Главная / Газета 23 Августа 2007 г. 00:00 / Экономика

Базарный день

C вступлением в силу закона о розничных рынках ситуация в торговле никак не изменилась

АНДРЕЙ ДОЛГИХ, ПЕТР ГЕЛЬТИЩЕВ

Скоро месяц, как страна живет по новому «рыночному» закону. С 1 августа должен был ужесточиться порядок торговли на всех розничных рынках России. По наблюдениям корреспондентов «Новых Известий», именно порядка-то больше и не стало. В столице в самых злачных базарных местах все по-прежнему: кассовых аппаратов нет и в помине, зато никуда не делась антисанитария.

Вчерашние «толкучки» именуются сегодня торговыми комплексами, но порядка это не добавляет.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Вчерашние «толкучки» именуются сегодня торговыми комплексами, но порядка это не добавляет.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
А в регионах новые правила зачастую попросту некому выполнять: прописанные в законе управляющие компании так и остались на бумаге. Чтобы создавать их, нет ни желающих, ни денег. Поэтому старые грязные базары переименовываются в торговые комплексы и сезонные ярмарки – по отчетам все в порядке.

По федеральному закону № 271 к 1 августа 2007 года все рынки страны должны были пройти обязательную перерегистрацию. Для законной хозяйственной деятельности они обязаны были заключить договор с управляющей компанией, обзавестись паспортом безопасности, реестром продавцов и заключенных с ними договоров о предоставлении мест. Без контрольно-кассовой техники торговать категорически запрещено. Ко всему прочему каждый продавец должен получить личную идентификационную карточку.

Провинция без базаров прожить вообще не может. Богатой Москве без них тоже пришлось бы туго. По данным социологов, 48% жителей столицы регулярно совершают покупки на продовольственно-вещевых рынках. Столичные власти к базарам относятся, мягко говоря, без пиетета. Особенно к вещевым. От них московское правительство, похоже, твердо намерено избавиться. Еще весной Юрий Лужков заявил, что город хочет со временем перенести торговлю одеждой с рынков в крупные торговые комплексы. «Цивилизованная торговля в магазинах исключит продажу контрафактных товаров, а также позволит увеличить налоговые поступления в городской бюджет. Рынки, кроме негатива, ничего не несут. У вещевых рынков не должно быть перспектив», – заявил мэр.

«Какой закон? Купи джинсы!»

В период с 1 июля по 31 декабря 2007 года из 102 действующих в Москве рынков 18 должны быть закрыты. Первым в «черном списке» значится Черкизовский рынок, который уже должен поэтапно ликвидироваться. На его месте предполагается строительство крупного жилого комплекса и спортивных объектов. Тем не менее ситуация там вполне спокойная. В администрации рынка, что у станции метро «Черкизовская», корреспонденту «НИ» радостно сообщили, что в немилость к столичному руководству попали вовсе не они: «У нас все в порядке. Это тех, что через мост, закрывают».

Сразу оговоримся, что торговля по обе стороны моста мало чем отличается: то же отсутствие кассовых аппаратов, та же антисанитария, те же нелегальные по новым законам работники. Ни о каком соблюдении пожарных норм речи здесь тоже не идет. Раскаленные от жары ветхие пластиковые тенты до верха увешены товарами «со скидкой», как их называют продавцы. Неподалеку под палящим солнцем торгуют шаурмой из грязного лотка, расположенного рядом с туалетной кабинкой. По другую сторону моста администрация всего этого праздника торговли укрылась за железной дверью. Только через домофон корреспонденту «НИ» сообщили, что у них «все, как раньше».

С продавцами о соблюдении новых правил разговаривать еще сложнее. Большинство просто не понимают, о чем идет речь, поскольку испытывают явные лингвистические трудности. А когда все-таки «доходит», предпочитают сменить тему: «Какой закон? Купи лучше джинсы!»

Все в комплексе

На Митинском радиорынке, который теперь гордо именуется торговым комплексом, больших изменений тоже не видно. Впрочем, большая часть необходимой по закону информации (схема расположения мест, перечень льготников, порядок предоставления торговых площадей, прейскурант на торговые места) наличествует. Только на вывеске рынка вместо наименования управляющей компании – сухое, но емкое слово «дирекция» и соответствующий телефон. Узнать у «дирекции», в какой мере она обеспечивает новые порядки, оказалось проблематично. Диспетчер, разгонявший через громкоговоритель автомобили у парковки, сообщил, что «вся администрация уехала на совещание», которое носит, видимо, хронический характер.

В дальнем конце, у парковки, на старых металлических столах, неспешно идет торговля б/у-радиодеталями и аппаратурой, причем без намека на кассовые аппараты. Сидящие на табуретках на каждом углу активные молодые люди расплачиваются с покупателями всевозможной электронной мелочевки, бойко отсчитывая наличность из напоясных сумок. «О новом законе мы слышали, но на рынке особого беспокойства по этому поводу нет, – поделился наблюдениями Игорь, торгующий сотовыми телефонами. – Договоры аренды заключили давно, карточки продавца нам выдали как раз 1 августа. А вообще никто из нас не дергается. Хотя далеко не все палатки имеют необходимые документы для торговли и кассовые аппараты. Разрешения пожарных, санитарные заключения у большинства пока не собраны».

На рынке у станции метро «Битцевский парк», где в павильонах торгуют всем, чем угодно, а на улице – только овощами, фруктами и зеленью, заметить что-то новое тоже не удалось. «Что изменилось? Да ничего! – говорит с сильным кавказским акцентом продавщица, представившаяся «просто Марией». – Как трясли нас, так и трясут, хотя документы все в порядке. Пару недель назад два дня почти никто не работал – проверка была. Не знаю, что нашли, но сегодня все опять на своих местах. Надоело уже со всеми договариваться».

Революция вместо эволюции

Последствия вступившего в силу закона аналитики потребительского рынка оценивают без энтузиазма. «В целом нас ждут рост цен и снижение предпринимательской активности. Решения этого года относительно розничной торговли уже повлияли на инфляцию, – рассказал «НИ» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. – Июньский и июльский скачки цен на овощи и фрукты были вызваны запретом на торговлю иностранным гражданам. А новый закон еще больше усугубит ситуацию на потребительском рынке. Плата за аренду торговых площадей вырастет, что, несомненно, скажется на инфляции. Добавлю, что новый закон сильно ударит по продавцам, многие просто не в силах оплачивать возросшие издержки и уйдут из торговли. В какой-то мере это коснется и мелких производителей, у которых сократится рынок сбыта». В целом г-н Янин считает, что решение о сокращении числа рынков было не совсем оправдано. По его мнению, рынки эволюционировали, а правительство устроило революцию, которая не может сказаться на экономике положительно.




Смоленск надеется на административный ресурс
На территории Смоленской области сейчас насчитывается 55 розничных рынков. В начале года главы местного самоуправления обязались довести их число до 77. Однако вскоре оказалось, что сделать это невозможно – к концу прошлой недели начался процесс создания лишь 23 управляющих компаний. Только четыре из них успели обратиться в областное управление Роспотребнадзора за необходимыми согласованиями. В районах, как оказалось, просто нет предпринимателей, готовых взять на себя расходы по приведению розничных рынков в соответствие с требованиями федерального закона. Поэтому в 20 из них никакая работа в этом направлении даже не начиналась.
«Есть предприниматели – владельцы рынков, как они себя называют, которые говорят, что им проще закрыть рынок, чем выполнить все предъявляемые требования», – рассказал «НИ» начальник областного управления торговли, малого бизнеса и лицензирования Владимир Мальцев. По его словам, администрация больше озабочена не проблемой обеспечения населения товарами – их хватает и в магазинах, а тем, что на розничных рынках работало 30 тыс. смолян, которые в случае закрытия этих «точек» могут остаться без работы.
«Сейчас мы говорим хозяевам: прибыль, которую вы получали долгие годы, должна быть направлена на то, чтобы привести рынок в соответствие с требованиями федерального закона», – продолжает г-н Мальцев. Он обещает, что те, кто этих советов не услышит, «уже в ближайшее время почувствуют на себе всю тяжесть административного ресурса». Чиновник продемонстрировал правительственные телеграммы, которые предписывают ему ежедневно докладывать в Минэкономразвития о ситуации, складывающейся вокруг розничных рынков: сколько закрыто, сколько соответствуют требованиям закона.
Можно было бы и обойти проблему, назвав те же рынки торговыми комплексами, центрами или ярмарками выходного дня – для управления ими создавать УК не нужно. Но вот беда: если глава муниципального образования внес ту или иную территорию в областной план в качестве будущего розничного рынка, использовать ее в других целях нельзя.
Основная проблема при организации УК состоит в том, что предприниматели не могут договориться друг с другом. Чтобы создать уставной капитал, нужно согласовать, какой вклад внесет тот или иной бизнесмен, в какой форме – денежной или имущественной, кто будет директором. А если заинтересованных лиц больше полусотни, то каждый тянет одеяло на себя.

Дмитрий МЕЛЬНИКОВ, Смоленск

На Ставрополье пока меняют вывески
Проблема «стихийных» рынков до сих пор весьма остро стоит для Ставрополья. А все потому, что в крае просто-напросто нет частных структур, которые были бы готовы выступить в качестве управляющих компаний, способных грамотно и эффективно разрешить ситуацию и взять ее под свой контроль.
Вот показательный пример. В самом центре Буденновска новенькие торговые постройки перемежаются пестрыми самодельными палатками, сооруженными буквально из подручных материалов. Во второй половине дня, когда потребительский ажиотаж стихает и рынок пустеет, на их месте остаются горы мусора. Торжище не соответствует ни одному из требований безопасности и санитарно-эпидемиологических норм.
С 1 августа этот рынок под названием «Октябрьский», как и все торговые точки, которые не были приведены в порядок, должен был прекратить деятельность. Однако договориться со «стихийными» коммерсантами местным властям не удалось – торговцы не пожелали покидать насиженные места. Тогда мэр Буденновска Александр Юрченко «решил вопрос», ничего не сделав: он распорядился переквалифицировать базар в сезонную ярмарку, которая будет работать до конца октября. А за это время муниципалитет решит еще один вопрос – о строительстве нового торгового павильона.
Местный фермер Сергей Абрамцев признался «НИ», что не верит в успех этой затеи: «Мне-то лично это зачем? Заехать на рынок – было и есть – 500 руб., место в день – 250, весы и анализы – по 30. А тут еще и за аренду надо будет платить? Нет уж, как продавал картошку с машины, так и дальше буду. Другие фермеры в такой «помощи» тоже не нуждаются».

Артур ИНДЖИЕВ, Ставропольский край

В Петербурге торгуют грузчики
Введение с 1 августа нового закона внешне на питерских рынках практически не отразилось. К весеннему изгнанию мигрантов из-за прилавков все уже давно приспособились: иностранные граждане обзавелись разрешениями на работу, поменяли статус и сплошь числятся помощниками грузчиков и разнорабочими, а де-факто продолжают торговать фруктами и овощами. Благодаря этой нехитрой тактике продовольственные рынки, опустевшие было минувшей весной на 30–40%, к лету от потерь оправились.
Несмотря на строгие предписания городских властей запретить стихийную торговлю цветами, овощами и ягодами у станций метро, в каждом районе Петербурга такие «ящичные» мини-рынки продолжают процветать. На коробках, а зачастую и просто на газетках и клеенках, расстеленных на грязном асфальте, вдоль пешеходной тропы раскладываются корзинки с огурцами, банки с ягодами, кучки грибов. Народ охотно берет «экологически чистую продукцию», похоже, даже не задумываясь о ее происхождении.
Власти продолжают бороться с этим, но без особого успеха. Характерную сцену корреспондент «НИ» наблюдала вечером у станции метро «Озерки»: двое милиционеров (одна из них крепкая молодая дама) составляли протокол изъятия овощей у троих пожилых людей. «Я не успела приехать пораньше, а в этот час милиция ходит, проверяет», – пожаловалась пенсионерка Мария Александровна, у которой изъяли три кабачка и банку черники. Она живет в пригороде, в десяти минутах езды на электричке, и считает, что тащить на рынок через весь город ее товар глупо. Неудача ее не смущает – завтра она опять привезет поспевшие кабачки и встанет с ними у метро.

Наталья ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

Кубань без базара не останется
20 августа на совещании в кубанской администрации первый вице-губернатор Александр Ремезков сообщил, что более 80 розничных рынков Краснодарского края не получили разрешения на торговлю. На 40% обследованных рынков отсутствуют паспорта безопасности, на 60% не ведутся реестры продавцов и договоров, у 80% нет схем размещения торговых мест и карточек продавцов.
Поднять упавшие «базарные знамена», особенно в районных центрах, сразу же нашлось много желающих. Рынки на Кубани традиционно считаются лакомым местечком, да и в шкале ценностей жителей этого региона торговля традиционно занимает престижное место. В рыночную (в самом прямом смысле этого слова) экономику вовлечено 80 тыс. жителей. Это не считая стихийных базарчиков вдоль автотрасс. Рынки, как правило, контролируют люди, близкие к местным главам администраций, – родня, кумовья, друзья. Поэтому закрытые «точки», по всей видимости, скоро вновь откроются, но уже с новыми хозяевами. Естественно, что все дополнительные расходы управляющие компании отобьют за счет продавцов, а те, в свою очередь, просто-напросто поднимут цены.

Сергей ПЕРОВ, Краснодар

В Рязани торговцы выходят на митинг
В понедельник, 20 августа, напротив здания мэрии Рязани прошел пикет, в котором приняли участие около 150 человек. Пикетчики скандировали лозунги: «Рынкам и социальным ценам на товар – да!», «Остановите вымирание народа!». Это уже вторая «рыночная» акция за последнее время. В конце мая с плакатами «Рынки – наши рабочие места!» у здания областного правительства собралось около 700 человек.
Тогда местные чиновники, по сути, объявили рынкам войну. Как заявил начальник регионального управления экономического развития и торговли Олег Коршунов, из 29 рынков областного центра только 9 оборудованы в соответствии с новыми требованиями закона. На остальных не соблюдаются санитарные и противопожарные нормы, отсутствуют холодильные установки, ветеринарные лаборатории, канализация и водоснабжение. По закону такие рынки подлежат закрытию. Это заявление вызвало сначала панику, а потом и публичный протест торговцев.
Чиновники не то чтобы пошли на попятную, но позицию смягчили. Были созданы Рязанский областной координационный совет по реализации закона, а при главе администрации города – межведомственная комиссия. Появилась схема размещения рынков на территории областного центра, в которую предварительно вошли 10 «точек», в том числе рынок сельскохозяйственной продукции, которого в Рязани нет. Такая же схема была создана и в масштабах области. Власти уверяют, что теперь появятся новые рабочие места.
Однако предпринимателям такие прогнозы оптимизма не прибавляют. Их волнует не светлое будущее, а неопределенное настоящее, в котором рынки остаются под угрозой закрытия. Один из ярких примеров – рынок на Малом шоссе, около вокзала Рязань-1. На его месте по плану должна появиться аллея. Директор рынка «Привокзальный» Игорь Копылов уверяет, что по закону эта «точка» имеют право существовать до 2010 года. У администрации иное мнение. Так что в рыночных спорах в Рязани точка будет поставлена, судя по всему, еще нескоро.

Зоя МОЗАЛЕВА, Рязань

В Приморье без китайцев не будет торговли
Рынки в Приморье – это территория бюджетников и пенсионеров. Здесь они и работают, и продают, и покупают. Отечественных производителей, о которых пекутся авторы «рыночного» закона, здесь почти не осталось. Продукция дальневосточных фермеров никак не может конкурировать с китайской: местные овощи, которые в 5–10 раз дороже привозных, можно есть только из патриотических соображений.
В рыночной реформе приморцев больше всего волнует то, что базары должны перейти в капитальные строения. Причем не к 2012 году, а, по мнению руководителя департамента лицензирования администрации Приморского края Леонида Бельтюкова, уже года через два-три. Китайцы туда не пойдут – закон запрещает им торговать. Хотя официально их уже нет, но они все равно доставляют товар, помогают его реализовать.
«Для Уссурийска китайские рынки – это целая инфраструктура бизнеса, которая дает городу тысячи рабочих мест и 48–50 млн. руб. налоговых отчислений ежегодно, – рассказал «НИ» управляющий рынком «Уссури Центр» Сергей Симаков. – Новый закон убрал иностранцев с рынка, поэтому теперь торговцы будут ездить не в Уссурийск, а в китайские приграничные города. Там сегодня как раз два огромных торговых центра простаивают. Вот они и получат приток клиентуры». Он считает, что российский бизнес не сможет заменить китайский.
В Дальнегорске ни один из четырех городских рынков не может претендовать на статус торговой зоны. Нигде не выполняются все 24 требования, прописанные в федеральном законе. Подобная ситуация сложилась во многих городах Приморья, поэтому краевой департамент лицензирования и регулирования отношений в сфере потребительского рынка принял решение продлить срок приведения рынков в соответствие требованиям до 31 декабря 2007 года.

Дмитрий КЛИМОВ, Владивосток

Опубликовано в номере «НИ» от 23 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: