Главная / Газета 20 Апреля 2009 г. 00:00 / Экономика

Золотая пилюля

В стране продолжается лавинообразный рост цен на лекарства

АНДРЕЙ ДОЛГИХ

По официальной статистике, с начала года цены на медикаменты в стране выросли более чем на 14%. Экспертные оценки еще более удручающи – 20–25%. В конце концов, этой проблемой обеспокоилось уже и правительство. Власти намерены ввести обязательную декларацию отпускных цен производителей, надеясь, что это поможет сдержать лекарственную инфляцию. Но специалисты говорят, что государство смотрит «не туда». Виновники проблем – неконтролируемые оптовики и сети, постоянно «накручивающие» цены.

С хорошим настроением из аптеки сегодня не выходит никто.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
С хорошим настроением из аптеки сегодня не выходит никто.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Если раньше, приходя в аптеку, горевали лишь малоимущие старики, то сейчас настроение портится у всех. Даже обычное пополнение домашней аптечки «самым необходимым» вполне может съесть до 1 тыс. с лишним рублей. Если за весь 2007 год медикаменты прибавили в цене всего около 5%, то только за три месяца нынешнего года, по данным Росстата, – 14,2%. Один лишь март дал 5,3-процентную прибавку. А на многие популярные, «ходовые» лекарства (панкреатин, анальгин, аспирин, супрастин – чего проще) рост цен за один месяц составил 8,1–14,3%. Лекарственная инфляция была всегда ниже продовольственной, но в этом году медикаменты взбесились. Сильнее дорожает только сахар.

«Вести с полей» одна хуже другой. В Липецкой области цены с начала года выросли на 17%, в Орле лекарства подорожали на 17,7%, в Саратовской области – на 22,5%, в Удмуртии – на 25%, в Пензе – аж на 45%. А в Санкт-Петербурге, как признали местные власти, цены на некоторые препараты выросли в 1,25–4 раза. Конечно, во многом виновата девальвация рубля. Российский рынок медикаментов на 80–85% зависит от поставок из-за рубежа. Плюс значительная часть продукции отечественных заводов производится из импортных субстанций. Однако Россия так же сильно зависима и от западного продовольствия (в отдельных регионах – на 50%). Но продукты дорожают все-таки не так быстро, как лекарства. Значит, дело не только в девальвации рубля. Тем более что она остановилась еще в конце февраля.

Руководство страны, недавно озаботившись ростом цен на лекарства, заподозрило производителей. Еще в конце марта Дмитрий Медведев заявил, что в программу антикризисных мер должен быть включен пункт об обязательной регистрации отпускных цен производителей на «жизненно необходимые и важнейшие лекарства» (650 наименований). Сейчас производители регистрируют цены только на 20% своих препаратов, потому что никакой ответственности за отсутствие регистрации нет. Предложение президента почти сразу поддержал премьер Владимир Путин. Вслед за этим руководитель Минздравсоцразвития Татьяна Голикова отрапортовала, что антикризисная программа будет дополнена, а необходимые поправки в законодательство будут готовы в течение 1–2 месяцев.

Эксперты оценили эту «антикризисную меру» по-разному. «Действия Голиковой правильные, но слишком запоздалые. Обязать производителей к декларированию цен нужно было еще несколько лет назад. Тогда бы потребители могли четко знать, по какой цене товар вышел на рынок, и адекватно выбирать дешевую аптеку. Но до не давних пор говорили, что не надо вмешиваться в рыночные отношения», – поведал «НИ» председатель Союза потребителей России Петр Шелищ. А вот зампред комитета Госдумы по охране здоровья, академик РАМН Сергей Колесников считает, что декларация цен не даст видимого эффекта. По его словам, она станет лишь еще одной кормушкой для чиновников. К тому же цены западных производителей (обеспечивающих подавляющую часть российского рынка) правительство РФ контролировать не в состоянии.

Эксперты утверждают: цены производителей – не единственный и отнюдь не самый главный фактор, от которого зависит конечная цена лекарства. Она определяется и оптовыми ценами, и аппетитом розницы. Вот тут начинаются самые главные «непонятки». Дело в том, что предельные надбавки к цене и для оптовиков, и для розницы жестко ограничиваются региональными властями. В каждом регионе они разные. Например, в Москве розничная сеть может прибавить к цене завода 35%, а к цене оптового продавца – 25%. Оптовики могут «накрутить» к закупочной цене максимум 20% при реализации импорта, и 15% при торговле продукцией российских заводов. А если действует цепочка оптовиков, их суммарный «навар» не может быть выше 20%. В итоге, по действующему в Москве законодательству, цена лекарства в аптеках не может быть дороже отпускной цены завода более чем на 45%. В других регионах общий размер предельных надбавок для опта и розницы составляет в среднем 40–60%.

На бумаге ограничения прописаны четко и понятно. Но специалисты говорят, что именно в цепочке поставщик-продавец кроется причина резкого взлета цен на лекарства. «Промышленный сегмент показал рост цен в 5%. А розница и логистика с начала года дали 25%! У нас нет эффективного контроля перепродавцов. Сейчас между производителем и аптекой может действовать несколько оптовиков, и каждый дает, скажем, 40-процентную надбавку. Если таких оптовиков 4 штуки, то оптовая надбавка на товар до поступления его в розницу составит уже 160%. Необходимо ограничить перепродавцов, ввести регистрацию конечной цены для оптовой торговли. Следует оставить на рынке несколько десятков оптовиков вместо нескольких тысяч», – заявил «НИ» Сергей Колесников.

Петр Шелищ согласился, что решить проблему злоупотребления в оптовом секторе поможет укрупнение опта. «Причина роста цен на лекарства кроется в оптовом звене. Десятки тысяч оптовиков нужно убрать с рынка и оставить 4–5 компании, как на Западе. Тогда будет возможно их контролировать. Для этого нужно установить экономически высокий порог выхода на рынок для оптовых компаний», – сказал эксперт. При этом он высказался против снижения размеров предельных надбавок как для опта, так и для розницы. «Если снизить оптовые наценки, то между производителем и аптекой будет работать не три оптовика, а 30. А на розничные цены правительство вряд ли решится покуситься – есть риск, что все уйдет на черный рынок. Контролировать всю розницу практически невозможно».

Очевидно, что предложенные правительством меры затрагивают не причину, а следствие. В итоге специалисты дружно прогнозируют дальнейший рост цен на лекарства. Так, аналитики центра «Фармэксперт» дают в своих расчетах к концу года 20%, а руководитель департамента здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский считает, что цены могут вырасти и на треть. При этом все говорят одно и то же: сейчас аптеки распродают партии, закупленные по докризисным ценам, но вскоре в продажу пойдут новые, подорожавшие из-за девальвации. Прогноз члена думского комитета по охране здоровья Татьяны Яковлевой еще более печальный. Она ожидает, что к концу года индекс цен на лекарства достигнет 1,35, то есть рост составит 35%. Но некоторые эксперты идут еще дальше. «Еще совсем недавно лекарство в аптеке стоило 300 руб., захожу сейчас – уже 600. Если события будут развиваться так, как сейчас, все цены будут расти такими же темпами», – опасается Петр Шелищ.

Другие специалисты говорят, что пытаться остановить ценовой маховик уже поздно. Остается бороться с последствиями. «Попытаться регулировать цены надо, но это крайне сложно. Не думаю, что регулирование наценок поможет их сдержать, видимо, они продолжат расти, – поведал «НИ» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Дмитрий Янин. – В сложившейся ситуации необходимо изыскать средства в бюджете на запуск программ страхования лекарственного обеспечения. Плюс нужно создать систему компенсации малообеспеченным людям их затрат на дорожающие лекарства».


В Америке лекарства тоже подорожали
С первых же месяцев нынешнего финансового кризиса фармацевтическая индустрия США стала реорганизовывать свою бюджетную и производственную структуру. Все было подчинено одной цели – ни при каких обстоятельствах не допустить нехватки медикаментов. А потребность в них растет из года в год пропорционально росту населения страны. Да и кризис, заметим, способствует увеличению спроса на лекарства. Рост рынка сбыта и стоимости препаратов повысили сопротивляемость фарминдустрии натиску кризисных последствий. По данным исследовательской организации Walters Kluwer Health, за два последних года выпуск продаваемых по рецептам лекарств увеличился на 34%. А лидеры отрасли, несмотря на общие финансовые трудности, завершили 2008 год с многомиллионной прибылью. Это произошло главным образом благодаря заметному росту цен на медикаменты. По оценкам American Enterprise Institute, именно он помог фармацевтической индустрии сохранять кредитоспособность и оставаться в первых рядах наиболее прибыльных отраслей экономики страны. Однако то, что спасло производителей, одновременно больно ударило по потребителям. Стоимость лекарств – это сейчас злободневная тема жарких дискуссий на всех уровнях политического истеблишмента. В эти споры включился и конгресс, обсуждающий предложенный Бараком Обамой проект кардинальной реформы здравоохранения США.
В 2003 году в стране был принят закон, во многом к лучшему изменивший систему медицинского страхования. Касался он в основном пожилых людей и семей с низким уровнем дохода, пользующихся специальной федеральной программой медицинского страхования Medicare. Из федерального бюджета были выделены тогда огромные средства, за счет которых этим людям давались льготы при покупке лекарств. Однако с годами появлялись более эффективные, но и более дорогие препараты, не включенные в программу, и американские «льготники» чувствовали себя ущемленными. Поэтому в 2006 году была осуществлена очередная модернизация системы оплаты лекарств, которая действует и сейчас. К Medicare, кроме федерального бюджета, были подключены субсидии бюджетов всех без исключения штатов. Это означает, что львиную долю в оплате лекарств взяло на себя государство, избавив тем самым миллионы людей от колоссальных затрат.
Существует несколько разновидностей таких льготных страховых систем, но их объединяет общий принцип. Клиент программы Medicare при каждой покупке прописанного врачом лекарства, изготовленного фирмой, имеющей на него патент, платит не более 15 долларов. Не важно, сколько оно стоит на рынке – хоть 1 тыс. «зеленых». Кстати, средняя рыночная цена прописанных врачами медикаментов колеблется в пределах 150–200 долларов. При покупке такого же лекарства, но изготовленного любой другой компанией по формуле патента его изобретателей (то есть дженерика), платить нужно всего 10 долларов. А семьям с низким доходом в зависимости от рыночной цены медикамента он и вообще может достаться бесплатно. Статистика федерального департамента здравоохранения говорит, что большинство людей предпочитают именно дженерики. В 2008 году их покупка с учетом полной рыночной стоимости обошлись федеральным и штатным бюджетам в 2,4 млрд. долларов, тогда как более дорогих медикаментов – 1,4 млрд.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

Опубликовано в номере «НИ» от 20 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: