платежеспособных менеджеров, открытых в кризис «для любых предложений». Рынок взяток растет не только количественно, но и «качественно». Величина «откатов», например, увеличилась уже до 40%.

Кто умеет налаживать «контакты», так это менеджеры госкорпораций.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Кто умеет налаживать «контакты», так это менеджеры госкорпораций.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Замначальника департамента экономической безопасности МВД Виктор Камилатов сообщил, что в первом квартале 2009 года было выявлено более 14 тыс. коррупционных преступлений. Это на треть больше, чем за первые три месяца прошлого года. По данным ДЭБ МВД, число подозреваемых в совершении таких преступлений выросло на 50% и составило 3,5 тыс. человек. Самые крупные случаи казнокрадства и мздоимства были зафиксированы в Свердловской области и Ингушетии, где сотрудники Пенсионного фонда и руководители производственных управлений ЖКХ похитили 955 и 334 млн. бюджетных средств соответственно. «Сложная экономическая ситуация в стране накладывает дополнительную нагрузку, так как недобросовестные чиновники пытаются воспользоваться своим служебным положением», – заключил Виктор Камилатов.

Конечно, нельзя не радоваться, что взяточников начали привлекать к ответу. Но эксперты уточняют: случаи, когда за руку ловят высокопоставленных чиновников, единичны. «Шерстить» начали «с земли». Силовики самыми доступными для себя способами улучшают статистику, чтобы в конце года «взять под козырек» перед начальством, отчитавшись об успешной борьбе с коррупцией. «Каждое ведомство сейчас хочет показать, как оно борется , но вся борьба идет с низовой коррупцией. На местах подкидывают взятки врачам. Много выявляют коррупционеров среди учителей, муниципальных служащих, самих милиционеров, – рассказал «НИ» председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Чем выше уровень и статус коррупционера, тем выше уровень его покровителей. Например, доля дел таможенников в общей массе выявленных коррупционных преступлений – только 3%. Дел, где фигурируют высокопоставленные чиновники, я вообще пока не видел. Та же ситуация с судьями, а ведь без них рейдерские захваты невозможны. Процесс, конечно, «идет», но борьба с бытовой коррупцией нигде в мире не решила общей проблемы».

«Объемы взяточничества такие же, какие и раньше. Просто сейчас есть стремление правоохранительных органов соответствовать государственной идее борьбы с коррупцией. Они обратили на нее внимание, поскольку в конце года от них потребуют отчет о проведенной работе. Отсюда высокие цифры выявленных преступлений, – поведала «НИ» генеральный директор Transparency Int. Russia Елена Панфилова. – Но в основном речь идет о низовой коррупции. Где проверяли – там и нашли. Например, случаев политической коррупции пока не выявлено».

Еще недавно мы с интересом вчитывались в имущественные декларации президента, премьера и министров. Но на прошлой неделе Дмитрий Медведев обязал отчитываться о доходах практически всех высокопоставленных чиновников. Президент подписал пакет антикоррупционных актов, которые регламентируют порядок представления госслужащими и членами их семей сведений о доходах и имуществе.

Отчитываться (не добровольно, а по закону) будут члены правительства, работники администрации президента, руководители субъектов РФ, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, сотрудники Центризбиркома. Также подотчетными стали руководители прокуратуры – от замов генпрокурора до помощников прокуроров субъектов РФ, руководители МВД – от федерального до регионального уровня, руководители Минобороны – от замминистра до командиров соединений и частей, руководители ФСБ, СВР, Федеральной таможенной службы – от директора до начальников таможенных постов и их отделов, руководители автоинспекции и другие чиновники. Примечательно, что раскрывать доходы теперь должны и менеджеры госкорпораций, госфондов. Полный список всех попавших «под колпак» должен появиться до конца лета.

Сведения о совокупном годовом доходе, недвижимом имуществе, транспортных средствах будут в открытом доступе на сайтах госорганов. Однако в кадровые и налоговые службы чиновники будут направлять и другие сведения: о банковских счетах, находящихся во владении акциях и ценных бумагах. По словам руководителя администрации президента Сергея Нарышкина, проверка сведений будет осуществляться выборочно. При этом она не определяет соответствие доходов задекларированному имуществу. Этот вопрос лежит в компетенции правоохранительных органов, которые вправе провести проверку и возбудить уголовное дело, если есть основания полагать, что средства нажиты преступным путем.

С первого взгляда схема выглядит весьма запутанно. Эксперты говорят, что так оно и есть: четкого механизма проверки сведений пока не существует. «Все меры президента упираются в один вопрос – кто будет проверять? Сведения поступают в налоговые органы, но это не та проверка, к которой привыкли налоговики. Например, чиновник из федерального агентства лесного хозяйства имеет пакет акций лесопилки – прямой конфликт интересов. Но с точки зрения налоговой никаких нарушений нет. В мире вопрос проверки деклараций решают по-разному. В России, по моему мнению, следует создать единый антикоррупционный центр, куда будут делегироваться сотрудники налоговых служб, Минфина, прокуратуры, МВД, но с обязательным общественным участием. Без независимого проверяющего органа закон останется беззубым, шага вперед не получится», – убеждена Елена Панфилова.

Кирилл Кабанов согласен: «Все зависит от того, как будет реализовываться закон высокопоставленными чиновниками. Но многие до сих пор считаются «неприкасаемыми» – суды, закрытые спецслужбы. Пока подчиненные будут осознавать, что их руководство продолжает «брать», и они будут делать то же самое. Над чиновниками необходим общественный контроль, нужно возрождение парламентских расследований, чего уже нет», – считает эксперт. По его мнению, антикоррупционные меры получились половинчатыми: чиновников так и не обязали отчитываться о своих расходах, хотя такая мера в первоначальной редакции актов была. Действительно, самое интересное – не только сколько тот или иной чин получает, а сколько он при этом тратит.

Но есть и еще одна беда – корпоративная коррупция. Последнее исследование Ernst&Young показало: в Европе каждый четвертый специалист крупной компании сейчас считает допустимой дачу взятки для получения контрактов. 13% полагают, что можно и исказить финансовую отчетность. Отечественные экономисты говорят, что корпоративная коррупция в кризис расцвела и в России. «У нас она развивается среди топ-менеджеров компаний, которые не имеют существенной доли акций предприятия. Они склонны потворствовать, например, недружелюбным поглощениям, рейдерским захватам. Рейдер (банк или компания) дает им деньги или обещает сохранить место за «слив» информации или прямую помощь в поглощении, – пояснил «НИ» научный руководитель Института национальной стратегии Никита Кричевский. – В кризис «договороспособность» менеджеров приближается к 100%, главное – цена вопроса. А она немаленькая, потому что в нее закладываются отступные для правоохранительных органов, в случае чего. В итоге в звене топ-менеджеров коррупционных преступлений не выявляется». По словам экономиста, растет мошенничество и при госзакупках. Руководители компаний принимают любые условия чиновников. «Дают откат уже в 40%, потому что отобьют затраты за счет искажения финансовой отчетности. Народ не знает, что будет завтра. Поэтому ориентирован взять денег по максимуму и вывести за границу, либо просто распихать по карманам», – сказал эксперт.


В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ ВЗЯТКИ ДАЮТ ТОП-МЕНЕДЖЕРЫ, В ВОСТОЧНОЙ – РЯДОВЫЕ ГРАЖДАНЕ
По данным Transparency International (TI), Западная Европа держит мировую пальму первенства в смысле свободы от коррупции. Впрочем, в последние годы скандалов, связанных с взятками, прибавилось, но специалисты пока не связывают это напрямую с финансовым кризисом, который европейцы в полной мере начали ощущать с прошлого лета. Как сообщили «НИ» в европейском бюро TI, недавний опрос показал, что в среднем лишь 5% жителей Старого Света когда-нибудь давали взятку, чтобы решить личную проблему или получить услугу. Однако, если говорить о конкретных странах ЕС, то тут разброс по этому показателю огромный. С точки зрения бытовой коррупции на первых местах находятся румыны (33% взяткодателей), литовцы (29%) и греки (27%). Для сравнения: в Великобритании, Ирландии, Португалии, Финляндии и Дании до этого были вынуждены опускаться лишь 2% граждан, а в Австрии, Франции, Исландии, Швейцарии и Швеции – 1%.
TI ежегодно составляет таблицу, оценивая страны с точки зрения коррупции по десятибалльной шкале. Самая «чистая» не только в Старом Свете, но и в мире – Северная Европа: Дания, Финляндия, Швеция и Исландия. Но в последнее время и скандинавы замечены в крупных скандалах. Причем, если у себя дома они стараются соответствовать традиции, то за границей не прочь отступить от принципов. Шведская Saab засветилась в Австрии и Чехии. Против компании там идет следствие по подозрению во взятках как средстве получения госзаказов на поставку боевых самолетов. Аргентинские следователи обнаружили, что другая скандинавская компания, Skanska, пыталась подмазать должностных лиц в Буэнос-Айресе в обмен на поблажки при получении контракта на строительство газопровода. Другие европейские «отличники» и «хорошисты» – Норвегия, Великобритания, Германия, Франция и Испания – тоже не свободны от темных пятен. Чего стоит один лишь прошлогодний скандал с концерном Siemens, который, получая градостроительные контракты, подкупал чиновников в испанской Марбелье. За взятки сели мэр города и несколько муниципальных советников.
Бытовая же коррупция, в которой замешаны не главы компаний и министры, а простые трудяги и мелкие «государевы люди», больше распространена на юге и востоке ЕС. Там главный получатель денег за «услуги» – полиция. В Западной Европе затронута главным образом социальная система здравоохранения. Из политических институтов – партии и парламенты.
Александр МИНЕЕВ, Брюссель

В КАЗАХСТАНЕ УЖЕ САЖАЮТ
Чем глубже кризис въедается в экономику Казахстана, тем энергичней действуют правоохранительные органы и спецслужбы страны, чуть ли не ежедневно сообщающие о разоблачении крупных коррупционных преступлений. Самый свежий пример: в прошлый понедельник Комитет национальной безопасности (КНБ) сообщил об аресте бывшего председателя правления национальной атомной компании «Казатомпром» Мухтара Джакишева. Он возглавлял ее 11 лет, однако в минувший четверг был отправлен в отставку по представлению Генеральной прокуратуры, а затем с санкции суда взят под стражу. Его, как и других должностных лиц компании, в отношении которых вопрос о выборе меры пресечения еще не решен, обвиняют в хищении средств в особо крупных размерах.
Мухтар Джакишев не единственная высокопоставленная персона, фигурирующая в коррупционных скандалах. Так, в ноябре 2008 года на три года лишения свободы был осужден бывший президент национальной железнодорожной компании «Казахстан темир жолы» Жаксыбек Кулекеев, обвиненный в превышении должностных полномочий. Суд, однако, оправдал его в той части уголовного дела, где его обвиняли в получении крупной взятки. В феврале 2009 года заочно в создании организованной преступной группировки, специализировавшейся на финансовых операциях, следствие обвинило экс-председателя совета директоров банка «БТА Банка» Мухтара Аблязова. В 2002 году он, занимая тогда пост министра энергетики Казахстана, уже был осужден Верховным судом за незаконное предпринимательство и злоупотребление служебным положением к лишению свободы сроком на 6 лет. В 2003 году г-н Аблязов был помилован президентом страны Нурсултаном Назарбаевым, однако на этот раз он предпочел убежать за границу, чтобы не объясняться со следствием.
Прошедший апрель тоже выдался богатым на коррупционные скандалы. Финансовая полиция предъявила бывшему министру охраны окружающей среды Нурлану Искакову обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями при организации государственных закупок и хищении бюджетных средств. По этому делу проходят также и два его заместителя – Альжан Бралиев и Зейнулла Сарсембаев. Ожидается, что 32-томное уголовное дело может быть передано в прокуратуру для ознакомления в конце этой недели.
Жанар СЕРДАЛИНА, Астана

Опубликовано в номере «НИ» от 27 мая 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: