Главная / Газета 1 Ноября 2006 г. 00:00 / Экономика

Полис на урожай

Страховщики и государство не могут договориться о своем участии в страховании аграриев

ЭМИЛИЯ КАЗУМОВА

В пятницу, 3 ноября, в Госдуме должно было пройти второе чтение законопроекта о развитии сельского хозяйства. Один из ключевых пунктов этого документа – страхование урожая от потери. Однако его рассмотрение перенесено на две недели. Как выяснили «Новые Известия», это произошло, потому что государство и страховщики никак не могут договориться о доле своего участия в возмещении убытков аграриям.

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
В былые времена все было ясно и просто. Во-первых, была одна государственная страховая компания – Госстрах. А во-вторых, страховались в обязательном порядке урожаи всей страны. Денег никто особо не считал – где центр, где регионы, было в общем-то не важно. Сейчас страхование комбинированное: в возмещении потерь при гибели урожая участвуют и государство, и страховые компании. И определяется их доля в выплатах масштабом катастрофы. Если, скажем, погибла часть урожая, то потери возместит страховщик. А если грянула вселенская засуха и все кругом посохло – то государство. Новые законодательные поправки предполагают обязать страховщиков возмещать 75% потерь и в этом случае.

Справедливости ради надо сказать, что страхование таких рисков является добровольным, и договоры заключаются непосредственно с сельхозпроизводителями и страховыми организациями. Поэтому отношения между страхователем и страховщиком, строго говоря, никаким особым законом регулировать и не должны. Что же касается поддержки государства, которое платит за аграриев 50% страховых взносов, то она необходима в первую очередь самим селянам – для компании нет большой разницы, кто с ней будет рассчитываться. О цене вопроса говорят такие цифры: совокупный страховой резерв с 2004 года составляет порядка 4 млрд. руб. в год. Из них 1,9 млрд. – субсидии государства, остальное – деньги фермеров. При этом ущерб только лишь от чрезвычайных ситуаций в сельском хозяйстве ежегодно составляет 15–18 млрд. руб.

Со страхованием агропромышленного комплекса вообще много проблем. Во-первых, сельские труженики тяжело вникают в сложную структуру и нюансы сделок. Во-вторых, весьма значительная часть производителей привыкла работать по «серым» схемам. Еще несколько лет назад 50% всех заключенных договоров страхования урожая были фиктивными, а бюджетные деньги страховщик нередко делил со своим клиентом. Но из-за серьезных убытков аграрии все чаще стали задумываться о фактическом страховании. Однако, констатируют аналитики, пока основным фактором, побуждающим сельхозпредприятия к страхованию, все же остается не осознанная потребность в защите от рисков, а требования банков при кредитовании.

Проблема не только в том, что для простых фермеров страхование урожая – роскошь. Даже при участии государства. В этой сфере пока нет четкого нормативного регулирования, толком не прописаны роли всех игроков рынка. Единственный правовой акт, регулирующий эту сферу, – ежегодно издаваемый приказ Минсельхоза. В нем прописываются условия и порядок предоставления субсидий, перечень культур, подлежащих страхованию с господдержкой. Речь, кстати, идет только об урожае озимых, яровых зерновых и зернобобовых, масличных, сахарной свеклы, риса, сои и льна-долгунца.

Отношения между аграриями и страховщиками регулирует еще и специальное ведомство при Минсельхозе – Федеральное агентство по государственной поддержке страхования в сфере агропромышленного комплекса. Комментируя отложенные законодательные поправки, там «НИ» пояснили, что при возмещении масштабных убытков лучше было бы создать при Минфине и Минсельхозе некий Федеральный сельскохозяйственный страховой резерв. По мнению чиновников, его можно сформировать из бюджетных денег и отчислений страховых организаций. Емкость же резерва должна быть равна сумме самого значительного убытка, произошедшего в течение последних пяти лет. Кроме того, в федеральном агентстве уверены, что нужно страховать не сам урожай, а доходы, которые он должен или может принести. Так, к примеру, дело обстоит во многих европейских странах, когда фермеры получают возмещение не только в случае гибели урожая, но и при падении цен и производственных рисках. Добавим, что на Западе фермеры и страховщики улаживают, как правило, отношения сами. У нас же чиновники, как всегда, предлагают доверить это дело им.

Депутат Госдумы и президент Всероссийского союза страховщиков Александр Коваль рассказал «НИ», что закон, несомненно, нужен, но его еще нужно доработать, в частности, список страхуемых отраслей сельского хозяйства. «Ведь у нас есть еще садоводство и животноводство, где тоже масса проблем», – говорит г-н Коваль. Депутат вспоминает, какие колоссальные убытки потерпело сельское хозяйство из-за птичьего гриппа, полагая, что новый закон поможет избежать подобных потерь.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: