Главная / Газета 30 Апреля 2009 г. 00:00 / Экономика

Вице-президент «ОПОРы России» Александр Бречалов:

«На местах малый бизнес «отжимают»

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Можно ли привыкнуть к кризису? Что малые предприниматели ждут от государства и никак не могут дождаться? Почему в правительстве говорят о необходимости поддержки бизнеса, а на местах этих разговоров как будто и не слышат? Обо всем этом «НИ» откровенно рассказал вице-президент «ОПОРы России» Александр БРЕЧАЛОВ.

shadow
– Последний мониторинг «ОПОРы» показывает, что малый бизнес начинает постепенно привыкать к тяжелым экономическим обстоятельствам. Это действительно так?

– В целом, похоже, что он приспосабливается, как это и было всегда, но при этом совершенно очевидно, что количество летальных исходов в компаниях малого бизнеса растет изо дня в день.

– И что же доводит их до этого?

– Помимо общих проблем – снижения спроса, неплатежей крупных компаний малым – образуются новые опасные тенденции, например, во взаимоотношениях с банками. Ситуация такова: банк, имея в залоге какие-то ликвидные активы типа недвижимости, когда наступает момент просрочки, который для многих предприятий, занимающихся производством, уже стал реальностью, в большинстве случаев не идет на реструктуризацию долга, что очень странно.

– Можете привести конкретный пример?

– Пожалуйста. У предпринимателя в Геленджике есть промышленная база, часть которой занята под складские помещения, часть – под производственные площади, которые арендует тоже малый бизнес (кто-то делает кровельные материалы, кто-то – продукцию из дерева). Эта база находится в залоге у Сбербанка. Наступил момент просрочки по различным причинам – те же арендаторы не платят деньги. Сбербанк не хочет идти навстречу предпринимателю, у которого десятилетняя безупречная кредитная история. Служба безопасности банка вместе с какими-то предприимчивыми гражданами обходит всех арендаторов и говорит, что через некоторое время эта база будет принадлежать им. Банк подает в суд. Формально юридические основания обратить взыскание на заложенное имущество, конечно, есть. Но вспомним, что Сбербанку самому помогло государство, причем нешуточной суммой в сотни миллиардов рублей. В этой ситуации только через Германа Грефа (председатель правления Сбербанка. – «НИ») нам удалось притормозить процесс, иначе еще вчера предприниматель остался бы без всех своих активов.

– Хорошо, что обошлось. Что помимо банков беспокоит малый и средний бизнес?

– Огромный разрыв между тем, что декларируется на самом высоком уровне относительно поддержки бизнеса, и тем, что делается на местах, в муниципалитетах. Из двух направлений – развитие и помощь малому бизнесу или «отжим» с малого бизнеса – руководители муниципалитетов в большинстве случаев выбирают второе. Сейчас, к сожалению, очень мало управленцев, которые переходят от слов к делу – выделяют сегмент малого бизнеса, задействованного в производственной сфере, берут его за руку и ведут в банк, помогают с субсидированием процентной ставки, поручительствуют перед банком своим гарантийным фондом.

– Но ведь власти многих регионов объявили о принятии программ поддержки малого бизнеса. Получается, что эти программы не работают?

– В большинстве случаев это только заявления. Я готов подписаться под этими словами, потому что выезжаю в конкретные города и вижу, что там происходит. Например, 159-й федеральный закон, дающий право малому и среднему бизнесу выкупать без аукциона помещения, арендуемые им у госструктур, стал просто профанацией. Эльвира Набиуллина недавно объявила цифру – семьсот с лишним предпринимателей воспользовались правом первоочередного выкупа по 159-му закону. Но субъектов малого и среднего бизнеса в стране 4,5 млн., и как минимум половина из них арендовала какую-то недвижимость. Конкретный пример: в Анапе один предприниматель хочет выкупить арендуемое помещение. Прокуратура – за, суды – за, муниципалитет – ни в какую. Никак не может согласиться с тем, что человек, который десять лет арендовал на центральной улице города помещение, теперь выкупит его на условиях, обозначенных в 159-м законе. Как это так, такой кусок и без всяких «левых дел» уйдет!

– Многие предприниматели утверждают, что малому бизнесу сейчас скорее плохо, чем хорошо. Вы с этим согласны?

– Абсолютно. У нас говорили, что малый бизнес существует «вопреки», а не «благодаря» – до сих пор все так и остается, хотя именно сейчас как никогда есть возможности изменить ситуацию. Возьмем, например, сельское хозяйство. Известно, что импорт продуктов питания сейчас сильно сократился. Это означает, что у личных подсобных хозяйств, у небольших фермеров есть возможность не только остаться на плаву, но и увеличить объемы производства мяса, зерновых, овощных культур. Проблема лишь в том, что нет инфраструктуры. Поэтому те несчастные 30 млрд. руб., которые через ВЭБ и Российский банк развития пытаются, как каплю в море, кинуть в малый бизнес, лучше потратить на инфраструктурные проекты: на создание агропромпарков, строительство мини-мясоперерабатывающих заводов там, где выращивается скот, на инфраструктуру на Дальнем Востоке для малых предприятий, разводящих рыбу.

– Некоторые специалисты на примере Запада утверждают, что малый бизнес может помочь нашей экономике выйти из кризиса.

– Я разделяю эту идею теоретически, но в данный момент это не про нас. Мы встретили кризис практически с полным отсутствием инфраструктуры для малого бизнеса. Кроме того, менталитет тех, кто ответствен за его создание и взращивание, никак не поменялся. Поэтому в настоящий момент речь может идти лишь об акценте на малый бизнес, о развитии инфраструктуры и становлении этого слоя экономики. Государство помогло «МиГу», выдав 15 млрд. рублей. Там 4 тыс. рабочих мест. Это абсолютно верный ход, но мы понимаем, что «МиГ» завтра не выйдет на докризисный объем выпуска самолетов. А теперь давайте проделаем простую калькуляцию, разделим эти 15 млрд. на средневзвешенный кредит для малого предприятия, который составляет около 2,5 млн. руб. Получим порядка 6 тыс. предприятий. Умножим это на 50 человек, и выйдет число тех, кого та же сумма могла бы уберечь от сокращения.

– Что же малый бизнес хотел бы получить от власти?

– В первую очередь преференции по налогам. Мы просили налоговые каникулы, хотя бы для тех, кто занимается производством, в том числе в инновационной сфере. Мы просили мораторий на проверки хотя бы на 2009 год. Кроме этого, финансирование инфраструктурных проектов ну и более активную деятельность со стороны муниципалов. Как минимум – хотя бы просто не мешать. К сожалению, сейчас даже это не выполняется, увеличиваются проверки, налоговая служба выкручивает руки, чтобы пополнить бюджет.

– Так уж и выкручивает?

– Налоговый прессинг усилился, это всем известный факт. Вы поймите, когда первые лица говорят «хватит кошмарить малый бизнес, надо ему помогать» – это одно. А глава муниципалитета, который живет исключительно на налоги, имеет совершенно другое руководство к действию. Или налоговые органы. Ведь г-на Мокрецова тоже, наверное, спрашивают, почему у нас в первом квартале такой провал по собираемости налогов? Я могу ответить, почему. Если бы дали даже не налоговые каникулы, а сократили, например, ставку для «упрощенцев» с 6% до 2%, я уверен, бизнес бы заплатил. А сейчас он вообще ничего не платит, сейчас он все «оптимизирует».

– И все же малый бизнес справится с кризисом?

– Справится – не справится… Кто-то помрет, и число таких будет огромно, кто-то родится заново. Никто ведь об этом не заботится. Когда «МиГ» рушится, или «ГАЗ», или «ВАЗ» – это бренд. А что там маленькая компания, которая делала качественные замки и уже благополучно почила в бозе? У кого-то екнуло сердце? Конечно, нет. Ну, обанкротятся люди, ну снова что-то начнут. Такое, к сожалению, у нас отношение.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: