Главная / Газета 7 Июля 2008 г. 00:00 / Экономика

Осетрина известной свежести

Столицу захлестнула волна фальсифицированных и контрабандных продуктов

МАЛИКА ТУРСУНХОДЖАЕВА

Заместитель руководителя столичного департамента потребительского рынка и услуг Анатолий Кочетков, ссылаясь на данные Роспотребнадзора, заявил, что более 40% продуктов питания, продаваемых в Москве, являются фальсифицированными и контрабандными. Для исправления ситуации на рынке он предложил ряд административных мер. Независимые эксперты подтверждают: в городской торговле продовольствием действительно далеко не все в порядке, однако отдавать решение проблемы только чиновникам опасно.

По словам Анатолия Кочеткова, чаще всего выявляются подделки растительного и сливочного масла, сгущенного молока, чая, кофе, минеральной воды, тушеной говядины, меда и кондитерских изделий. Для выхода из сложившейся ситуации он предложил восстановить институт товароведов, ужесточить государственный контроль качества продуктов питания, повысить штрафы за производство некачественного продовольствия, увеличить выпуск товаров по ГОСТам. Также, по его мнению, необходимо существенно увеличить размеры штрафов за обман покупателей, а именно – за заведомо ложную информацию о составе продукции на упаковке.

Особая тема – условия хранения продуктов, которые поступают в торговлю вполне доброкачественными. Так, в Восточном административном округе столицы в ходе плановых рейдов территориального отдела управления Роспотребнадзора по Москве было выявлено, что около половины проверенных молочных продуктов, продаваемых с прилавков, не соответствовали гигиеническим требованиям. Лидерами «черного списка» стали: творог (42,5%), творожные сырки (45,5%), творожная масса (42,1%), развесная сметана (33,3%). Впрочем, отравиться можно не только молочными продуктами. Гигиена оставляет желать лучшего при продаже шаурмы (40%), салатов (20%) и пирожных (18,8%).

Опрошенные «НИ» эксперты подтверждают, что в столичной торговле продовольствием действительно далеко не все ладно. При этом, отмечают они, необходимо различать разные виды нарушений. Во-первых, торговые точки нередко сами фасуют и маркируют продукты, подделывая данные о сроке их годности, и потребление таких товаров действительно становится опасным для здоровья. Во-вторых, дешевый товар выдается за более дорогой. К примеру, под видом сливочного масла продают маргарин, который отличается не только по цене, но и по качественным характеристикам. Это, собственно, и есть фальсификация.

В-третьих, зачастую некондиционный товар, не прошедший сертификации и не соответствующий санитарно-гигиеническим нормам, маркируют и продают под известным, но чужим брендом, нередко зарубежным. В этом случае уже можно говорить о контрабанде.

Что же до приведенных столичным чиновником пугающих цифр, то, как полагает председатель Союза потребителей России Петр Шелищ, они могут и не отражать реальной картины. Без малого половина контрафакта или фальсификата – это, по его словам, преувеличение. Данные, которыми оперируют чиновники, получены в результате точечных проверок, произведенных после полученных сигналов на местах, отмечает г-н Шелищ, поэтому переносить результаты подобных проверок на все товары некорректно.

По поводу предложенных мер у эксперта также есть сомнения. «В крупных гастрономах и супермаркетах всегда были, есть и будут товароведы. Если кто-то думает, что магазины не знают, чем торгуют, то они идеализируют ситуацию. Все прекрасно понимают, что продают фальсификат и контрафакт, но предпочитают не вмешиваться, потому что за это отвечает не товаровед, а сам производитель. А вот заставить владельцев небольших частных магазинов ввести дополнительную штатную единицу товароведа невозможно. Да и особого смысла в этом я не вижу. Во-первых, это будет обычная формальность, во-вторых, снова пострадает потребитель – цены в этих магазинах сразу же поднимутся. А оправдание всегда найдется – они вынуждены содержать лишнего сотрудника, не нужного им лично», – рассказал «НИ» г-н Шелищ.

По его словам, решить проблему можно только законодательно. «Будет действенно, если в законе закрепят обязательства торговых работников не принимать на реализацию некондиционный товар и сигнализировать в органы по надзору о производителях подобного товара», – заявил он. Впрочем, признал специалист, непонятно, кто в этом случае должен выступать надзорным органом. «К примеру, контрафакт непосредственно задевает интересы производителей – он снижает объемы их прибылей, заставляет тратить средства, предназначенные для инвестирования в производство, на постоянный ребрендинг, наконец, подрывает доверие покупателей. Поэтому ясно, что контроль должны осуществлять сами производители. А вот при фактах фальсификации нет конкретного субъекта, чьи права ущемляются», – отмечает Петр Шелищ.

Если все отдать только в руки государства, то встает другой больной для России вопрос: кто проведет грань между надзором и государственными поборами, отмечает эксперт. «Зачастую увеличение размеров штрафов приводит лишь к резкому росту объемов взяток, что опять-таки пагубно сказывается на благосостоянии потребителя, за счет которого у нас принято покрывать все расходы», – уверен г-н Шелищ.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: