Главная / Газета 19 Февраля 2009 г. 00:00 / Экономика

Губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев:

«Мне не стыдно смотреть в глаза людям»

НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ, ВАЛЕРИЙ ЯКОВ

О Дальнем Востоке у жителей средней полосы нередко складываются довольно превратные представления. Одни завидуют – Япония рядом, китайский ширпотреб дешевый, красная рыба почти даром. Другие пугаются – народ оттуда бежит, жить там тяжело, работать негде. Что в этих разговорах правда, а что вымысел, как вдалеке от столиц люди борются с кризисом, рассказал «НИ» губернатор Хабаровского края Виктор ИШАЕВ.

shadow
– Виктор Иванович, на этой неделе президент России отправил в отставку четверых ваших коллег-губернаторов и пообещал дальнейшую ротацию кадров. Вы уже почти 18 лет возглавляете Хабаровский край. Не возникло ли после нынешних отставок чувство внутренней тревоги, что как-нибудь вечером может прозвучать печальный звонок из Кремля?

– Смена кадров – нормальная вещь, рано или поздно она должна произойти. Не может быть так, чтобы среди почти 90 губернаторов все одинаково хорошо работали. Лично я благодарен за то, что мне дали возможность так долго трудиться губернатором, поскольку за 5 лет невозможно было бы реализовать все задуманное. Конечно, можно по-разному оценивать деятельность моей команды за эти годы, по-разному интерпретировать статистику. Но на самой крупной российской купюре номиналом 5 тыс. руб. изображен именно Хабаровск, признанный самым благоустроенным городом России, а также мост через Амур, который построен руками хабаровчан. Такая форма признания нашего труда тоже дорогого стоит. Скажу, может быть, высокопарно, но это будет точно: мне сегодня не стыдно смотреть в глаза жителям нашего края.

– Но ведь за последние годы, если верить статистике и публикациям СМИ, из Хабаровского края уехали более 200 тыс. человек. А уезжают, как правило, не от хорошей жизни …

– Статистика – лукавая вещь, и недобросовестные СМИ могут по чьей-то доброй или недоброй воле с легкостью манипулировать цифрами. Но вы возьмите документы и посмотрите их комплексно. Важно ведь не только, какое количество людей уезжает, но и сколько к нам приезжают. Так вот, в январе–ноябре 2008 года, по данным территориального отделения Росстата, в край приехали на 617 человек больше, чем уехало, а в 2007 году – на 1644 больше. Получается не отток, а приток. Замечу, что во всех субъектах Дальневосточного федерального округа, за исключением Хабаровского края и Еврейской автономной области, зафиксирована чистая миграционная убыль населения. Люди же едут к нам в поисках лучшей доли, и мне понятно, что их привлекает в нашем крае. У нас по нарастающей развивается экономика, устойчиво улучшается положение дел в социальной сфере. Например, в 2008 году валовой региональный продукт вырос более чем на 20%. За последний год бюджет края составил 2,4 млрд. долларов, тогда как за все предшествующие ему десять лет – 11 млрд. долларов. Назову лишь несколько крупных реализованных проектов. Мы построили 1760 км дорог, аэропорт. В прошлом году совместно с компанией СУЭК сдали в эксплуатацию новый терминал для отгрузки угля, через который сейчас проходит 12 млн. тон в год, и в будущем эта цифра возрастет. На свои деньги построили и передали «Газпрому» опорную сеть газопроводов протяженностью 950 км.

– Промышленные объекты – это хорошо. Но состоятельность властей лучше всего определяет качество социальной сферы, а не только тонны и километры.

– Согласен. Все, что делается властями, должно так или иначе позитивно отражаться на людях. Вернусь к сети газопроводов. Эти самые километры позволили нам перевести снабжение со сжиженного газа на природный, а это в 3,3 раза дешевле. Социального жилья мы сдали 85 тыс. кв. м. Цена «квадрата» в прошлом году была зафиксирована на уровне 31 тыс.руб., скидка для молодежи – 60%, а участникам программы «Доступное жилье» – 15 %. В 2009 году мы планируем сдать один молодежный дом на 220 квартир, плюс по социальной ипотеке будет выделено 1000 квартир и порядка 60–80 квартир – по категории служебного жилья. Эти квартиры находятся в стадии строительства, и практически целиком доля правительства края в них уже оплачена. В прошлом году в Комсомольске-на-Амуре мы сдали диагностический центр и 64 служебные квартиры для врачей, чтобы к нам могли переехать квалифицированные специалисты из других регионов. Такой же лечебно-диагностический центр, оснащенный самой передовой медицинской техникой, построен в Хабаровске. Начал действовать новый акушерский корпус площадью 17500 кв. м в недавно открытом перинотальном центре. Строится центр сердечно-сосудистой хирургии. В результате, как я уже говорил, люди не уезжают из нашего края, а едут к нам. Кстати, среднемесячная начисленная заработная плата в Хабаровском крае составляет 19408 руб., в среднем по России – 17112 руб. Да, из-за кризиса безработица увеличилась примерно до 22 тыс. человек (около 1,6% населения). Но надо учесть, что существует почти 11 тыс. вакантных рабочих мест.

– Но вместе с тем, когда выезжаешь за город, бросается в глаза большое количество пустых деревенских домов. Не по себе становится, когда видишь такую картину…

– Процесс, к сожалению, закономерный. Причем он касается не только Хабаровского края, если вы отъедете от Москвы на 150–200 км – увидите такую же картину. Люди должны жить там, где есть работа. Как только в городах появляется доступное жилье, молодые люди сразу уезжают в город. В конце концов, именно для этого мы строим дороги в крае. Напомню: в регионе почти 11 тыс. вакансий. Старый советский подход, когда рядом с промышленным объектом сооружался целый город, нельзя назвать правильным. Например, во всем мире на Крайнем Севере работают вахтовым методом, и только у нас вокруг месторождения строят всю инфраструктуру – от детских садов до бассейнов. Нефть или газ закончились, и куда девать этот город, людей? Поэтому мы тоже перенимаем мировой опыт. Приведу для примера золотодобывающую артель «Амур». Они с успехом освоили вахтовый метод работы, люди вылетают на базу, трудятся там полгода, потом меняются. А когда разработка месторождения завершена, его покидают, перемещаясь к следующему. И в результате по северам не остается брошенных поселков с забытыми людьми, которым нечем себя занять. Вот это и есть хозяйский подход, который мы поддерживаем и развиваем.

– Получается, Хабаровский край – некий островок стабильности, который кризис не затронул…

– В открытом бушующем море тихих заводей не бывает. Нам пришлось сократить бюджет, но мы не урезали статьи на строительство, социальную сферу, зарплаты. Что будет дальше, предсказывать сложно. Многое будет зависеть от того, сдержит ли правительство свои обещания по финансированию федеральных программ. Но я убежден в том, что ни в коем случае нельзя идти на поводу некоторых чиновников, призывающих механически урезать бюджет. Нам ближе точка зрения первого вице-премьера Игоря Шувалова и помощника президента РФ Аркадия Дворковича, которые считают, что нужно оставить финансирование инфраструктурных проектов, которые могли бы вытянуть экономику во время спада. Это тот путь, по которому пошли многие страны, в том числе Китай.

– Насколько сильно у вас сократилось промышленное производство?

– Спад есть в лесном, металлургическом комплексе. Самая тяжелая ситуация – на оборонных предприятиях. Но, думаю, она выправится: президент и премьер-министр заявили, что оборонный заказ снижаться не будет. Это для нас чрезвычайно важно. Скажем, в Комсомольске-на-Амуре находится ОАО «КнААПО» – крупнейшее российское авиастроительное предприятие. Там разрабатывается истребитель пятого поколения, работают над новой моделью Су-35 и гражданским самолетом Superjet-100. Значительная часть продукции края идет на экспорт, поэтому наша экономика выправится, когда покупатели выйдут из кризиса и у них появятся деньги.

– В прессе появилась информация, что и у Хабаровского аэропорта могут возникнуть проблемы, а планируемый хаб могут перенести во Владивосток...

– Забирать хаб у нас просто неразумно. Еще с советских времен в Хабаровском аэропорту остались две полосы – одна длиной 3400 м, а другая 3800 м. Они позволяют принимать и «боинги», и даже многоразовые космические корабли. Таких полос в нашем регионе ни у кого нет и завтра не появится. Во-вторых, никуда не денется наше выгодное географическое положение, благодаря которому через нас идет мощный поток внутренних и зарубежных рейсов. Наши терминалы пропускают 1500 пассажиров внутренних линий в час и 400 пассажиров международных линий в час. Таких мощностей тоже ни у кого нет. Аэропорт после реконструкции соответствует лучшим мировым стандартам. Если начать строить аналогичную инфраструктуру во Владивостоке, то это потребует колоссальных затрат и времени, поэтому даже сама идея об этом лишена целесообразности.

– Недавно по Дальнему Востоку, и в том числе по Хабаровскому краю, прошла волна выступлений против повышения ввозных пошлин на иномарки. В этой ситуации вы на стороне федерального правительства или на стороне автолюбителей?

– Если вы думаете, что возмущаются те люди, которые раз в десять лет покупают подержанную иномарку, потому что она на 500 долларов дешевле, то вы ошибаетесь. Мы тщательно изучили ситуацию, и могу со всей ответственностью заявить – так называемые «массовые протесты» организованы спекулянтами, которые наживаются на транзите и перепродаже подержанных иномарок. Через Дальний Восток проходит 200 тыс. автомобилей в год, и лишь небольшая часть от этого потока остается у нас. Спекулянты теряют теневой бизнес, поэтому и возмущаются. Правительство страны это прекрасно понимает, и решение о зашите национального автопрома было абсолютно обоснованным. При этом следует понимать, что сегодня отечественный автопром – это не одни лишь «Жигули» да «Волги», но и собираемые в РФ иномарки. Так принято во всем мире. Например, много ли вы видели в соседней Японии поношенных немецких или американских машин? Или в Южной Корее? В США и Китае тоже немало автомобилей иностранных марок, но собраны они внутри страны, а значит – это рабочие места, это налоги, которые остаются внутри государства. Вот и мы намерены создавать на Дальнем Востоке сборочное производство, чтобы иномарки не гнали из Японии, а собирали у нас. От этого выиграют все, и прежде всего население.

– Но, может, вначале следовало построить эти заводы, а уж потом повышать пошлины? Зачем нужно было в разгар кризиса нагнетать ситуацию и обрекать людей на дополнительные расходы из-за роста цен на автомобили. Причем и отечественного производства. В результате акции протеста на Дальнем Востоке стали едва ли не регулярными. И уже не только по поводу пошлин.

– Кто стоит за организацией таких акций, я вам уже объяснил. Это никоим образом не связано с планами по строительству сборочного производства. Да и покупка машин в разгар кризиса тоже не самое первоочередное дело. А вот поддержка миллионов людей, работающих в отечественном автопроме и смежных с ним областях, в нынешних условиях более чем актуальна. Что же касается регулярных, как вы говорите, акций, то они не многочисленны. Ветераны и пенсионеры практически не участвуют в подобных мероприятиях. Последние несколько дней на митинги выходили около 150 человек благодаря объединенным усилиям КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Мы не препятствуем их проведению, давая людям возможность свободно высказаться. Мало того, должен сказать, что я совершенно открыт для тех, у кого назрели вопросы или претензии. Я ведь даже на работу частенько хожу пешком, и у людей есть возможность подойти ко мне со своими вопросами. Мы регулярно проводим открытые рабочие совещания, на которые тоже могут прийти хабаровчане со своим наболевшим. На местном телевидении есть регулярные программы, в которых я отвечаю на вопросы жителей нашего края. Одним словом, у людей нет нужды ходить на митинги, когда власть открыта для диалога.

– Сейчас идет армейская реформа. Сокращают количество высших армейских училищ, увольняют офицеров, прапорщиков. В вашем регионе много военных, что вы будете делать с безработной армией в Хабаровском крае?

– Я еще раз напомню, что в крае 11 тыс. вакансий. Мы готовы давать работу военным, их знания, опыт, квалификация и высокое чувство ответственности очень востребованы. На сегодняшний день наши военные предприятия остро нуждаются в мастерах, инженерах, в специалистах высокой квалификации. Судостроительный завод, например, получил заказ на так называемый «летучий корабль», то есть корабль на воздушной подушке, а сварщиков приходится набирать отовсюду – даже с Украины. Причем это профессия с весьма хорошей оплатой по хабаровским меркам. Кстати, благодаря армейской реформе у нас пополнился класс водителей общественного транспорта. Раньше там была брешь, а теперь на работу в транспортный сектор приходят уволенные в запас офицеры.

– Недавно депутаты краевого Заксобрания направили письмо в адрес премьер-министра России Владимира Путина с просьбой не повышать тарифы на электроэнергию. Таким образом местные депутаты решили защитить своих избирателей от подорожания?

– На самом деле, это письмо лишь обсуждалось и никуда не было направлено. Историю довольно сильно исказили в СМИ. Депутаты предлагали не снизить тарифы отдельно для нашего региона, а выравнять их по всей России. Приведу пример. В Москве не один десяток электростанций, но никто из жителей столицы даже не подозревает, что стоимость электричества, вырабатываемого этими станциями, – разная. Согласитесь, москвичи сразу бы вышли на митинг, если в Кузьминках за свет надо было бы платить два рубля, а в Бутово – 50 копеек. Другими словами, по Москве цены на электричество усредняют, выравнивают. То же самое делают в Европе. А почему по России тарифы не выравнены? Почему жители Камчатки должны по 4 рубля платить? Разве на Камчатке живет другой, не российский народ? И как вы собираетесь там развить экономику, если цены на электроэнергию неизбежно делают многие предприятия менее конкурентоспособными? Именно в этом был смысл идеи. Пока же мы выравниваем тарифы только у себя внутри региона.

– Реальна ли на Дальнем Востоке угроза азиатского «нашествия», ведь рабочие из Китая и Кореи уже живут здесь целыми деревнями?

– У нас в Хабаровский край приезжих всего около 10 тыс. человек, причем это не постоянные, а сезонные рабочие. Квота на привлечение трудовых мигрантов у нас до 35 тыс. человек, но мы никогда ее не используем полностью. При этом всего в крае проживают 1,405 млн. человек. Реальная угроза в другом, она вызвана низкими вывозными пошлинами на сырье. В результате китайцы строят деревообрабатывающие фабрики и нефтеперерабатывающие заводы около границы с Россией. Они снабжают их дешевым российским сырьем, перерабатывают и тут же продают нам по гораздо более высокой цене. В результате получается, что страны с правильным таможенным законодательством, например, Финляндия с одного куба древесины получают 236 долларов, а Россия – 46. Чтобы не допустить китайской промышленной экспансии, мы пытаемся привлекать в приграничную зону отечественные предприятия. Для этого освобождаем компании от налогов до тех пор, пока они не выйдут на окупаемость, но максимум на 3 года. За это нас часто критикует федеральный Минфин, который считает, что на этом мы теряем налоговые поступления. Но он забывает, что если б мы не снизили налоги, то компании к нам бы не пошли и никаких поступлений вообще бы не было. По этому принципу создавалась и Силиконовая долина в США, и свободные зоны в Китае. Не надо трогать предпринимателей, пока они не выйдут на прибыль!

– В 2001 году вы разработали программный документ «Стратегия развития России до 2010 года», альтернативный программе Германа Грефа. Но тогда приоритет отдали Грефу. Сейчас, накануне 2010 года, можно сказать, кто же был прав?

– Многие наши идеи из той программы были использованы. Например, мы утверждали, что главная цель – увеличить долю среднего класса, которого должно быть хотя бы 55% в 2010 году. Если добавить к этому 17–18% богатого населения, то останется 27–28% бедных людей, которым можно оказать помощь. Иначе государство просто не может помогать 85% населения. Средний класс – это люди со среднеевропейским стандартом уровня жизни. Чтобы довести его долю к 2010 году до 55%, необходимо удвоить ВВП (опять наша идея!). Механизм удвоения – государственно-частное партнерство. Это выражение сегодня тоже на слуху. Суть ГЧП в том, что государство создает инфраструктуру, бизнес вкладывает средства, а прибыль делится пополам.

– За последние годы Хабаровск заметно преобразился. Одних спортивных арен у вас больше, чем в любом центральном регионе. Это что, дань моде или стремление увлечь людей спортивным образом жизни. Сами вы, кстати, какой вид спорта или отдыха предпочитаете?

– У нас в крае спорт – это и мода, и образ жизни. Поэтому спортивные арены никогда не пустуют. Мало того, должен сказать, что ледовые арены для детей у нас бесплатны. И спортом они занимаются с удовольствием. Не случайно ведь наши команды играют в высших дивизионах, наши земляки стали олимпийскими чемпионами. А обладатель кубка Стэнли и уроженец нашего края Александр Могильный стал одной из самых ярких звезд мирового хоккея. Когда Саша приезжает из Майами в Хабаровск повидать родителей, мы с ним играем в хоккей на нашей арене, которую он очень высоко оценивает. Хоккей, это как раз тот вид спорта, который я предпочитаю, играя по два-три раза в неделю вечерами после работы. Это для меня лучший отдых. На рыбалку и охоту времени нет. В отпуск я не хожу, тружусь с восьми утра и до восьми вечера, но когда беру клюшку в руки и становлюсь на коньки, все проблемы и усталости уходят сами собой.


Справка «НИ»
Виктор Иванович ИШАЕВ (родился 16 апреля 1948 года в Кемеровской области) – известный политик и экономист. После службы в армии работал на предприятиях Хабаровского края, пройдя путь от рабочего до руководителя. С октября 1991 года бессменный губернатор Хабаровского края (в 2001 и 2007 гг. назначен президентскими указами, в 1996, 2000 и 2004 гг. выиграл губернаторское кресло на выборах). Академик РАН, доктор экономических наук, член Госсовета РФ, действительный член ряда российских и международных академий. Награжден семью орденами, в том числе «За заслуги перед Отечеством» 2, 3 и 4 степени. Женат, имеет сына и дочь, увлекается хоккеем.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 февраля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: