Главная / Газета 20 Сентября 2007 г. 00:00 / Экономика

Не пойман, но вор

Ужесточение наказаний за пиратство не улучшает ситуацию в сфере интеллектуальной собственности

ДМИТРИЙ МИГУНОВ, ПЕТР ГЕЛЬТИЩЕВ

В ближайший понедельник в Женеве начнется ежегодное заседание ассамблеи государств–членов Всемирной организации интеллектуальной собственности. Речь на нем пойдет, как всегда, о том, как эту собственность лучше защищать. Во всем мире наказания за пиратство ужесточаются, но уважения к чужим мозгам от этого не прибавляется. Появляется, по сути, альтернативный рынок, на котором никто не имеет никаких прав. В России за «кражу интеллекта» теперь тоже могут посадить на шесть лет. Теоретически. На практике же мало что изменилось. Между тем на РФ, как потенциального члена ВТО, устремлен особо пристальный взор международных организаций и зарубежных правительств.

Борьба за защиту авторских прав сводится у нас к разовым показательным акциям.<br>Фото: ИТАР–ТАСС
Борьба за защиту авторских прав сводится у нас к разовым показательным акциям.
Фото: ИТАР–ТАСС
shadow
Новый закон об авторском праве позволил карать нарушителей предельно жестко, допуская сроки до шести лет лишения свободы. Милиция и прокуратура принялись, как всегда, «решать проблему на местах». Нашумевшее дело директора школы Александра Поносова стало, судя по всему, лишь первой ласточкой в долгой череде подобных тяжб. Однако, как рассказал «НИ» Антон Серго, президент юридической фирмы «Интернет и Право», специализирующейся на подобных делах, жесткость борьбы с нарушениями копирайта вызвана самим состоянием российской правоохранительной системы. «Правила таковы, что, чем больше преступлений раскрыто, дел возбуждено и преступников наказано, тем большие они молодцы, – сообщил он. – Особенно после того как преступления против авторских прав были причислены к тяжким, рвение силовых структур серьезно увеличилось. Вот и ведется борьба, временами граничащая с маразмом».

Так, к примеру, в июне этого года Чкаловский районный суд Екатеринбурга приговорил к 6 месяцам лишения свободы условно 77-летнего Алексея С., установившего пиратские Adobe Photoshop и AutoDesk AutoCAD на нескольких компьютерах организации, где он работал и.о. главного инженера. И подобных случаев в последний год становится все больше. При этом ни милиция, ни суды к адекватной оценке такого рода нарушений сейчас просто не готовы. «В 90% случаев органы особо и не разбираются, кто прав, кто виноват», – говорит Антон Серго.

Ректор Российского государственного института интеллектуальной собственности Иван Близнец пояснил «НИ», что основной проблемой в области авторского права является не жесткость существующих юридических рамок, а соблюдение закона в этой сфере. «Сам закон об авторском праве вряд ли можно назвать жестким. Но на сегодняшний день правоохранительные органы не в полной мере следят за его исполнением», – посетовал эксперт. С ним соглашается и старший юрист юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнёры» Игорь Моцный. «Сегодня нарушение авторских прав перешло в разряд тяжких преступлений, но сколько бы мы ни увеличивали наказание, вряд ли что-то изменится к лучшему, пока не будет изменений в правоприменительной практике», – сообщил эксперт. По его мнению, вполне можно было бы обойтись и без ужесточения закона, если бы так не хромала российская правоприменительная практика.

Впрочем, пока в сравнении с иными развитыми в этом плане странами у нас просто-таки торжествует гуманизм. На Западе дают реальные сроки даже за некоммерческое пиратство. Так, в марте 2005 года студент Аризонского университета за скачивание нелицензионной музыки сел на три месяца, в придачу к трем годам «испытательного срока». Позднее стали наказывать и людей, пользующихся пиринговыми файлообменными сетями (то есть перекачивающих информацию напрямую друг от друга). Швед Андреас Бавер за такую практику тюрьмы, правда, избежал, но вынужден был заплатить 2 тыс. долларов. А вот жителю Гонконга 38-летнему Чань Най Мину повезло куда меньше – он, как и его американский товарищ по несчастью, «отдохнул» в исправительном учреждении все те же три месяца.

Счастье отечественных пользователей Сети, в подавляющем большинстве пиратствующих без всякого зазрения совести, заключается лишь в том, что у силовых ведомств до них просто не доходят руки. «У нас точно так же могут привлечь и посадить абсолютно любого человека, пользующегося пиратским контентом. Однако это в теории. На практике наши правоохранители – народ консервативный и пока еще толком не освоили методы борьбы с частным пользователем. Одно дело – устроить проверку фирме, другое – ходить по квартирам. Помимо того, что это сложно технически, на сегодняшний день крайне трудно подвести доказательную базу», – рассказывает г-н Серго. «Преследование отдельных нарушителей, которые, например, нелегально скачивают музыку из Интернета или покупают пиратский компакт- диск у метро, не очень эффективно, – соглашается с ним г-н Моцный. – Необходимо бороться с теми, кто создал для этого условия».

За рубежом война с пиратством, объявленная производителями ПО, медиа-индустрией и государством, уже натыкается на яростное сопротивление общественности. «Закручивание гаек» пришлось не по вкусу, например, французским общественным деятелям и музыкантам, которые даже написали петицию правительству в рамках кампании «Освободите музыку!». «Мы, как и по меньшей мере 8 млн. французов, скачиваем музыку из Интернета и являемся потенциальными преступниками. Мы требуем остановить эти идиотские уголовные преследования», – взывали они к руководству страны.

Как отмечают специалисты, вопрос поставлен совершенно адекватно. Законы – дело святое, и защищать права производителей и авторов необходимо. Однако что делать, если они не исполняются массово, постоянно и повсеместно? В тех же США, по словам Антона Серго, объем интеллектуального пиратства значительно превосходит официальные цифры и не сопоставим с российским. Проблема в том, что современные информационные технологии значительно опередили развитие правовой системы, которая все еще оперирует понятиями старины, пусть и не столь глубокой. Более того, правообладатели уже начинают опасаться самого явления технического прогресса. Владея авторским правом в течение долгого времени, они, по сути, тормозят развитие технологий, которые меняются несколько раз в год. Директор по интернет-праву Американской киноассоциации Геманшу Нигам не скрывает: «Наше настороженное отношение к технологии растет по мере ее развития».

«Законы должны учитывать особенности разных стран, – считает заведующий кафедрой прагматики культуры Высшей школы экономики Александр Долгин. – Это ненормально, когда один и тот же продукт в бедных и богатых государствах продается по одинаковой цене. Нынешняя борьба за авторское право привела к тому, что копирайт уже не только противоречит понятию культуры как общественного блага, но и напрямую нарушает права личности. Выигрывают от современной системы только монополисты, которые, зная, что законопослушному пользователю все равно не избежать покупки его продукции, могут заламывать за нее какие им угодно цены».

Полный лицензионный комплект Windows и вспомогательных программ Microsoft на сегодняшний день стоит несколько сотен долларов. Для человека, который столько же денег отдал за сам компьютер, такая цена представляется неприемлемой. И сколько тут с пиратством ни борись, пользователи у нас в стране все равно будут искать обходные пути. По словам Антона Серго, выход – в распространении доступного ПО. Собственно альтернативные условно-бесплатные программы, включая и операционные системы, сейчас уже существуют. И если давление на кошелек частного потребителя продолжится, они будут все более и более востребованными. «Здесь как с автомобилями – вся страна хочет ездить на «Мерседесах», но при этом понимает, что угонять чужие машины нельзя. Большинство пользуются тем же Word не более чем печатной машинкой, а в Photoshop проводят простейшие операции по редактированию фотографий и рисунков. Для них навороченный продукт совершенно не нужен, они вполне готовы ездить и на «Жигулях», – подчеркнул собеседник «НИ».

«Реальной альтернативой системе копирайта на сегодняшний день является ее противоположность – «копилефт», – рассказал «НИ» Александр Долгин. – Это вещь очень сложная и простая одновременно. Автор выкладывает свое произведение в открытый доступ, помечает его как свою интеллектуальную собственность и… разрешает любое копирование, в том числе и в коммерческих целях. При этом он рассчитывает на то, что пользователь пожертвует ему какую-то сумму в качестве вознаграждения». По словам г-на Долгина, такая «альтруистическая» система вполне работает в части создания как произведений искусства, так и программного обеспечения.

Игорь Моцный в свою очередь отметил, что речь при этом идет об альтернативной модели ведения бизнеса. «Все зависит от отношения автора к своим произведениям. Если он готов предоставить к этим материалам широкий доступ, то это его право», – пояснил юрист. Впрочем, добавил он, сегодня некоторые исполнители для продвижения и рекламы своего творчества на рынке предоставляют доступ лишь к части созданных материалов.


КАК СУДЯТ ПОХИТИТЕЛЕЙ ИНТЕЛЛЕКТА

17 сентября 2007 года Европейский суд первой инстанции признал законными штрафы в размере более 1 млрд. долларов, которые в 2004 и 2006 годах были наложены Еврокомиссией на американскую компанию Microsoft. В частности, европейцы требовали, чтобы производитель, занимающий в Старом Свете свыше 90–95% рынка программного обеспечения персональных компьютеров, предоставлял информацию о коде операционной системы Windows для разработки другими компаниями совместимых с ней приложений. Американцы отказываются это делать, считая свою продукцию исключительной интеллектуальной собственностью. В Европе же полагают, что монопольное положение Microsoft мешает развитию информационных технологий в Евросоюзе.
14 сентября Всемирный Совет по автоспорту признал конструкторов команды «Формулы-1» McLaren виновными в промышленном шпионаже и хищении интеллектуальной собственности команды Ferrari. McLaren оштрафовали на 100 млн. долларов и лишили очков в Кубке конструкторов.
В середине сентября 2007 года на Украине суд обязал телеканал «Тонис» выплатить 340 тыс. гривен (1,7 млн. руб.) студии «Пилот», которая посчитала, что телевизионщики воспользовались ее интеллектуальной собственностью, запустив у себя телепрограмму «Кунсткамера», концепцию которой в 2002 году «Пилот» разработал для другого канала.
В начале сентября арбитражный суд Челябинской области обязал частного предпринимателя Артема Яровикова выплатить ЗАО «Классик Компани» 70 тыс. руб. за продажу в принадлежащих ему палатках нелицензионных музыкальных дисков. В мае там же аналогичный иск был выигран против частного предпринимателя Александра Герберсгагена, в торговой точке которого продавались контрафактные диски. Тогда коммерсанта оштрафовали на 50 тыс. руб. Всего подобных исков Уральское фонографическое агентство возбудило только в этом году около двух сотен.
В конце августа в США суд принял решение закрыть для американских пользователей доступ к голландскому сайту TorrentSpy.com, который занимается распространением видео. По мнению истцов – Американской ассоциации кинопроизводителей – на сайте имелись ссылки на материалы, которые распространялись с использованием пиратской программы файлообмена.
21 августа в Китае шанхайский суд принял решение в пользу всемирно известного производителя спортивных товаров Nike Inc., оштрафовав две китайские компании, а также сеть розничных магазинов «Ашан» на 350 тыс. юаней (46 тыс. долл.). Китайские коммерсанты признаны виновными в незаконном использовании на своей обуви принадлежащего Nike логотипа Air Jordan, а «Ашан» – в торговле этой обувью по демпинговым ценам.
В середине августа арбитражный суд Иркутской области оштрафовал на 30 тыс. рублей одно из местных предприятий автосервиса, которое занималось импортом и реализацией запчастей под маркой Toyota. При этом у коммерсантов отсутствовало разрешение на использование товарного знака.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: