Главная / Газета 18 Июля 2006 г. 00:00 / Экономика

Не нужен нам атом французский

Страна отказалась ввозить отработанное ядерное топливо

ДМИТРИЙ МИГУНОВ, АННА АНУФРИЕВА

Как заявил глава Росатома Сергей Кириенко, российские перерабатывающие мощности будут работать только с «отечественным» ОЯТ, чужое же отработанное топливо ввозиться на территорию страны не будет. По мнению специалистов, Россия, чтобы получить за ядерные отходы многомиллиардные прибыли, оказалась попросту не готова нести предварительные расходы.

Заявление главы Росатома его пресс-секретарь Сергей Новиков прокомментировал так: «Точно подсчитать тариф хранения отработанного ядерного топлива в долгосрочной перспективе невозможно. Но, по предварительным подсчетам, России это

невыгодно. Поэтому Сергеем Кириенко было принято такое решение». Отметим, что такой поворот событий выглядит по меньшей мере странным. Вопрос о ввозе ОЯТ из целого ряда стран несколько лет активно обсуждался на уровне министерств, правительства, парламента, и речь зачастую шла о заключении конкретных сделок. А не далее как в феврале г-н Кириенко предложил сделать городок Железногорск в Красноярском крае международным центром хранения ядерного топлива.

Специалисты склонны считать, что смена курса имеет прежде всего экономические причины – чтобы принять чужое ОЯТ, нужно в это дело хорошо вложиться. «Россия на данный момент не способна принять ядерные отходы из-за рубежа, – заявил «НИ» директор Института стратегической стабильности, бывший министр атомной энергетики России Виктор Михайлов. – Мы и свое-то переработать полностью не можем. Почти все хранилища переполнены. Нужно строить новые, а для этого необходимо резкое увеличение финансирования. Вот когда это будет сделано, тогда и поговорим об иностранном ОЯТ».

Суммарная вместимость двух действующих резервуаров (в Челябинской области и Красноярском крае) – около 15 тыс. тонн, а мировой запас – около 200 тыс. ОЯТ, к которым ежегодно прибавляется еще по 10 тыс. тонн. Между тем в США только одно глубинное хранилище на 15 тыс. тонн обошлось в 50 млрд. долларов. Достаточно сомнительно, что Росатом получит финансовую поддержку от государства на сразу две сверхдорогие программы: массовое строительство новых энергоблоков АЭС и хранилищ для ядерного топлива.

Впрочем, причина ядерного «разворота на марше» может быть и другой. Как заявил «НИ» директор Института проблем развития атомной энергетики Леонид Большов, принятие закона об утилизации ОЯТ в 2001 году было связано с «надеждами на то, что весь мир отправит свое отработанное топливо к нам». «Однако на этом рынке нам было трудно подвинуть традиционных монополистов – англичан и французов. Другое дело, что этот же закон позволил брать на переработку произведенное в России топливо, поставлявшееся в третьи страны. А если мы берем обязательство обслуживать топливо после его использования, то продать его кому-то гораздо легче», – считает специалист.

У лидера Союза зеленых России Алексея Яблокова заявление Сергея Кириенко вызвало недоумение. «В 2000 году был принят закон, разрешающий ввоз в страну отработанного ядерного топлива иностранного происхождения на переработку, – напомнил он «НИ». – Ожидалось получение прибыли в размере 20 млрд. долларов. Но на самом деле топливо должно было поступить в Россию не на переработку, а на хранение, потому что переработкой занимаются Англия и Франция. США, Швейцария, Корея и другие страны не хотели хранить на своей территории отработанное топливо, поэтому мечтали сбыть его в Россию под разными предлогами». Комментируя уверения Росатома в том, что Россия никогда не ввозила и не ввозит ОЯТ из других стран, ученый отметил: «Она его ввозит из Германии и Франции под предлогом переработки. Часть перерабатывается и отправляется обратно, а часть остается на территории нашей страны».

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: