Главная / Газета 24 Июля 2007 г. 00:00 / Экономика

Вскрыли гены

Россияне заплатят большую цену за информацию о том, какие именно продукты они едят

НАТАЛЬЯ КУКЛИНА, АЛЕКСЕЙ БЕЕВ

Вчера глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко подписал постановление, согласно которому с 1 сентября 2007 года все продукты, содержащие более 0,9% генно-модифицированных организмов (ГМО), должны иметь специальную маркировку. Московские власти уже грозятся подавать на тех, кто не маркирует продукты с ГМО, заявление в прокуратуру по статье «мошенничество». Так надо помечать или нет? В обществе пока нет однозначного ответа на этот вопрос.

Многие ученые полагают, что бояться надо не генетически модифицированных продуктов, а пестицидов.<br>Фото: АР
Многие ученые полагают, что бояться надо не генетически модифицированных продуктов, а пестицидов.
Фото: АР
shadow
Ученые уверяют, что генетически измененная продукция может быть даже полезнее обычной, производители также пожимают плечами, но экологи настаивают на праве знать, что мы едим. И только потребителям все равно – лишь бы продукты из-за маркировки не подорожали. А это как раз и произойдет.

Сегодня в маркировке нуждаются лишь товары с содержанием ГМО более 5%, но, как правило, этой пометки нигде нет. Но дело все же сдвигается с мертвой точки: с 1 июля в Москве заработали 15 новых лабораторий, которые созданы в рамках программы столичного правительства по добровольной маркировке продуктов питания, не содержащих ГМО.

Предприятие, желающее получить специальную марку в виде зеленого кружка с надписью «Не содержит ГМО!», должно за свой счет провести исследование образцов продукции в такой лаборатории. Цена услуги – около 3,5 тыс. рублей. Если в лабораториях не обнаружат ГМО, предприятия получат право маркировать проверенные продукты специальными значками, которые ему выдадут московские чиновники. Как рассказал «НИ» Валерий Шатилов, начальник управления организации и координации продовольственной торговли департамента потребительского рынка, «около 100 предприятий выразили желание провести такую проверку своей продукции».

При этом г-н Шатилов обещает увеличить количество проверок продуктов на ГМО независимо от того, есть на них специальная маркировка или нет. Названия предприятий, в продуктах питания которых, вопреки соответствующей маркировке, обнаружены ГМО, будут вывешивать на сайте департамента. Более того, замруководителя этого ведомства Анатолий Кочетков заявил, что данные о таких производителях будут передаваться в прокуратуру, чтобы против них возбуждали уголовные дела по факту мошенничества.

Эксперты не приветствуют принудительных мер. Так, руководитель генетической программы «Гринпис России» Наталья Олефиренко считает, что необходимо усилить контроль за продукцией, содержащей ГМО, но она опасается того, что правительственная программа не будет организована должным образом. Как рассказала эксперт «НИ», во-первых, выбранный метод тестирования продуктов не прошел проверку на международном рынке, во-вторых, поголовная проверка всех без исключения компаний может привести к обрушению рынка продовольственных товаров. «Изначальной целью программы было, наоборот, поддержать компании, которые хотят развивать свой бизнес без распространения трансгенов и добровольно пытаются акцентировать на этом внимание потребителей», – пояснила эксперт.

Те же опасения высказал «НИ» и председатель Союза потребителей России Петр Шелищ: «Добровольная сертификация вряд ли может вызвать у кого-нибудь возражения. Главное, чтобы она не превратилась в добровольно-принудительную».

Более того, г-н Шелищ не уверен, так ли вредна продукция с ГМО, как об этом говорят экологи: «Генная модификация позволяет минимизировать применение вредных химикатов для защиты растений, в которых содержатся пестициды, гербициды и нитраты. Если вопрос о безопасности ГМО до конца не решен и пока нет никаких доказательств того, что трансгены как-то негативно влияют на здоровье людей, то вред от пестицидов и гербицидов совершенно очевиден и не вызывает ни у кого никаких сомнений», – утверждает он. По его словам, эта тема о вреде ГМО в значительной степени подогревается и раскручивается транс-национальными корпорациями, производящими и зарабатывающими миллиарды на химических средствах защиты растений».

А вот в НИИ питания РАМН и вовсе уверены, что ГМО абсолютно безопасны для человека, а «добровольная» маркировка продукции приведет только к ее подорожанию, так как анализ одной партии стоит порядка 3,5 тыс. руб. При этом в НИИ признают право россиян знать, какую пищу они покупают. Как сообщил «НИ» замдиректора Института питания Минкаил Гаппаров, «это личное дело каждого – употреблять продукты с ГМО или без, поэтому я все же приветствую введение маркировки.

Поддерживает идею введения маркировки и член-корреспондент РАН, председатель фракции Зеленая Россия Алексей Яблоков, хотя и у него совсем иные данные об их опасности: «Все независимые исследования показали, что постоянное потребление ГМО очень опасно. Оно изменяет внутренние органы, у крыс и мышей, например, оно приводит к ожирению, к изменению гормонального баланса. Это все показано на лабораторных животных. Поэтому эта норма московского правительства очень и очень правильна», – уверен академик.

Что же касается самих участников рынка, то они не понимают, зачем столичному правительству понадобилось вводить сертификацию продуктов на местном уровне, когда федеральное законодательство и так обязывает производителей сообщать на этикетках информацию о наличии в продуктах ГМО. Как сообщил «НИ» пресс-секретарь столичной сети супермаркетов Николай Комаров, «мы, конечно, разослали поставщикам просьбу указывать информацию об отсутствии ГМО, но смысла этих мер никто не понимает».

Между тем, несмотря на заявления чиновников о 100 предприятиях, желающих провести проверку на ГМО, корреспонденты «НИ» нигде в Москве продуктов с зеленым значком не обнаружили. Равно как и покупателей, обеспокоенных их отсутствием.




ГРУЗИНЫ НЕ ДОВЕРЯЮТ РОССИЙСКИМ СОСИСКАМ
Грузинский парламент до сих пор, несмотря на множество попыток, не может ратифицировать Картахенский протокол о биоугрозах, поэтому производство и продажа генно-модифицированных продуктов в стране пока не регулируется ни национальным, ни международным законодательством. Как считает лидер партии «зеленых» Грузии Георий Гачечиладзе, ратификация этого протокола была провалена законодателями намеренно: «Документ был представлен на рассмотрение парламента правительством, которое поддерживает большинство депутатов. При наличии реальной воли, протокол был бы ратифицирован. Все это был спектакль, рассчитанный на международные организации». По информации «зеленых», в основном генно-модифицированные сельско-хозяйственные продукты в страну завозятся из США, Бразилии и Китая. Но и не только: «У меня есть и информация о том, что генно-модифицированные добавки (в основном американская и китайская соя) используются в колбасах, сосисках известных российских фирм, продукция которых также активно продается на грузинском рынке», – сообщил «НИ» г-н Гачечиладзе. Власти не сильно прислушиваются к рекомендациям «зеленых», зато грузинские потребители очень настороженно относятся к ГМП и стараются покупать только отечественные продукты питания, даже если они стоят дороже – грузинские компании пока еще к генной модификации своих товаров не прибегают.

Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

ГЕРМАНИЯ ПЕРЕЖИВАЕТ НАТИСК ПРОДУКТОВ-МУТАНТОВ
Специальные отделы с пометкой «БИО» в Германии пользуются большой популярностью. Экологически чистых, генетически немодифицированных продуктов питания даже при цене, порой на 100% превышающей обычную, ежегодно продается в Германии почти на четыре миллиарда евро. Тем сильнее было удивление исследователей «Центра по контролю за молочными продуктами и продуктами питания» в баварском городке Вайнштефан, которые обнаружили следы от трансгенной сои и кукурузы в молоке приальпийских коров. Выяснилось, что после того, как в 2004 году Еврокомиссия выдала лицензии на ввоз более 30 генетически модифицированных видов зерновых культур из Канады и США, уже более четырехсот гектаров земли в ФРГ засеяны трансгенными семенами. После этого скандала был принят закон, согласно которому поля с генно-модифицированными растениями должны были располагаться на почтительном расстоянии от плантаций с биопродукатами или сырьем для них. Если же нежелательное опыление все же происходило, фермер-виновник обязан был раскошеливаться в объеме нанесенного ущерба. Но тут против жесткого ограничения генетически модифицированных организмов (ГМО) выступила ВТО, определившая прошлой весной, что страны Евросоюза, блокирующие импорт генетически модифицированной продукции, нарушают правила международной торговли. Несмотря на возмущение немецких экологов, в середине прошлого месяца министры сельского хозяйства 27 стран–членов Евросоюза, включая и ФРГ, все же одобрили «люксембургскую директиву», согласно которой даже производители биопродуктов смогут использовать генно-модифицированные организмы. Правда, в весьма ограниченных количествах и только через два года.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

ПОЛЬША БОРЕТСЯ С «ТОВАРАМИ ФРАНКЕНШТЕЙНА»
«Потребитель, будь бдителен! От тебя зависит, заполнят ли прилавки наших магазинов «продукты Франкенштейна», – отчаянно призывают листовки «зеленых», но генетически измененных продуктов в Польше появляется все больше и больше. Как рассказал «НИ» профессор биохимии познаньского института микробиологии проф. Томаш Твардовский, практически в 90% продаваемых сегодня в Польше продуктов присутствуют генетически модифицированные организмы. В рисе, кукурузе, сое и пр. Но, по словам профессора, в этом нет ничего противоестественного, и тем более тревожного – на смену селекции пришла генная инженерия. Но обычные поляки на стороне противников ГМО. Польша, по сути, до сих пор остается аграрной страной с более чем полутора миллионами крестьянских хозяйств. Они две трети сельхозпродукции экспортируют в страны Евросоюза, чем справедливо гордятся. В июле минувшего года противникам «продуктов Франкенштейна» удалось провести через сейм законопроект на запрет возделывания ГМО. Запрет, правда, будет действовать только через два года, если правительство не предоставит доказательств отсутствия вредного воздействия ГМО на фуражный корм для скота, запрет автоматически вводится в силу, и на долгие годы вперед. Варшава настаивает даже на том, что должна стать своего рода вольной зоной от ГМО, страной «экологически чистых продуктов». По мнению польских парламентариев, отстаивающих эту позицию в Брюсселе, их страну в случае чего не испугают даже многомиллионные штрафные санкции Евросоюза, которые придется заплатить за неисполнение директив ЕС.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 24 июля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: