Главная / Газета 27 Февраля 2007 г. 00:00 / Экономика

Чужие среди своих

Увлекшись охотой на гастарбайтеров, чиновники не замечают миллионов россиян, колесящих по стране в поисках работы

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

Перекосы на российском рынке труда сейчас особенно заботят российских чиновников. Однако все их планы так или иначе связаны с тем, чтобы или обуздать, или, наоборот, расширить поток гастарбайтеров. Согласия на этот счет во власти нет. Между тем внутренней миграционной политики, благодаря которой многие страны решают свои экономические проблемы, у нас, по сути, нет. В результате, как было отмечено на последнем заседании правительства,

Внутренним мигрантам, как и внешним, сложно рассчитывать на высокооплачиваемую работу.<br>Фото:АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Внутренним мигрантам, как и внешним, сложно рассчитывать на высокооплачиваемую работу.
Фото:АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Дальний Восток, например, занимает 36% территории России, а живет там не более 5% трудоспособного населения. Подобные беды свойственны не одному региону РФ. Специалисты предупреждают: если политика государства по отношению к движению трудовых ресурсов будет оставаться такой же безответственной, экономику ждут трудности, по сравнению с которыми падение нефтяных цен окажется безобидной шуткой.

Ежегодно в России, по данным Росстата, место жительства меняют около 2 млн. человек. Само по себе это неплохо – население любой цивилизованной демократической страны достаточно подвижно и активно в поиске лучшей доли. Важно, что на что меняется. По сути, постоянно пополняются внутренними трудовыми мигрантами европейская часть страны в целом и в особенности крупнейшие мегаполисы – Москва и Питер. Регионы же Севера и Сибири в этом процессе неизменно выступают донорами. Демографы и экономисты уже многие годы говорят о существовании двух зон: европейской – «принимающей» и сибирской – «отдающей». Ежегодно такая отдача выливается в чистый отток в 40–50 тыс. человек. Правда, в середине 1990-х переселение чуть было не превратилось в массовое бегство, когда за год в европейскую Россию выезжало по 150–200 тыс. россиян. Однако и сегодня специалисты оценивают состояние расположенного «вправо по карте» пациента не иначе, как «стабильно тяжелое». Никакой значительно позитивной динамики в последние годы, увы, нет и, судя по всему, не предвидится.

Особо стремительно пустеют территории таких регионов, как Якутия, Магаданская область, Чукотский АО, Сахалинская область, Камчатская область с Корякским АО. Все негативные процессы трудовой миграции, в последние 15 лет характерные и для севера, и для востока страны, здесь выражены в наибольшей степени. Это те самые «острова», для которых остальная Россия по праву называется «материком». Здесь по-прежнему нет железных и автодорог, транспорт – авиа-, морской или речной, особенно последние два вида – действует лишь в течение короткого северного лета. Практически нет и магистралей, связывающих регионы между собой.

Немногим лучше обстоят дела и в гораздо более приемлемых условиях юга Дальнего Востока. Уссурийские и приамурские регионы не смогли перехватить миграционные потоки от северных соседей. В частности, Приморье, по оценкам специалистов, смогло компенсировать только 10–12% прежних потерь. Европейский Север также испытывает серьезные проблемы: без учета немалой естественной убыли, только от внутренней миграции он потерял больше 1/10 своих трудоспособных жителей. Северяне в массовом порядке стекаются в Санкт-Петербург. В отличие, заметим, от сибиряков, для которых наиболее приемлемой целью миграции была и остается Москва. Самое же опасное заключается в том, что, хотя отток затрагивает так или иначе все слои населения, больше всего это касается людей с высшим образованием. Для них найти более или менее адекватную их способностям и знаниям работу на месте оказывается зачастую невозможно.

Специалисты оценивают такую узкую направленность внутренней миграции как бич отечественной экономики, создающий серьезнейшие проблемы уже сейчас. Причины же ее очевидны. Первая – государство фактически самоустранилось из социальной сферы. Это, в конце концов, не так страшно, когда речь идет о благополучных центральных городах страны. Но когда речь заходит о регионах, где трудовые ресурсы удержать больше нечем, люди оттуда бегут. Вторая причина состоит в том, что, несмотря на все разговоры о необходимости развивать обрабатывающие производства, на деле произошла переориентация экономики из индустриальной в сырьевую, в которой места для всех не находится. Наконец, гиперцентрализация нынешней России фактически удушает ее региональные центры, способные стать «точками роста».

Как рассказал «НИ» заведующий кафедрой народонаселения МГУ Владимир Ионцев, столь сложная ситуация возникла из-за того, что государство с самого начала пустило ее на самотек. «Напротив, был брошен клич «Все на Большую землю!», – отметил он. – Естественно, что люди вняли этому лозунгу, остаться на нищенской зарплате не желал никто. В результате закрылись многие предприятия. В частности, рыбная промышленность практически исчезла на Севере, переместившись в другие районы страны вслед за мигрантами». По сути, констатирует эксперт, проблема стала самовоспроизводящейся. Сокращение численности населения привело к безвозвратному исчезновению рабочих мест, а в их отсутствии довольно непросто вернуть людей на малую родину.

«Особенно обидно, что переселение затронуло потомственных северян и сибиряков – людей, привыкших к жизни в трудных условиях. По сути, многосотлетний труд заселения этих земель пошел насмарку», – подчеркнул г-н Ионцев. По его словам, способом ограничить выезд населения с удаленных от центра территорий могло бы стать восстановление традиционных льгот и преференций. Но ничего в этом направлении руководством страны не предпринимается.

В свою очередь, директор Центра демографии и экологии человека Анатолий Вишневский уверен, что корень проблемы кроется в отсутствии в России крупных межрегиональных миграционных «полюсов», которые есть, скажем, в США. «У нас экономика почти полностью переключилась на добычу сырья и сферу услуг. Для первой ее статьи много людей не нужно, а вторая нормально развивается только в Москве и в меньшей степени в Питере. Нужен как минимум один такой же центр в Сибири. Им пытается стать Новосибирск, но пока без особого успеха», – рассказал «НИ» ученый. По словам специалиста, существует также связь между внутренней и внешней миграцией. «Увеличение последней в два крупнейших мегаполиса в определенной степени насытило бы этот перекачивающий население насос», – считает он.

Впрочем, считать Европейскую Россию, куда устремляется главный поток внутренней трудовой миграции, благоденствующей, было бы тоже большой ошибкой. Здесь остро стоит проблема сокращения населения малых и средних городов. Целый ряд таких населенных пунктов теряет по 5–10% своей численности, которая продолжает сокращаться даже в областных центрах, не говоря уж о районных. По словам г-на Вишневского, вопрос решается только улучшением транспортной инфраструктуры, в том числе и качества дорог, а также общим повышением уровня жизни населения. «В США малые и средние города не пустеют, поскольку люди там привыкли добираться на машине на работу в течение 1–2 часов, преодолевая при этом зачастую сотни километров», – подчеркнул он. У нас на это нет ответов. Одни вопросы. Где машина? Где дорога? А главное – кто меня там ждет?


УСЛОВНО-ДОСРОЧНЫЙ РЕСУРС

В последние десять лет население Приморского края уменьшается на 10–16 тыс. человек ежегодно. Прошлый год не стал исключением – «в минус» попали еще 13,7 тыс. Почти треть «убыли» дает миграция в другие регионы страны.
Внутриприморского перемещения трудовых ресурсов практически не происходит. Последний «поход» сельского населения в краевой центр был отмечен в 1997 году, когда мэрия Владивостока начала активно строить автодороги, развязки и мосты. Сейчас в городе нет крупных строек, поэтому нет и потребности в рабочих руках. Да и вообще строительным компаниям выгоднее нанимать северокорейских или китайских рабочих, чем соотечественников. К тому же по 85% вакансий на бирже труда зарплата предлагается ниже прожиточного минимума. Все это заставляет потенциальных внутренних мигрантов искать работу за пределами края. Те, кто на это не решается, зарабатывают сезонной заготовкой дикоросов или поездками в качестве «помогаек» в Китай.
Вместе с тем здесь есть трудовой ресурс, который работодатели не используют. «В Приморье в 2006 году только «условно-досрочно» освободилось около 4 тыс. человек, но на работу их не берут. Хотя среди них есть специалисты востребованных профессий, дисциплинированные. Мы, например, выпускаем сварщиков, плотников, каменщиков, электриков, – рассказал «НИ» руководитель Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН) по Приморскому краю Анатолий Завадский. – Опасения работодателей понять можно. Большинство преступлений в Приморье – грабежи, разбои, кражи, за них и были осуждены большинство освободившихся. А заставить частный бизнес принимать на работу людей с УДО мы не можем».

Дмитрий КЛИМОВ, Приморский край


ПОГОДУ ДЕЛАЮТ СТАНИЧНИКИ

Между двумя последними переписями население Краснодара уверенно подросло на десятую часть, и это несмотря на превышение смертности над рождаемостью. Причина одна – миграция. В краевой центр едут и из других регионов, и из-за границы и, естественно, из районов самой Кубани. Здесь крутятся немалые деньги, есть возможность их заработать, вжиться в новую городскую жизнь. Не зря по последним данным Краснодар вошел в дюжину самых богатых российских городов.
Из особенностей местного передвижения населения следует выделить отдельно административный пласт. Как правило, очередным губернатором Краснодарского края становится выходец из станицы, который и формирует управленческую команду, подтягивая своих земляков и родственников. Те, в свою очередь, поступают так же, и сотни новоиспеченных горожан вливаются в ряды краснодарцев. Многие отработавшие на Севере пенсионеры не прочь повозиться под старость лет в плодородной кубанской земле – стройные ряды коттеджей «северян» заметны в любой кубанской станице. Однако ни те, ни другие не «делают погоду» на рынке трудовой миграции.
Куда более активны русскоязычные переселенцы из Средней Азии и Закавказья. К тому же за последний год в край приехали более 10 тыс. граждан Украины. Что же касается краевого центра, то здесь вне конкуренции вчерашние местные станичники. Сегодня они буквально наводняют Краснодар, устраиваются на стройки, садятся за руль такси и занимаются прочим «непрестижным» для горожан трудом.

Сергей ПЕРОВ, Краснодар

Опубликовано в номере «НИ» от 27 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: