Главная / Газета 7 Апреля 2009 г. 00:00 / Экономика

Надо ли нам нано

Российская экономика расплачивается за докризисную инновационную амбициозность

НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ

В пятницу в правительство будет внесена доработанная программа антикризисных мер, в которой, в частности, говорится, что, несмотря на ухудшающуюся экономическую ситуацию, государство не отказывается от планов по переводу нашей экономики на инновационный путь развития. Между тем, конкретные меры властей – претензии Генпрокуратуры к Российской венчурной компании, сокращение программы технопарков, уменьшение бюджета Роснано – говорят, скорее, об обратном. Россия с самого начала выбрала американский путь развития инноваций, хотя нашей стране лучше использовать опыт Скандинавии и Азии, считают эксперты.

В трудные времена научно-технический потенциал страны достоин самого бережного подхода.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
В трудные времена научно-технический потенциал страны достоин самого бережного подхода.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
В конце марта Минкомсвязи сократило финансирование программы развития технопарков в 2009 году в 1,7 раза – до 1,9 млрд. руб. Соответственно, почти половина заявленных проектов не получат инвестиций. Как поясняют эксперты, министерство недовольно, что по программе не получены желаемые результаты. Хотя она стартовала в 2005 году, но реально начала реализовываться лишь в 2007-м. Затягивание вызвано двумя причинами. Во-первых, это объективные сложности в каждом конкретном проекте, в основном связанные с выделением земельных участков. Во-вторых, к сожалению, в России оказалось слишком мало команд, компетентных в управлении «содержимым» технопарка – привлечением инновационных компаний, поддержкой их развития, превращением малых инновационных фирм в средние и большие.

«Когда Минкомсвязи разрабатывало программу, среди прочих решался вопрос размера технопарков и их целевых показателей. Поскольку тогда все были нацелены на масштабные задачи и быстрое их достижение, то приняли концепцию больших технопарков. В условиях кризиса имеет смысл начать с маленьких проектов и расширяться по мере необходимости», – заявил «НИ» управляющий директор Троицкого технопарка Руслан Титов. По его мнению, именно такая точка зрения возобладала сейчас в Минкомсвязи, и многие регионы уже готовят соответствующие предложения для скорректированной программы. В том же Троицке нелегко найти 100–200 га для технопарка, да и вряд ли такой масштаб имеет смысл. Сейчас администрацией города для Минкомсвязи готовится проект площадью 5–10 га для ИТ-компаний. «У нас уже есть заявки на размещение в таком парке от большого количества компаний отечественного ИТ-сектора», – приводит пример г-н Титов.

Проще говоря, чиновники, разрабатывая программу инновационного прорыва России, пожадничали – наметили цели, которых при нынешнем уровне развития нашей экономики мы не можем достичь ни с финансовой, ни с кадровой точки зрения. В чем-то схожая ситуация с Российской венчурной компанией (РВК), которая совместно с частными инвесткомпаниями должна была создать фонды для финансирования стартапов – малых высокотехнологичных компаний. Вместо 10–15 планировавшихся фондов она успела создать 7. При этом РВК держала неиспользованные деньги на депозитах, за что в феврале «получила» от Генпрокуратуры за неэффективное расходование средства. Гендиректор компании Алексей Коробов уже подал в отставку.

«РВК начала с не очень большими и вполне управляемыми деньгами, но после первых успехов политическим решением ее капитал был увеличен вдвое, после чего проблема, что делать с новым капиталом, как раз встала. Ее должен был решить совет директоров РВК (это его полномочия), но почему-то министр Эльвира Набиуллина больше года не давала распоряжений созвать совет директоров по этому вопросу, что в общем и привело к такому прокурорскому демаршу, – заявил «НИ» Юрий Аммосов, научный руководитель Инновационного института при МФТИ (в 2006–2007 годах он работал в Минэкономразвития и руководил созданием РВК). – Ни у одного сопоставимого по задачам иностранного института венчурного развития не было таких больших денег. «Йозма» в Израиле, имевшая в 10 раз меньше, работала примерно с такой же скоростью, SITRA в Финляндии (в 2–3 раза меньше) даже не каждый год в новый фонд вступала. В принципе, если б у РВК был капитал, с которым она начала исходно, большая часть ее денег была б уже расписана по фондам, а не депозитам».

Заметим, что у еще одного инструмента нашего инновационного прорыва – госкорпорации Роснано – недавно в связи с кризисом изъяли в бюджет 85 млрд. руб. «Если нефть не упадет ниже 10 долларов, то деньги вернут», – прокомментировал изъятие в бюджет средств Роснано ее гендиректор Анатолий Чубайс на состоявшейся в марте встрече в Клубе региональной журналистики.

shadow Впрочем, ситуация все-таки не безнадежна. Так, в проекте антикризисной программы правительства содержится строчка о том, что «в целях поддержки создания малого инновационного бизнеса будут созданы «посевные фонды» с участием Российской венчурной компании».

Власти Москвы, где сосредоточена основная часть российского научно-технического потенциала, тоже на этот год пока не планируют сокращать программу поддержки малого инновационного бизнеса. По мнению столичного министра науки и промышленной политики Евгения Пантелеева, проблема в том, что в России почти исчезли отраслевые институты, которые в советское время занимались внедрением научных разработок. «У нас всегда была неплохая Академия наук, у нас и сегодня остались приличные ученые, есть промышленные предприятия, но связку между ними всегда осуществляла отраслевая наука. Но во времена приватизации все отраслевые институты купили на офисы, что и создало сегодняшние проблемы. Мы в Москве сегодня начинаем создавать инжиниринговые фирмы, которые могли бы сделать связку между инновацией и внедрением. Но этот процесс пока еще не набрал обороты», – заявил г-н Пантелеев «НИ».

Некоторые эксперты полагают, что чрезмерная амбициозность чиновников, которые выделили настолько большие средства под «большой скачок», что существующий российский высокотехнологичный и венчурный бизнес просто не смог их освоить – это стратегический просчет. Правительство с самого начало взяло за образец Соединенные Штаты, считают эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Анна Пестова и Олег Солнцев. Однако в США развиты частные венчурные фонды, рынок слияний и поглощений, хорошо защищены права акционеров хайтековских компаний и высока роль малого бизнеса. В России же, отмечают эксперты, больше применим опыт Скандинавии и Восточной Азии, где делается упор на государственное финансирование научных исследований и крупные корпорации, развивающие высокие технологии внутри собственной структуры.


ШТАТЫ ВЫДЕЛИЛИ ТРИ ПРИОРИТЕТА
Бюджет США на следующий 2010 финансовый год, который начнется в сентябре, был принят Конгрессом на прошлой неделе. Несмотря на тяготы финансового кризиса, он предусматривает увеличение ассигнований на ускорение инноваций в трех главных отраслях – энергетике, транспорте и здравоохранении. На создание новой отрасли альтернативных видов энергии выделено на 3 млрд. больше, нежели в бюджете-2009, – в общей сложности 15 млрд. долларов. Деньги пойдут, в частности, на продолжение сооружения в Калифорнии предприятий, использующих энергию солнца и ветра. Подобные объекты начнут строиться также в штате Массачусетс и в других регионах страны. В рамках инновационных программ большое внимание уделяется также созданной в США новой технологии переработки угля. Сейчас углеперерабатывающие предприятия – главные виновники засорения озонового слоя планеты углекислым газом. Они выбрасывают в атмосферу более 70% СО2, вырабатываемого человечеством. Новая технология позволит избавиться от этих вредных выбросов. Сооружение использующего ее первого в мире углеперерабатывающего предприятия FutureGen намечено в штате Иллинойс.
Транспортные инновации касаются прежде всего переживающей глубокий финансовый кризис автомобилестроительной индустрии. В нее вложены сейчас миллиарды долларов, чтобы уже в следующем календарном году на дорогах страны появились автомобили Hybrid, потребляющие 1 галлон горючего на 45 миль пробега, и машины, вообще не нуждающиеся в бензине и работающие на самозаряжающихся электробатареях. Полный переворот намечается в железнодорожном транспорте. В рамках программы, рассчитанной на пять лет, планируется создание скоростной железнодорожной сети, наподобие сети хайвэев для автомобильного транспорта. На первый этап осуществления этого плана в бюджете-2010 выделено 5 млрд. долларов.
Инновационное здравоохранение – это прежде всего интенсификация исследований в сфере лечения раковых заболеваний. В частности, применение для этих целей клеточных образований эмбрионов. На это бюджет 2010 года в специальном правовом документе Recovery Act выделил 10 млрд. долларов – вдвое больше, чем было предусмотрено в предыдущем финансовом году.

Борис ВИНОКУР, Чикаго

ЯПОНИЯ ВЫНУЖДЕНА ОТКАЗАТЬСЯ ОТ САМЫХ АМБИЦИОЗНЫХ ПРОЕКТОВ
Кризис уже заставил японских лидеров автопрома и электротехники сокращать инвестиции на развитие производства. Но в целом в правительстве и деловых кругах страны есть настрой выйти из трудностей с заделом для обеспечения нового этапа развития. В бюджете Японии с 2006 года на стимулирование научных исследований стабильно выделяется 180–200 млрд. долларов. Не стал исключением и начавшийся 1 апреля новый 2009 финансовый год. Большая часть из этих средств вносится ведущими корпорациями. Однако в условиях кризиса кое-что из амбиционных планов из-за финансовых трудностей пришлось «подрезать». В частности, отказаться от утверждения программы высадки астронавтов на Луне к 2025 году. Решено вначале послать туда роботов-гуманоидов – их экспедиция должна высадиться на ближайшей к Земле планете в 2020 году. Этот проект включен в пятилетний план освоения космоса, утвержденный на прошлой неделе специальной правительственной комиссией, которую возглавляет лично премьер-министр Таро Асо. По ее рекомендации в этот план также включено предложение о создании новейшего метеоспутника. Он будет собирать информацию, необходимую для подготовки к крупным стихийным бедствиям в Азиатском регионе.
Правительство Японии также готово оказать серьезную поддержку производителям и разработчикам роботов-медсестер. Эти устройства должны получить в стране широкое применение уже к 2025 году. Такие роботы помогут престарелым гражданам, которых становится все больше, и медучреждениям, переживающим хроническую нехватку персонала. Япония удерживает около 70% мирового рынка промышленных роботов. Их ежегодные продажи в стране составляют свыше 7 млрд. долларов, а через 15–20 лет должны выйти на уровень 63 млрд. Токио собирается использовать дополнительные, в том числе финансовые стимулы, чтобы предприятия и научно-исследовательские институты больше внимания уделяли разработке пользующихся все большим спросом устройств, которые помогают в уходе за больными или выполняют работу по дому.
Такие же стимулы предлагаются с этого года и электротехническим концернам, делающим ставку на разработку новейших «зеленых» технологий, бытовых и промышленных солнечных панелей, топливных батарей и автомашин-гибридов. Для поощрения этих исследований и работ власти предлагают предприятиям налоговые льготы и субсидии. Создание «экологически дружественных» производств, по расчетам правительства, должно обеспечить до 2 млн. новых рабочих мест в ближайшие три года. Вскоре будет также обнародована новая стратегия развития информационных технологий на трехлетний период. Она предусматривает подготовку до 500 тыс. специалистов. На реализацию программы, включающей доработку проекта «информационного правительства» и создание «национальной информационной супермагистрали в области медицины», планируется выделить, как утверждает японская деловая пресса, до 30 млрд. долларов.

Валерий АГАРКОВ, корр. ИТАР-ТАСС в Японии, специально для «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 7 апреля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: