Главная / Газета 25 Июля 2006 г. 00:00 / Экономика

Комендантский час

Московские общежития стали полноправной частью теневого рынка жилья

ОЛЕГ ПЕТРОВ

Со дня на день начнется расселение иногородних студентов в столичные общаги. Вторая половина лета – еще и традиционно сезон массового наплыва гастарбайтеров, большинство которых надеется зацепиться в мегаполисе надолго. Всех их ждут длинные очереди за законной жилплощадью, куча формальностей и не самые лучшие комнаты. Причины просты – рынок живет по своим законам и расставляет свои акценты. Неприбыльные легальные жильцы – далеко не приоритетная категория в списке обитателей общаг, которые давно превратились в своеобразный альтернативный рынок жилья. Ситуация на нем настолько запущена, а потребитель так бесправен, что, как полагают специалисты, без вмешательства Конституционного суда дела не исправить.

Уплотнять многие столичные общаги уже некуда.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ВЛАДИМИР САЯПИН
Уплотнять многие столичные общаги уже некуда.
Фото: ИТАР-ТАСС. ВЛАДИМИР САЯПИН
shadow
Никого из иногородних первокурсников столичных вузов не удивляет, если приходится менять по несколько раз комнату в общежитии, отстаивать в спорах с комендантами свое право жить на институтских «квадратах» как таковых. Все понимают: есть более платежеспособные клиенты, и сделать с этим ничего нельзя.

В самом деле, пожить в не самых плохих районах Москвы по соседству с вполне продвинутой студенческой публикой, пусть и в тесноте, но за 200–250 долларов в месяц (плата неофициальная, официально – 200 руб. год) хотят многие. Более комфортные условия можно получить, если снять квартиру, а это сегодня минимум 500–600 «зеленых».

В результате контингент современной студенческой по названию общаги представляет собой весьма разношерстную картину – это и легально проживающие студенты, и аспиранты, и бородатые выпускники, а также люди, вообще к образовательному процессу отношения не имеющие. Последних, по оценкам экспертов, может насчитываться до 40%. Как рассказала «НИ» выпускница МГУ Татьяна К., после окончания учебы встал вопрос, где жить дальше: снимать квартиру дорого, а в общежитии нашлась знакомая, которая с радостью бы сдала свою комнату. «Конечно, я сразу же согласилась и живу уже второй год нелегально. А кому как не мне жить в общежитии, в котором я прожила пять лет? Я думаю, что логично было бы давно легально разрешить выпускникам снимать жилье. К тому же, судя по тому, что живут в общаге все подряд, ресурс для этого есть. Деньги же от этого можно было бы пустить на развитие той же самой общаги. Вместо этого они идут в карман комендантов», – рассказывает выпускница.

Иными словами, место в общаге можно сегодня не только купить (так было всегда), но и сдать. Нужно только не жадничать и делиться с кем надо. Как рассказал «НИ» эксперт рынка жилья Олег Репченко, процесс «пошел» в начале 90-х – студенты осваивали азы рыночной экономики, чтобы подзаработать денег, да и руководство общаг не отставало. Сегодня разобраться, кто есть кто, уже практически невозможно. В некоторых общежитиях, буквально забитых мелкими торговцами с юга, действуют особые порядки: помимо положенной по правилам охраны, действуют «свои» охранники, «свои» магазины, которые подчиняются не администрации, а платежеспособным жильцам, в вузах никогда не учившимся.

Как рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, проблема проживающих «левых» жильцов существует давно, а рекордсменами по числу нелегальных иностранных жильцов являются РУДН и МГИМО. «Например, в общаге РУДН проверка однажды выявила целых два этажа нелегально проживающих вьетнамцев. Те, кто их приютил, видимо, получали за это неплохие деньги. Все это, конечно, не от хорошей жизни – у вузов нет средств. С другой стороны, зачастую деньги идут в личные карманы», – рассказывает г-н Комков.

На наш вопрос, не разумнее ли бы было официально разрешить снимать в общаге комнаты, если нет дефицита жилья, и не правильнее ли было дать такие права поначалу, скажем, выпускникам вуза, которому принадлежит общежитие, г-н Комков ответил, что на пути такого решения слишком много преград. «Ресурсы у общаг, я думаю, для этого бы нашлись. Сейчас в зависимости от вуза в общагах проживает от 15 до 40% людей, вообще никакого отношения к студентам не имеющих. Другое дело, что это нарушило бы привычную цепочку – ведь деньги в этом случае шли бы уже официально в бюджет вуза, а не в карман руководителей». Впрочем, Олег Комков обещал предложить эту идею московским депутатам на предстоящем 1 августа обсуждении программы «Молодежь Москвы»: «Не знаю, поддержат ли меня, но я обязательно предложу такой вариант, вы мне подсказали очень правильную идею».

С заводскими общагами ситуация тоже непонятная. Недавно активисты Движения общежитий Москвы и Подмосковья (ДОМ) провели в столице пикет под лозунгами «Общежития – позор Москвы», «Мир общагам, война дворцам». Как рассказал «НИ» координатор этого движения Михаил Дороненко, главная проблема заводских и фабричных общаг заключается в том, что у них вопреки закону появились новые хозяева. «В Москве, например, больше половины общежитий оказались приватизированными. Хотя по закону этого делать было нельзя. Тем не менее в 90-е годы, когда шла поголовная приватизация, предприятия включали общежития в свой уставной капитал. Самое парадоксальное, что впоследствии срок исковой давности был сокращен с 10 до 3 лет и сейчас оспорить это уже нельзя. Недавно мы своими пикетами добились хоть каких-то положительных результатов. Сейчас, если не заключен договор социального найма, то это еще не повод, чтобы отказывать человеку в бесплатной приватизации», – рассказывает г-н Дороненко.

В свое время людям в большинстве приватизированных общежитий пытались навязать договор коммерческого найма. «Многие в суматохе не разбирались и соглашались – в результате стоимость такого «найма» доходит сегодня до 600 долларов в месяц. Такой случай был, например, с общежитием ЗИЛа. Причем здесь уже обратного пути нет», – рассказывает активист Движения общежитий Москвы. Особая проблема – снос ветхих заводских общаг, которые городу просто объективно не нужны. Те, чьи дома перестают существовать физически, взамен получают квартиры, но и здесь не все так просто. «С документами происходит постоянная путаница. Людей, например, вселяли в общежитие когда-то давно, когда они еще только устраивались на завод. С тех пор потерялся ордер и уже ничего не восстановить», – рассказывает г-н Дороненко.

Ситуацию пояснила «НИ» и член комитета Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству Галина Хованская. «Жилищный фонд общежитий подлежит передаче в собственность города, а отнюдь не приватизации. Тем не менее большинство общаг в смутные времена были приватизированы. Таким образом, люди въезжали в государственное жилье, а в результате оказались в частном. Как итог частный собственник начал пытаться выживать жильцов или выставлять платежи по коммерческой цене, больше положенных раз в 10. То есть начался полный беспредел. Вся эта ситуации по большому счету нуждается в рассмотрении Конституционным судом», – считает депутат.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: