Главная / Газета 30 Апреля 2009 г. 00:00 / Экономика

И хочется, и колется

Удастся ли пристроить уволенных россиян в малый бизнес

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Число россиян, «сокращенных» работодателями, растет каждую неделю. По данным Росстата, общее количество безработных в стране приближается к 7 млн. человек. Одним из путей решения проблемы, по мнению властей, может стать включение незанятых в малый и средний бизнес. Однако экспертные оценки таких перспектив отнюдь не однозначны.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Идея решить проблему занятости за счет создания новых возможностей для малого и среднего бизнеса – отнюдь не российское ноу-хау, это скорее попытка опереться на мировой опыт. По мнению экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), те страны, в которых развит диверсифицированный малый бизнес, переживут кризис значительно легче. Там в этот сектор вольется избыточная масса высвобождающихся трудовых ресурсов, они будут перестраивать свою работу, стимулировать внутренний спрос и таким образом смогут проще преодолеть трудности. Правда, речь идет о странах, где число занятых в малом бизнесе составляет порядка 70% трудоспособного населения.

России до таких показателей еще далеко, поэтому и задача у нас сложнее. Во-первых, нужно расширять уже существующий малый бизнес, который мог бы вобрать в себя часть сокращенных работников, а, во-вторых, создавать новые небольшие предприятия. Власти уже официально заявили, что те незанятые, кто на это решится, получат от государства финансовую поддержку. Почему именно малый бизнес? Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков считает, что крупной компании влезть в какую-то нишу сейчас крайне сложно, конкуренция и без того очень жесткая, а малое предприятие «никого сильно не побеспокоит». «Из-за того, что бизнес малый, он не потеснит никого, не станет слишком заметным, и ему не будут противодействовать, – пояснил он «НИ». – У нас среди потерявших рабочее место было много офисных работников, для которых перепрофилирование в малый и средний бизнес может быть вполне пригодно».

А вот директор Института социальной политики и социально-экономических программ ГУ-ВШЭ Сергей Смирнов полагает, что у тех, кого уволили с большого предприятия, шансов найти себя в малом бизнесе не так уж и много. «Я очень сомневаюсь, что это может быть магистральным решением проблемы. Как локальное, точечное, в зависимости от региона – возможно, – отметил он «НИ». – В Москве, например, я не вижу для этого особых перспектив. Здесь в основном присутствует средний бизнес, а малому предпринимателю проникнуть на столичный рынок достаточно тяжело». По мнению специалиста, борьба с безработицей с помощью малого бизнеса больше подходит слаборазвитым регионам. «Например, я слышал, сейчас ряд предприятий стали выдавать зарплату товарами, как было в начале 90-х годов. Может возникнуть новое направление коммерции – скупка у населения этих товаров, которые идут по себестоимости без всяких торговых наценок, и их реализация на других рынках».

Игорь Поляков, напротив, отдает пальму первенства экономически развитым регионам. «В относительно стабильных экономически регионах это может получиться, а вот чтобы слабые регионы вытягивались за счет малого бизнеса – это вряд ли, – считает он. – В той же Москве много торговых и транспортных предприятий, в которых задействован малый бизнес, есть он и в городском хозяйстве. Помимо этого, малые предприятия столицы предоставляют юридические, образовательные, бухгалтерские и другие услуги». Он считает, что в кризисных условиях малый бизнес может осваивать также такие сектора, как строительство, сельское хозяйство, транспорт, торговлю, сфера услуг, гостиничное хозяйство, рестораны, кафе.

Что касается программы поддержки начинающих предпринимателей, то в них заложены две немаловажные вещи – деньги и обучение. В вопросе финансовой поддержки ситуация у каждого региона своя. В столице, например, каждый начинающий «малыш», по словам руководителя Московского департамента поддержки малого предпринимательства Михаила Вышегородцева, сможет получить субсидию в размере 300 тыс. руб. на развитие бизнеса. А вот «выучить на бизнесмена» сложнее, считают эксперты. «Все-таки должна быть у человека какая-то предпринимательская жилка, – уверен Сергей Смирнов. – Таких людей очень мало, и я боюсь, что средства, которые направлены на поддержку безработных через малый бизнес, будут в итоге отвлечены от важных социальных программ. Потому что одно дело – просто работать в малом бизнесе, а другое – быть его организатором».

Игорь Поляков добавляет к этому проблемы нашей психологии. С одной стороны, соотечественники боятся начинать свое дело, с другой – они не в меру амбициозны. «На Западе культивировался предпринимательский мотив, – сообщил эксперт. – Там привыкли работать с малой, но устойчивой доходностью. В торговле, ресторанном бизнесе никто не жалуется, если рентабельность составляет 5–6%, а в России от этого отворачиваются. Или другой пример – инвестирование в квартиры. У людей среднего класса были деньги и еще остаются, но зачастую они вложены в жилую недвижимость. Такие мотивации с огромной доходностью и подменили собой малый бизнес».

Опубликовано в номере «НИ» от 30 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: