Главная / Газета 16 Октября 2006 г. 00:00 / Экономика

Новые лимитчики

В России могут возродиться квоты на привлечение трудовых ресурсов

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

На ближайшем заседании правительства РФ министры должны обсудить новые меры по упорядочиванию миграции. По сведениям «Новых Известий», министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов намерен предложить в качестве одной из главных мер переход на систему квотирования, то есть на некий экономический заказ на тех или иных приезжих. Между тем 15 января будущего года вступят в силу два закона, уравнивающие в трудовых правах коренное население и мигрантов из стран, не имеющих визового режима с Россией.

Кто, кроме гастарбайтеров, согласится на тяжелую и непрестижную работу, неизвестно.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Кто, кроме гастарбайтеров, согласится на тяжелую и непрестижную работу, неизвестно.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Никаких разрешений на привлечение иностранной рабочей силы предприятия по новым нормам ни у кого просить не должны. Как новые строгости будут сочетаться с новыми же послаблениями, выясняли «НИ».

Документа, который будет обсуждать кабинет 19 октября, по словам источников «НИ» в подключенных к этой работе ведомствах, пока еще нет. Тем не менее его главную идею нам удалось выяснить. В общих чертах новая миграционная политика будет напоминать советскую систему лимитов в крупных городах СССР, когда предприятие «заказывало» себе определенное количество работников из глубинки. Переехавшим при этом предоставлялось жилье, которое было одним из ключевых стимулов для смены места работы. Теперь тот же принцип будет применяться по отношению к гастарбайтерам из ближнего и дальнего зарубежья.

Впрочем, практика квотирования в России уже давно существует на уровне отдельных регионов. Вот только работает система крайне неэффективно. Во-первых, необходимый объем квот высчитывается весьма странным образом. В результате отдельные регионы «своих» квот не добирают, тогда как другие (в частности, столица) превышают их в несколько раз. Во-вторых, пользуются ими зачастую отнюдь не по назначению. «Мне довелось видеть документ из Бурятии, где предприятие требовало для себя только китайских рабочих по 30 позициям, – рассказывает «НИ» заместитель заведующего кафедрой народонаселения МГУ Ирина Ивахнюк. – По всему видно, что это филькина грамота, а китайцев ввозят совершенно для другого». В результате на одного официально зарегистрированного мигранта у нас как минимум 10 нелегальных, и проблема из года в год становится острее.

Кнут или пряник?

Интересно, что 15 января 2007 года вступят в силу два закона, уравнивающие в трудовых правах мигрантов из стран, не имеющих визового режима с Россией (то есть всех государств СНГ кроме Грузии и Туркмении), и коренное население. Они должны существенно упростить процедуру получения регистрации – это будет можно сделать непосредственно на рабочем месте, «без отрыва от производства». Приезжий получает талон, который обменивается на пластиковую карточку, а регистрироваться по месту пребывания будет уже не нужно. Убраны и положения, требующие от предприятий получать разрешение на привлечение иностранной рабочей силы. Это, заметим, ну никак не согласуется с готовящимися сейчас новыми строгостями.

Сама по себе идея квотирования, как отмечают опрошенные «НИ» эксперты, могла бы быть здравой, не будь она столь труднореализуемой в наших современных условиях. Прежде всего оценить реальные потребности рынка труда в России сложно чрезвычайно. «Провести оценку в принципе реально, – считает Ирина Ивахнюк, – но это потребует серьезной и весьма длительной работы. К тому же следует учитывать, что у нас по-прежнему значительный объем экономики занимает теневой сектор, а как его проконтролируешь?» А по словам эксперта Международной организации по миграции Галины Витковской, для среднего и малого бизнеса такой подсчет провести вообще не удастся. «Придется всю страну превратить в контролеров, – отметила эксперт. – Сколько же народу в этот Госплан нужно будет загнать?» К тому же, отмечают специалисты, регион региону рознь, а власти в поисках быстрых и однозначных решений, судя по всему, готовы подстричь всех под одну гребенку, вновь развернув миграционную политику на 180 градусов.

Где густо, а где пусто

Санкт-Петербург, например, как и Москва, не в состоянии сегодня обойтись без иностранной рабочей силы. Как сообщили корреспонденту «НИ» Наталье Шергиной в пресс-службе городского комитета по экономическому развитию, Северной столице требуется порядка 900 тыс. рабочих различных специальностей, и эта потребность ежегодно возрастает на 20–30 тыс. человек. Тем временем питерские ПТУ ежегодно выпускают всего 20 тыс. молодых рабочих. Во второй столице, как и в первой, «аборигены» неохотно идут работать водителями маршрутных такси, рабочими на промышленные предприятия и в сферу мелкорозничной торговли. 70% компаний, занимающихся ремонтом и строительством, используют труд нелегальных рабочих. Если всех их одномоментно уволить, городской строительный рынок будет парализован. Поэтому и квота на использование иностранной рабочей силы в Петербурге неуклонно растет.

К регионам, испытывающим острый дефицит на рынке труда, по информации нашего корреспондента Ларисы Майснер, относится и Красноярский край. Недавно губернатор Александр Хлопонин, в очередной раз подтвердив это, заявил: чтобы развивать проект «Приангарье», необходимо, по меньшей мере, 200 тыс. квалифицированных рабочих. Местные же ощутимо решить проблему трудодефицита не смогут. Понимая, что без мигрантов не прожить, регион уже пытается максимально упростить процедуру регистрации рабочих из ближнего зарубежья. С начала сентября здесь, не дожидаясь зимы, начали узаконивать гастарбайтеров прямо на рабочем месте. Ожидается, что благодаря этому каждый год количество иностранных рабочих в Красноярском крае будет удваиваться. Сбудутся ли эти ожидания, если правила вновь ужесточат, большой вопрос.

Совсем иная ситуация на Дальнем Востоке. В Приморье, например, как сообщает наш собкор Дмитрий Климов, в этом году зарегистрировано рекордное за последние 10 лет число безработных – более 46 тыс. Официальный уровень безработицы в крае составляет 4,3%, однако в некоторых районах и городах он значительно выше и доходит до 22%. Поэтому квота трудовых мигрантов (в первую очередь – жителей соседних стран) сохраняется здесь уже несколько лет: 16,5 тыс. китайцев и 1,8 тыс. северокорейцев. Биржа труда предлагает более 9 тыс. вакансий, больше половины из них – на предприятиях Владивостока. Однако только 25% из них с зарплатой выше прожиточного минимума. Таких денег не хватит даже на аренду жилья, поэтому сельские жители не торопятся с переездом. Выручают китайцы, готовые жить в общежитиях или бараках, получая в 3–4 раза меньше россиян. Так что разговоров о том, что они отнимают работу у коренных жителей, здесь все меньше.

Начальник управления по делам миграции УВД Приморского края полковник Виктор Плотников уверяет, что в крае сейчас вообще нет нелегальных мигрантов. «Можно говорить о нелегальном трудоустройстве. Безвизовый туристический обмен разрешает жителям приграничных территорий находиться в соседнем государстве 30 суток. К нам приезжает группа китайских туристов, но они не отдыхают, не осматривают достопримечательности, а прямо с вокзала отправляются на стройки. С первого взгляда видно, зачем они прибыли: у них нет вещей, одеты в рабочую одежду, даже мастерки и инструменты везут с собой. Через 30 суток все возвращаются в Китай. Они не платят налогов, отчислений. Сколько им заплатили, где они работали – неизвестно», – рассказал «НИ» г-н Плотников. По его словам, с 2007 года пребывание в рамках безвизового туризма будет сокращено до 15 суток.

Впрочем, с единой меркой нельзя подходить даже внутри одного федерального округа. На заработки, например, в Ульяновск мало кто едет, сообщает наш собкор Михаил Белый. Специалисты говорят, что ситуация здесь такова, что местные жители в поисках лучшей жизни сами стараются покинуть пределы региона. По статистике отток рабочей силы из Ульяновской области значительно больше притока. Большинство тех, кто все же решился приехать на родину вождя мирового пролетариата, составляют уроженцы Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана. Вообще же в трудовых ресурсах регион вряд ли нуждается по банальной причине – работы не хватает даже местным жителям.

Зато Волгоградская область – один из регионов страны, где поток нелегальных мигрантов становится «полноводнее» с каждым годом. Как сообщает собкор «НИ» Станислав Анищенко, быстро вырастают целые этнические поселения. Например, в Тракторозаводском районе областного центра проживают китайская и афганская диаспоры. Кировский район облюбовали вьетнамцы. А расположенное по соседству с Волгоградом Городище сейчас представляет целый интернациональный поселок – это центр таджикской и узбекской диаспор. Там же проживают значительное число выходцев из стран Юго-Восточной Азии. Однако мигранты заселяют не только областной центр. В регионе уже есть деревни, в которых число корейцев превышает количество русских жителей.

При этом сами мигранты и не скрывают, что в основном работают нелегально. «Подавляющее большинство приезжающих соотечественников вынуждены устраиваться на работу нелегально, – рассказал «НИ» заместитель председателя таджикской диаспоры в Волгоградской области Шевкад Мирзалиев. – Таджиков, работающих легально, единицы. Причины – долгий срок оформления большого количества документов и довольно высокая цена за разрешение на трудоустройство».

shadow Война без надежды на победу

«Мигранту и работодателю просто некуда пойти, чтобы найти друг друга, – комментирует наши сегодняшние порядки Галина Витковская. – Большая часть наших частных агентств занятости решает вопросы эмиграции, а не иммиграции. Последние остаются на откуп теневым индивидуальным посредникам-«работорговцам». При такой системе квотирование ровным счетом ничего не изменит». К тому же, по ее словам, до 40% наших предпринимателей приглашают именно нелегалов сознательно – им и зарплату дают меньшую, и на социальную защиту они не претендуют. Специалист убеждена, что новые лимиты и в этом смысле ничего не изменят. Что же касается проблемы региональных миграционных перекосов, то их, по мнению собеседников «НИ», следует лечить совсем другими средствами. «Перераспределение организуется манипулированием социальными пакетами. Их следует предлагать в тех регионах, которые в наибольшей степени нуждаются в рабочей силе», – предлагает г-жа Витковская.

Судя по сегодняшней практике, а также по тону, в котором во властных коридорах обсуждается проблема, едва ли не единственным практическим средством борьбы с нелегальными рабочими останется у нас депортация. Между тем, по мнению заместителя председателя Совета по изучению производительных сил МЭРТ Бориса Штульберга, Россия (в отличие от США) не может себе позволить депортировать тысячи мигрантов просто из-за отсутствия таких финансовых возможностей. И вообще, убежден ученый, ключ к решению проблемы лежит не в госзаказе, а в порядке ассимиляции мигрантов, который на сегодняшний день отсутствует. «Нужно обеспечить четко прописанную лестницу статусов, чтобы, продвигаясь по ней, мигрант постепенно становился гражданином России. Ведь значительная их часть едет именно для того, чтобы здесь обустроиться и начать жить. Пока же такого порядка не существует, у нас возникают и этнические проблемы, и отток заработанных здесь денег за рубеж». Особый вопрос – бюрократия и коррупция. «У нас свои-то месяцами бегают, чтобы оформить какую-нибудь бумажку, чего уж тогда о мигрантах говорить», – печально рассуждает г-н Штульберг.

Словом, полагают специалисты, есть опасность, что к решению важнейшей проблемы власти опять подойдут с негодными средствами.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: