Главная / Газета 14 Августа 2008 г. 00:00 / Экономика

Болезнь роста

Бурное развитие экономики страны нередко вступает в противоречие с интересами конкретного человека

НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ

С апреля в Красногорском районе Подмосковья каждые 5–7 минут газовая котельная производит «залповые» выбросы дыма. Несмотря на протесты жителей, правительство Московской области утверждает, что беспокоиться не о чем. Это один из примеров сравнительно нового для России явления – быстрый экономический рост создает для граждан экологические проблемы.

Труба в Павшинской пойме обстреливает дымом окрестных жителей уже не первый месяц.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Труба в Павшинской пойме обстреливает дымом окрестных жителей уже не первый месяц.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Одновременно россияне начинают задумываться над качеством жизни и в массовом порядке препятствуют развитию той самой экономики, которая помогла им решить материальные проблемы и освободила время для борьбы за сохранность окружающей среды. «НИ» попытались разобраться, что сегодня важнее – экономика или экология.

«В зависимости от направления ветра дым сносится на митинские новостройки, крытый горнолыжный спуск или расположенное неподалеку правительство Московской области», – рассказал «НИ» житель столичного района Митино Роман Денисов. Областное министерство экологии в течение месяца рассматривало его обращение (хотя могло бы без подсказок увидеть черные клубы из своих окон) и в конце июля дало ответ. С одной стороны, «проведены замеры» и «превышения ПДК и ПДВ не выявлено», пишут чиновники. С другой стороны, за «нарушения природоохранного законодательства» на ООО «СтройСети» наложен штраф и «выдано предписание на устранение недостатков».

Согласитесь, звучит это странно, ведь если вредных выбросов нет, то за что штрафовать бизнесменов и какие недостатки устранять? Дальше – больше. Как указал в письме начальник управления госконтроля областного министерства экологии Александр Костиков, выбросы прекратятся, только когда к котельной будут подключены все потребители и ее переведут на газ. «Насколько я понимаю, только зимой агрегат достигнет проектной мощности. А пока, граждане, терпите и не мешайте нам работать», – резюмировал Роман Денисов.

И раньше россияне протестовали против загрязнения окружающей среды, но только последнее время эти протесты приняли массовый характер. В советские времена мнение граждан не очень волновало правительство, а в «лихие девяностые» люди были в основном озабочены выживанием. Природа же на время стала тогда чище сама собой – из-за остановки многих предприятий они перестали дымить и сбрасывать в реки отходы. Однако в «нулевые» новая капиталистическая экономика росла на 5–10% в год, а вот отношение к природе у бизнесменов осталось социалистическим. По оценкам экс-советника президента РФ по экономическим вопросам Андрея Илларионова, выбросы углекислого газа в России быстро увеличиваются и достигнут показателей 1990 года к 2010–2011 годам. Это может создать проблемы нашим предприятиям, ведь, подписав Киотский протокол, страна обязалась не превышать «советский» уровень загрязнений.

По данным ВЦИОМ, в апреле 2005 года экологическую катастрофу считали главной угрозой России 59% населения. Она вместе с упадком культуры и науки была на третьем месте после опасности резкого снижения уровня жизни (70%) и терактов (67%). Затем опасения почти всех угроз резко снизились, однако боязнь экологической катастрофы уменьшилась незначительно. В ноябре 2006 года она заняла первое место в рейтинге опасностей для страны (41%) и сохранила его в апреле 2008-го, однако опасения россиян возросли уже до 48%.

Граждане радуются строительству дорог и решению транспортной проблемы, новым домам, возрождению науки, экономики и ВПК. Однако когда все это начинает расти и возрождаться непосредственно под их окнами, взгляды резко меняются. Столкновения населения с властями и бизнесом на этой почве становится хронической болезнью России.

Так, в конце июля жители столичного района Бирюлево-Западное вышли на демонстрацию против строительства спорткомплекса на месте лужайки. Позавчера жители Нижнего Новгорода протестовали против строительства АЭС. Между тем бизнес уже не первый год просит власти решить энергетическую проблему, но все пути решения либо неспособны быстро дать большие мощности (установка энергосберегающего оборудования, альтернативная энергетика), либо вредят природе не меньше, чем АЭС (чадящие тепловые электростанции или ГЭС, затапливающие луга и леса).

С 2003 года жители Химок не могут договориться с местной администрацией о строительстве (или переносе) многополосного шоссе Москва – Петербург через местный лес. Как рассказала «НИ» представитель инициативной группы Евгения Чирикова, на сегодняшний момент власти посылают в лес археологов и геодезистов, а дежурящие местные жители находят их и выгоняют. Нечто похожее происходит с заводом «Салют», на который уже несколько лет жалуются москвичи. «Замеры шума во время испытаний авиадвигателей производились авторитетными организациями и никаких нарушений не выявили», – заявил «НИ» замруководителя отдела охраны окружающей среды «Салюта» Дмитрий Моисеев. Жалобщики, наоборот, фиксируют многочисленные нарушения и атакуют письмами Роспотребнадзор, прокуратуру и районную управу.

В ту же копилку фактов – продолжение истории московского района Бутово. В конце июля судебные приставы и ОМОН выселили жителей из очередного старого дома, который тут же снесли бульдозерами, чтобы возвести современный большой дом на месте одноэтажной постройки. Жители сопротивлялись – по их мнению, городские власти выделили им слишком маленькую денежную компенсацию. Наверняка, она могла бы быть больше, если бы в России действовал высокий налог на недвижимость, которая бы, в свою очередь, оценивалась по рыночной стоимости (как это принято на Западе). Однако эта реформа отложена Минфином, по крайней мере, до 2011 года.

Высокие налоги на недвижимость на Западе, помимо всего прочего, связаны с тем, что там гарантируется право собственности. Если вы купили особняк в Лондоне постройки 1850 года и платите за него большие налоги, то можете быть уверены: его не снесут. «В Москве идет интенсивное строительство, и государство не готово возмещать стоимость квартир в сносимых домах по рыночной стоимости. Как видим, в настоящий момент это невыгодно самому же государству, поэтому ожидать в России в ближайшее время высоких налогов на жилье не стоит», – пояснила «НИ» заведующая лабораторией Института экономики переходного периода Наталья Корниенко.

«Формально в России и на Западе для согласования интересов граждан, бизнеса и власти действует один и тот же механизм – публичные слушания, включающие не только собрания жителей, но также освещение проблемы в СМИ и учет предложений», – пояснил «НИ» замдиректора направления реформ в сфере недвижимости Института экономики города Леонид Бандорин. Конечно, власти не обязаны исполнять наказы жителей, поскольку они часто противоречивы – скажем, автомобилистам нужна парковка, а семьи с детьми хотят сохранить сквер.

«Чтобы научиться договариваться, а не ставить палаточные городки в знак протеста и разгонять митинги, должно пройти время. Гражданам надо выработать привычку ходить на слушания и высказывать аргументированные предложения, а властям –своевременно информировать людей», – говорит г-н Бандорин. Он приводит пример, когда цивилизованный метод сработал: коммерческая фирма пригласила независимых экспертов, объяснивших гражданам, что деревья в вырубаемом под строительство сквере больны некрозом. Когда люди осмотрели деревья и убедились, что в любом случае через 1–2 года их придется вырубить, протестов не возникло. Тем более что фирма взамен посадила рядом новый сквер, то есть произвела так называемое компенсационное озеленение.

Вместе с тем, отмечают эксперты, россияне обречены на ущемление своих прав и конфликт экономики с экологией до тех пор, пока экономика не перейдет из категории развивающихся в группу развитых.


В ГЕРМАНИИ ПОЧТИ ВСЕ РЕШАЕТ МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ
Немецкие коммуны пользуются настолько большим авторитетом и влиянием, что при решении даже самых больших государственных задач с ними считаются любые промышленные гиганты. Этому способствует и законодательная база ФРГ, наделившая местное самоуправление весьма серьезными полномочиями. Ведь именно за ними остается последнее слово при выделении большинства участков даже под крупное индустриальное строительство. Эта «горизонталь власти» вправе объявить тот либо иной подведомственный район зоной жилой застройки и наложить пятилетнее вето на продажу участка для каких-то иных целей. Сама же коммуна на весь этот срок сохраняет за собой право приоритетной покупки данной земли.
Именно поэтому под Мюнхеном, к примеру, вот уже не первый год идут напряженные разбирательства между генеральным подрядчиком из международного аэропорта и жителям крохотного пригорода. Суть конфликта проста – разрешенное поначалу строительство новой взлетно-посадочной полосы может нарушить покой полутора сотен граждан: лайнеры начнут взлетать и садиться прямо у них над головой. Состоялось уже несколько встреч населения Фрайзинга с руководством строительной фирмы и менеджерами одного из самых крупных аэропортов мира. Под угрозой суда предприниматели вынуждены отступать шаг за шагом. Уже принято несколько компромиссных решений, включающих, кроме всего прочего, дорогостоящее усиление шумозащиты частных строений за счет фирмы. Но все равно судьба всей стройки пока остается под большим вопросом.
Рядовые граждане с помощью референдума уже запретили в баварской столице запуск безумно дорогого «Трансрапида» – монорельсового поезда на магнитной подушке. Они резонно посчитали, что автобусов и двух линий скоростной электрички до аэропорта вполне достаточно. А казенные миллиарды, выделенные было на экзотичную новинку, вполне можно потратить и на другие городские нужды. Опять же на местном уровне, под давлением коммун, Мюнхен принял решение отказаться от строительства супермодерновых небоскребов, уродующих, по мнению населения, неповторимый облик древнего мегаполиса. Не менее красноречив пример с консервацией начавшейся было стройки цементного завода под Эссеном. Здесь тоже большой бизнес вынужден был уступить жителям маленького поселка, которые посчитали, что экологическая обстановка на их земле после ввода такого промышленного гиганта резко ухудшится.

Сергей ЗОЛОВКИН, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 14 августа 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: