Главная / Газета 1 Ноября 2006 г. 00:00 / Экономика

Духи пить невыгодно

Законодатели поняли, чем водка отличается от парфюмерии

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

Поправки к закону, фактически приравнявшему спиртосодержащую парфюмерию к алкогольным напиткам, наконец-то будут рассмотрены Госдумой. Об этом сообщил вчера журналистам президент ассоциации производителей парфюмерии, косметики и бытовой химии Виктор Крамаренко. Есть надежда, что первое чтение документа, а окончательно он будет принят до нового года, пройдет на будущей неделе. Иначе отрасль, которая уже снизила производство на три четверти, просто встанет, а цены резко возрастут.

Парфюмеры и подумать не могли, что их изысканную продукцию приравняют к алкоголю.
Парфюмеры и подумать не могли, что их изысканную продукцию приравняют к алкоголю.
shadow
По мнению участников рынка, вступивший в силу 1 июля закон, который фактически приравнял духи к водке, уже нанес сокрушительный удар по российской парфюмерной отрасли. Объем поставок спиртосодержащей продукции снизился на 74%, что уменьшило общий оборот косметики и парфюмерии, равный 7 млрд. руб., на сумму, превышающую 1 млрд. Потери понесли все – производители, импортеры, потребители. По словам г-на Крамаренко, избежать дефицита, подобного алкогольному, удалось только благодаря тому, что производители заблаговременно загрузили торговую сеть под завязку. Но даже после этого цены существенно повысились, по разным товарам – от 10 до 30%, а в ряде малых городов и сельской местности стало не хватать душистой продукции.

«Для нас принятие закона стало большим сюрпризом, – отметил Виктор Крамаренко. – Мы даже подумать не могли, что наша продукция может рассматриваться как алкоголь». А по словам исполнительного директора Российской парфюмерно-косметической ассоциации Владимира Салева, в качестве алкогольных напитков 99,5% таких товаров не могут фигурировать ни по химическому содержанию, ни по цене. «Они просто дороже водки. Никому и в голову не придет употреблять их «вовнутрь».

Впрочем, по словам г-на Крамаренко, парфюмеры пытались в промежутке между принятием закона (лето 2005 года) и его вступлением в силу хотя бы как-то смягчить наиболее вопиющий абсурд. «В частности, было убрано требование наносить на упаковках от духов и одеколонов надпись «денатурат», причем на 10% площади поверхности упаковки. Выяснилось, что такая надпись должна быть больше, чем фирменная марка, скажем, «Кристиан Диор», – сообщил он.

Так или иначе, но эффект от «нововведений» проявился почти мгновенно. Во-первых, лицензирование теперь коснулось не только производства (что было вполне обоснованно), но и оборота продукции по всей цепочке до розницы включительно. Стоимость лицензии – 250 тыс. руб., тогда как на спиртсодержащей парфюмерии дистрибьюторы имели от 150 до 600 тыс. чистой прибыли. Разумеется, многие быстро поняли, что такой бизнес им ни к чему, и вышли из игры. К 1 октября, сообщил г-н Салев, из 3,5 тыс. российских фирм, занимавшихся распространением продукции, в бизнесе осталось только 187. «Представьте себе, что на некоем бойко торгующем складе из десяти дверей девять закрыли и опечатали, а вывоз разрешили только из одной оставшейся. Вот и у нас такая же ситуация получилась».

Дефицит хорошего запаха могут скоро ощутить все россияне.
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow Забуксовала в отрасли и Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС), за вход в которую предпринимателям тоже необходимо было выложить по 600 тыс. руб. «Такая система должна была быть организована лучше, чем Visa или Mastercard. Неудивительно, что она так и не смогла заработать», – констатировал Виктор Крамаренко.

Самое интересное, что до сих пор непонятно, кого, от чего и каким образом все предусмотренные законом меры должны были защищать. Эффект, по словам г-на Крамаренко, был, скорее, отрицательным. Из 32 производителей, получивших лицензию, некоторые и близко парфюмерией не занимались. А дельцам, занимающимся контрабандой или выпуском спиртовых изделий «для принятия ванн», ЕГАИС не страшна совершенно, покупка лицензии для них – не проблема.

Как отмечают специалисты, законодатели, даже видя последствия закона, долгое время держались мнения, что разговор о косметической спиртсодержащей продукции просто отнимает у них время. Поэтому и тянули с поправками, которые уже давно получили поддержку в Минэкономразвития и даже в администрации президента. Суть их в том, чтобы исключить подавляющее большинство наименований парфюмерии из списка подлежащей лицензированию продукции. Условия для «амнистии» просты: пороговая цена не ниже крепкоградусной подакцизной алкогольной продукции, наличие денатурирующих добавок или душистых веществ. Впрочем, не очень понятно, что делать с теми, кто лицензию уже получил. По словам г-на Салева, закон обратной силы не имеет, и потраченные деньги вернуть не светит при любом раскладе.

Парфюмеры надеются, что до принятия поправок дефицита на рынке не сложится. «У нас достаточно запасов до Нового года, – сообщил Виктор Крамаренко. – А поправки должны принять к середине декабря. Однако есть опасения, что одновременно могут появиться и поправки к закону, касающиеся собственно алкогольного рынка. И это может существенно задержать возвращение работы российских парфюмеров в нормальное русло».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: