Главная / Газета 2 Апреля 2008 г. 00:00 / Экономика

Равнение на середину

Чем российский средний класс принципиально отличается от европейского

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

В обсуждаемой сейчас «Концепции социально-экономического развития до 2020 года» определено, что доля среднего класса в стране составит к этому времени 60% населения. На днях эта планка была поднята уже до 70%. По замыслу властей, решение этой задачи, с одной стороны, реально повысит благосостояние населения, с другой – станет защитой общества от социальных потрясений.

В России считается, что лучше живет тот, кто больше потребляет.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
В России считается, что лучше живет тот, кто больше потребляет.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Независимые эксперты убеждены, что сделать это будет и легко, и сложно. Легко, потому что никто всерьез не задумывается о критериях, рассматривая исключительно потребительское поведение россиян. Сложно, потому что полноценный средний класс даже при идеальном развитии экономики не может составить у нас более 50% населения.

Первые исследования среднего класса в нашей стране начали проводить в конце 90-х годов компании, которые искали возможность что-либо продать на российском рынке. В те времена к этой категории относили людей, покупающих предметы обихода или бытовую технику не для замены вышедших из строя вещей, а в дополнение к уже существующим. Потом стало ясно, что только этим дело не ограничивается. Одновременно пришло понимание того, что западное представление о среднем классе совершенно не вписывается в нашу российскую действительность. А потому, в зависимости от того, кого куда приписывать, доля этой категории в нашей стране оценивается в диапазоне от нуля до 50%.

Первым критерием традиционно считается уровень доходов, который по определению должен быть средним. По данным Росстата, в феврале этого года средняя зарплата по стране составляла 15 214 руб., а средний доход на душу населения – 12 942 руб. В этих же пределах оценивают текущую нижнюю границу среднего класса и некоторые эксперты – 500 долларов на человека в месяц. Однако полтысячи «баксов» в Москве и глухой провинции – вещи абсолютно разные. В столице это «еле-еле», тогда как во многих регионах – хорошие деньги. Поэтому используется и другой подход – оценка уровня потребления.

Именно она поставлена во главу угла разработчиками «Концепции-2020» из МЭРТ. «Это не только доходы, но скорее стиль жизни, уровень потребления, обеспеченность какими-то показателями статуса среднего класса – автомобилем, недвижимостью. То есть это комплекс определений, которые приближают нашего человека к уровню и стилю жизни западного человека», – сообщил «НИ» советник главы Минэкономразвития Олег Фомичев. По его информации, критерию МЭРТ для среднего класса сейчас соответствует 20–25% населения России.

А вот руководитель отдела изучения доходов и потребления «Левада-Центра» Марина Красильникова считает, что прописанный властями средний класс таковым на деле не является: «Люди, которых у нас относят к среднему классу, не несут той ценностной ориентации и способа получения дохода как на Западе. Таких ценностей, как, например, свобода и равенство возможностей, у них нет», – сообщила «НИ» эксперт. – Условия вхождения в этот класс у нас не связаны с уровнем образования, социальным статусом. Поэтому группа, которую у нас записывают в средний класс, на деле называется среднедоходным населением», – пояснила эксперт. Она предлагает не относить к ней и тех, кто получает деньги у государства: госслужащих, бюджетников, работников государственных компаний, поскольку средний класс должен быть независим от государства в своих источниках доходов.

Наталья Тихонова, заведующая кафедрой социально-экономических систем и социальной политики Высшей школы экономики, также приводит отличные от правительственных критерии: уровень образования не ниже среднего специального, нефизический характер труда, доход или объем имущества не ниже среднего. По ее мнению, во главу угла должен ставиться не доход или потребление как таковые, а наличие капитала, экономического или человеческого, позволяющего этот доход получать: «Когда начались первые исследования этой группы в середине XIX века в США, то речь шла о людях, имеющих не просто доход, а профессиональный статус, который и обеспечивает этот доход. Если уборщице платить 1,5 тыс. долларов в месяц, то она не перейдет автоматически в средний класс, а станет просто высокооплачиваемой уборщицей», – сообщила «НИ» эксперт.

По оценке г-жи Тихоновой, в данный момент доля «середняков» в стране составляет максимум 30%. Три года назад было лишь 20%. Увеличение произошло за счет подтянувшихся бюджетников и уменьшения понижающей доли пенсионеров. Однако даже дальнейший подъем зарплат бюджетникам и увеличение пенсионного обеспечения позволит поднять средний класс лишь до уровня 35–38%, не выше. Чтобы шагнуть за 40%, необходимо серьезно реформировать экономику. Дело в том, что у нас просто нет достаточного количества высококвалифицированных рабочих мест, соответствующих уровню и понятию среднего класса. Не секрет, что многие люди с высшим образованием вынуждены идти на физическую работу или в торговлю, не найдя работу по специальности. И даже если они при этом зарабатывают не хуже, то все равно теряют возможность карьерного и профессионального роста, а значит, и статус принадлежности к среднему классу.

К работникам физического труда у нас сейчас относится каждый второй, а помимо них есть еще пенсионеры. Вот и получается, что доля среднего класса в России в принципе не может превысить 50%. «Если мы будем до 2020 года усиленными темпами развивать инновационный сектор, сферу услуг, экономику в целом, то максимум сможем достичь к 2020 году уровня 50%, хотя и это я считаю малореальным», – сообщила Наталья Тихонова.

Специалисты также отмечают: для выполнения задачи необходима не только структурная перестройка экономики, но и смена менталитета потенциальных кандидатов в этот класс. Ведь то же образование до недавних пор практически не рассматривалось в нашем обществе как инвестиции в будущий доход, а считалось, скорее, социо-культурной нормой для определенного слоя россиян. И показателем статуса человека до сих пор служит наличие определенного имущества. В результате складывается модель гипертрофированного товарного потребления за счет экономии на всем остальном, в том числе на инвестициях в профессиональное развитие, образовании детей. Это называется проеданием капитала и к формированию полноценного среднего класса отношения по большому счету вообще не имеет.

Ошибочным может быть и представление, что средний класс обязательно лоялен власти и служит ей опорой. «Понятие среднего класса слишком перегружено идеологически, – считает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. – Власть считает, что если мы будем иметь 60% среднего класса, все в стране станет замечательно, но может быть и совсем по-другому. Средний класс как хранитель стабильности и ценностей общества – это чушь, никакого социологического содержания здесь нет. Революционеры выходили именно из среднего класса», – отметил эксперт.


ДЛЯ ЯПОНЦА ГЛАВНОЕ – СОБСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ
Точных критериев среднего класса в Японии нет. Тем не менее к нему себя относят, в первую очередь, те, кто владеет домом или квартирой с несколькими комнатами и столовой. Также «середняк» должен быть способен содержать неработающую жену и двоих детей, для чего необходимо зарабатывать в месяц 5–10 тыс. долларов. Членство в деловом клубе, игра в гольф, посещение семейных ресторанов – также непременные атрибуты среднего класса.
Но самое главное – собственное жилье. Каждый японец мечтает стать владельцем двухэтажного домика с небольшим двором, в котором можно посадить сакуру или, в крайнем случае, выставить «бонсай» – карликовое дерево причудливой формы. Это самый трудный рубеж, который в нынешней Японии с ее дефицитом свободных земель удается преодолеть далеко не всем. Подступиться к этой цели можно при ежемесячном доходе в 3–4 тыс. долларов. Если взять кредит, лет через 15 упорного труда служащий средней компании может получить ключи от дома в часе езды от центра Токио и продолжать погашение займа.
Автомобиль и товары длительного пользования критериями принадлежности к среднему классу здесь не являются, поскольку они доступны любому работающему японцу благодаря тем же кредитам, которые выдаются под весьма скромные проценты. Брать взаймы люди не боятся – подспорьем для них являются полугодовые бонусы, в разы превышающие месячный заработок. Так, в прошлом году каждый работник концерна Toyota получил около 25 тыс. долларов в виде бонуса. Пожилым японцам помогает расплатиться с кредиторами традиционное выходное пособие. Например, достигшие пенсионного возраста (65 лет) в должности заведующего секцией или отделом средней компании могут при уходе «на заслуженный отдых» рассчитывать на получение до 200 тыс. долларов. А вот входящая в российский «джентльменский набор» среднего класса дача – в Японии прерогатива более зажиточной прослойки. Дом в горах или на побережье по карману только очень состоятельным людям.

Валерий АГАРКОВ, корреспондент ИТАР-ТАСС в Токио, специально для «НИ»


В ГЕРМАНИИ СРЕДНИЙ КЛАСС РЕДЕЕТ
Квалифицированные рабочие, учителя, медики, юристы, журналисты, государственные служащие, большинство владельцев точек питания и гостиничного сервиса в ФРГ гарантированно имеют ежемесячный доход не менее 2,2 тыс. евро на человека. После выплат налогов, возврата кредитов и страховых отчислений остается 1,8–1,6 тыс. По этому уровню и проходит водораздел между немецким средним классом и теми, кто, по высоким местным стандартам, вот-вот докатится до «порога бедности».
Этот порог начинается от 1,5 тыс. «грязными». И если количество «середняков» за последнее десятилетие снизилось с 62,3 до 54, 1% от всего занятого трудом населения, то масса «почти что бедняков» возросла на 5% и составила уже пятую часть всех работающих. Таковы свежие данные Немецкого института научных исследований, который в конце прошлого года провел очередное широкомасштабное социологическое исследование. Основная причина болезненного сокращения германского среднего класса сразу на 5 млн. человек кроется как в удорожании жизни, так и сокращении высокооплачиваемых профессий. Впрочем, одновременно количество тех, кто зарабатывает в год от 60 тыс. евро «чистыми» и выше, возросло почти на 7%. Общество отнеслось к этому без ревности, ведь в отличие от многих российских нуворишей, немецкие мультимиллионеры и миллиардеры источников своих прибылей практически никогда не скрывают, поскольку они, как правило, законны и прозрачны.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин


В ШВЕЦИИ ВРАЧИ НАЗЫВАЮТ СЕБЯ РАБОЧИМИ
Сам вопрос, существуют ли в Швеции классы и, если да, то где проходит граница между ними, приводит местных политиков и социологов в замешательство. Например, буржуазная умеренная партия, всегда считавшаяся бастионом «капиталистов», объявила себя партией новых рабочих. Основания для такого поворота были – ряд социологов уверяют: все, кто получают зарплату, относятся к рабочим. Такого же мнения о себе придерживаются и многие типичные представители среднего класса – врачи, учителя, чиновники. Разброд царит и на левом фланге шведской политики. Социалисты не знают, считать ли рабочими хорошо оплачиваемых, разъезжающих на шикарных авто ремесленников или к этой категории следует отнести менее обеспеченных представителей «интеллигентных» профессий.
Такая путаница возникла из-за общего высокого уровня жизни в стране и приблизительно равных доходов 80% населения. Средняя зарплата «чистыми» в Швеции составляет 1,5 тыс. евро, и по сути дела, все, кто достиг этой планки, могут считать себя представителями среднего класса. При этом опросы населения показывают: 90% шведов по-прежнему считают, что они живут в классовом обществе. Треть относит себя к рабочему классу, а чуть более 40% – к среднему. А линия раздела проходит не по уровню доходов, а по образованию, профессиональной принадлежности и стилю жизни. Люди с высшим образованием, посещающие в выходные театры, рестораны и читающие в свободное время книги, – средний класс. Любители спортивных состязаний, проводящие свободное время перед телевизором и пренебрегающие книгами – пролетарии.
Исследование, проведенное недавно консалтинговой компанией United Minds, показало: статус в шведском обществе дают, прежде всего, хорошее образование и интересная работа. Капитал оказался лишь на третьем месте. В первую десятку статусных качеств, которые, как считают скандинавские социологи, определяют принадлежность к среднему классу, попали знания иностранных языков, крепкая семья, помощь нуждающимся, возможность иметь много свободного времени. Россияне в этом же опросе оказались, по всем статьям, куда большими материалистами. Капитал у них занял второе место после интересной работы, а хорошее образование откатилось на четвертую позицию.
Довольно низкий уровень материальных запросов тех, кто считает себя представителями среднего класса, объясняется тем, что в шведском обществе базовые экономические проблемы уже решены. Люди со средней зарплатой могут купить себе в кредит квартиру или виллу, несколько раз в год выезжать за границу и регулярно менять машины бюджетного класса, которые тоже приобретаются в кредит. Увольнение с работы не означает краха – пособия по безработице высоки и выплачиваются на протяжении года – есть возможность найти новое занятие. Если кто-то тяжело заболел или стал инвалидом, государство обеспечивает его приличной пенсией и доплачивает за квартиру. В этой ситуации быть идеалистами и культивировать в себе «многогранную личность» не так уж и сложно.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм



ДЛЯ ГРУЗИИ КРИТЕРИЙ – УРОВЕНЬ ПОТРЕБЛЕНИЯ
Средний класс в Грузии еще не сформировался. Таков диагноз большинства местных экспертов. С ними соглашаются и политики, в том числе представители власти. Независимый аналитик, руководитель Центра общественных проектов Гия Хухашвили считает, что люди, которые по экономическим и социальным критериям могли бы относиться к среднему классу, пока образуют в грузинском обществе весьма тонкую прослойку. «Возможно, это около 5% общей численности населения страны, может быть, чуть больше», – рассказал он «НИ».
Специалист утверждает, что в прослойку относительно обеспеченных граждан страны входят люди с ежемесячным доходом от 1 до 2 тыс. долларов. По его мнению, основной характеристикой грузинского среднего класса является потребительское поведение. Поэтому главными его признаками считаются квартира, машина, полный холодильник качественной еды, возможность посещать рестораны, фитнес-клубы, отдыхать на родине или за рубежом, оплачивать учебу детей в частных школах и вузах. Об иных ценностях, в том числе уровне образования, культуры, степени экономической и политической свободы речи пока не идет.
Г-н Хухашвили объясняет это тем, что наличие или отсутствие полноценного среднего класса – проблема не только экономическая, но и политическая. «Дело в том, что средний класс состоит из свободных людей, независимых от властей. А такие люди быстро учатся самостоятельно думать, ими очень нелегко манипулировать, их сложно контролировать. Одна из главных ценностей для них – свобода выбора, а властям это совсем не нужно», – утверждает эксперт.

Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Опубликовано в номере «НИ» от 2 апреля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: