Главная / Газета 7 Февраля 2007 г. 00:00 / Экономика

На век не хватит

Специалисты бьют тревогу: углеводородные ресурсы России могут иссякнуть раньше, чем мы рассчитываем

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

Вчера на встрече с руководством Российского союза промышленников и предпринимателей президент Владимир Путин усомнился в необходимости для страны становиться мировым лидером по добыче нефти. Он подчеркнул, что РФ должна активнее развивать обрабатывающую отрасль.

Если не будет геологоразведки, не за горами времена, когда нечего будет качать.<br>Фото: AP
Если не будет геологоразведки, не за горами времена, когда нечего будет качать.
Фото: AP
shadow
Возможно, что не в последнюю очередь предостережения главы государства связаны с отнюдь не блестящим положением, сложившимся в российской нефтегазовой отрасли. Высокие цены на углеводородное сырье долгое время позволяли наращивать объемы добычи, экспорт обеспечил не только высокий экономический рост, но и позволил стране нарастить «жирок» в стабфонде и золотовалютных резервах. Однако сегодня специалисты бьют тревогу – нефтяное благополучие России может закончиться. Причем намного раньше, чем мы когда-то рассчитывали. Если по объемам добычи наша страна уверенно идет на втором месте в мире, то по доказанным резервам – уже лишь на 9-м.

Нефти пока еще добывают с каждым годом все больше, но темпы этого роста постепенно снижаются. В 2004 году они составляли 10%, в 2005-м – уже всего лишь 3,6%, а по итогам 2006 года, по оценке Росстата, «черного золота» из недр было извлечено лишь на 2,1% больше, чем в предыдущем. Если эти процессы будут продолжаться, то уже около 2010 года добыча начнет падать. За последние 10 лет в России было добыто более 3,2 млрд. т нефти и 5,8 трлн. куб. м газа. Это очень много, особенно, если учесть, что подготовка новых разведанных запасов нефти и газа составила соответственно 2,6 млрд. т и 4,9 трлн. куб. м. Самая же главная проблема состоит в том, что большая часть подготовленных к освоению запасов была получена на ранее выявленных месторождениях.

Собственно, эту динамику можно отследить и по заявлениям властей. Громадье планов «энергетической сверхдержавы» стало все чаще уступать место более трезвой оценке своих возможностей, а иногда и серьезной обеспокоенности. И если еще в конце 2004 года руководство страны утверждало, что на ближайшие 50 лет геологоразведка для России неактуальна, то не далее как в январе года нынешнего Владимир Путин высказался об этой отрасли деятельности как о «слабой стороне» российских компаний и посетовал, что государство не уделяет этому вопросу должного внимания. А недавно начальник отдела государственной энергетической политики Минпромэнерго Владимир Саенко признался, что России пока «не удалось преодолеть негативную тенденцию снижения прироста запасов нефти и газа в течение последних нескольких лет». «С учетом роста добычи углеводородов, это говорит о «проедании» нами разведанных запасов нефти и в несколько меньшей степени – газа», – сообщил он.

shadow Проблема, однако, не в том, что недра стали ни с того ни с сего бедны. «Чисто геологически вероятные запасы очень велики», – рассказала «НИ» эксперт Института энергетики и финансов Мария Белова. А по словам директора Института проблем нефти и газа Анатолия Дмитриевского, неразведанные российские запасы – крупнейшие в мире. Однако искать и разрабатывать их никто не торопится. Гораздо легче сидеть на том, что уже создано предшественниками и, ни о чем не переживая, перекачивать ресурсы на Запад – авось «на наш век хватит». В результате за последние годы не разработано ни одного крупного месторождения.

По словам г-жи Беловой, одна из ключевых проблем, помимо банального нежелания вкладываться в новые дорогостоящие проекты, – это нехватка современных технологий. Дело в том, что все больше и больше приходится добывать нефть и газ на морском шельфе и в других труднодоступных местах. «У нас чрезмерно активно разрабатывалась «легкая» нефть, в то время как «тяжелая», с примесями, традиционно оставлялась на потом, – замечает Анатолий Дмитриевский. – К тому же на Западе месторождений немного, поэтому они создавали отдельную технологию добычи чуть ли не для каждого из них, тогда как у нас месторождения отбирали под готовую технологию, остальные же игнорировались».

Второе реальное препятствие развитию нефтегазовой отрасли – недостаточные инвестиции в геологоразведку. «С начала 90-х годов в нее практически не вкладывались. Затем ситуация немного улучшилась после введения налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы (ВСМБ), но с 2002 года его отменили», – сообщает г-н Дмитриевский. И все вернулось на круги своя. В потенциальной нефтяной «житнице» России, в Восточной Сибири, дела с разведкой обстоят, мягко говоря, никак. Объем прироста запасов нефти в регионе составил лишь 5,8 млн. тонн против запланированных госпрограммой 90,7 млн. Из 66 лицензионных участков, на которых предусмотрено проведение разведочного бурения, на 49 участках выполнено менее 25% работ от планового объема. При этом значительное число лицензионных соглашений вовсе не содержит условий по проведению геологоразведочных работ.

shadow Сейчас, впрочем, некоторые действия в этом направлении государство начинает предпринимать. В частности, для новых месторождений введена нулевая ставка налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Однако проблема в том, что предпринимать решительные меры по восполнению запасов углеводородов нужно было уже «вчера», а никак не «завтра». По словам г-на Дмитриевского, от открытия месторождения до его полного развертывания обычно проходит не менее 10 лет. А на континентальном шельфе и того больше. При таком развитии событий может образоваться некоторый временной лаг, во время которого произойдет падение объемов добычи. «Понятно, как это может сказаться на экономике и социальной сфере страны, если ТЭК приносит до трети всех поступлений в бюджет», – констатирует г-жа Белова.

По мнению научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, Россия уже переживает неприятные последствия нехватки ресурсов, и выражены они в ухудшении отношений с сопредельными государствами. «Запасы у нас есть, только их надо разрабатывать, – подчеркнул он. – У нас уже возникла проблема с газом, следствием чего стали скандалы последних лет с Украиной и Белоруссией. «Газпром» повышает цены, поскольку добыча газа становится все дороже».

Не все специалисты, впрочем, смотрят в будущее пессимистично. Так, член комитета по энергетике, транспорту и связи Госдумы Евгений Галичанин выразил уверенность, что объемы добычи в обозримой перспективе снижаться не будут. «Они в последние годы стабилизировались, и дальше нас ожидает постоянное повышение, пусть и очень пологое, – сообщил он «НИ». – Сейчас недропользователи обязаны приращивать свои прогнозные запасы, и они этим занимаются. У нас гигантский потенциал в части северного шельфа, Сахалина и Восточной Сибири. Нет недостатка и в желающих разрабатывать месторождения. Скажем, в ближайшем аукционе на добычу сахалинской нефти участвует по восемь компаний на каждый участок». Все вроде бы и так, соглашаются «пессимисты», но с существующими порядками рассчитывать на успех сложно. «Сейчас стали реализовываться новые трубопроводные проекты, – отмечает Мария Белова, – и в то же время существующие мощности стоят недогруженными или вовсе пустыми. В этом всем есть какая-то непоследовательность».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: