Главная / Газета 22 Августа 2007 г. 00:00 / Экономика

Воспоминания о ваучере

Большинство россиян называют приватизацию 90-х годов показухой

НАТАЛЬЯ КУКЛИНА

К 15-летию российской «ваучеризации» Аналитический центр Юрия Левады спросил граждан, как они относятся к памятным приватизационным чекам. Сегодня 68% участников опроса считают их «показухой», и лишь 4% верят до сих пор, что выпуск ваучеров был попыткой государства оказать людям материальную поддержку.

shadow
Государственная программа приватизации была утверждена правительством РФ 15 лет назад. Спустя два месяца в стране появились ваучеры – приватизационные чеки номиналом 10 тыс. руб. Инициаторы реформы уверяли, что на ваучер можно будет купить два автомобиля «Волга». И, как показывают исследования «Левада-Центр», люди в это в общем-то поверили. Четверть опрошенных в 1992 году рассчитывали, что цена приватизационного чека будет постоянно повышаться. А на вопрос, не стоит ли его продать, 72% ответили: «Лучше не спешить».

Что было дальше, всем известно. Однако говорить, что все проиграли, неправильно. Выиграли те немногие, кому удалось обменять ваучеры на акции наиболее перспективных российских предприятий. Например, акции «Норильского никеля», полученные в 1994 году за один чек, сейчас можно продать примерно за 650 долларов, «Сургутнефтегаза» – за 100 «зеленых». Однако большинство таких перспектив не ожидали, а потому ваучеры просто продали. Отсюда и отношение к ним. Сегодня 68% россиян называют идею с ваучерами «показухой». 13% продолжают верить, что это был «шаг к тому, чтобы каждый человек мог стать собственником». 4% полагают, что чеки – это попытка правительства оказать людям материальную поддержку.

shadow Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, работавший в правительстве в годы приватизации и ставший в 1994 году министром экономики, прокомментировал «НИ» результаты опроса так: «Люди рассчитывали, что за счет ваучеров можно будет обогатиться, что, если делят государственную собственность, то им должен достаться от нее кусок, но это была иллюзия. В стране не было зрелой финансовой структуры. Тогда у людей не было ни малейшего представления об акциях и облигациях». Сам он отдал свой ваучер родственнице. «Не знаю, что она с ним сделала. Если бы мне сейчас нужно было как-то им распорядиться, то я бы вложил свой чек в паевой фонд. Но те чековые фонды, которые существовали в начале 90-х годов, вкладывали деньги в предприятия, не приносившие прибыль. Выиграли те немногие, которые скупали ваучеры, меняли их на акции и становились предпринимателями первой волны», – рассказал г-н Ясин. В то же время эксперт убежден, что пересматривать итоги приватизации все равно нельзя. «Главная задача – превращение экономики в рыночную и создание частного сектора – была выполнена», – считает он.

По-иному оценивает ситуацию заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин. Он убежден, что приватизация выполнила лишь одну задачу – она разрушила старую систему. По его словам, правительство в то время мало заботилось о том, чтобы реформы были экономически эффективны и социально оправданны, его больше интересовало скорейшее разрушение старого. Экономист считает, что провести приватизацию можно было и экономически эффективным способом, но на это потребовалось бы гораздо больше времени. «Например, в Китае, правительство, решая те же проблемы, пошло не путем раздачи государственной собственности, а путем создания и роста «снизу» частных предприятий, которые постепенно вытеснили государственные за счет более высокой эффективности производства», – рассказал г-н Сорокин.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: