Главная / Газета 6 Июля 2006 г. 00:00 / Экономика

Фейс-контроль по-банковски

Сбербанк добивается права не открывать счета подозрительным лицам

РОМАН ДОБРОХОТОВ

Вчера председатель правления Сбербанка России Андрей Казьмин предложил законодательно закрепить для банков возможность отказывать в открытии счетов клиентам, которые вызывают у банка подозрение. «Иногда проще сразу отказать, чем в течение двух месяцев проверять его», – заключил банкир. Правомерность такого «фейс-контроля» вызывает большие сомнения даже у чиновников «финансовой разведки».

На сегодняшний день ни в одной развитой стране гражданину не могут отказать в праве открыть счет в банке на основании его «подозрительности». Нет пока таких полномочий и у российских государственных органов. Банки же лишь могут (а иногда и должны) обращаться в Федеральную службу финансового мониторинга (ее у нас часто называют «финансовой разведкой») по поводу своих подозрений. Однако в последнее время ФСФМ стала так часто предъявлять претензии российским банкирам по поводу исполнения закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов», что у них, похоже, появляется соблазн вовсе не иметь дела с клиентами, вызывающими хотя бы малейшие, пусть и никем не подтвержденные, подозрения.

В Сбербанке комментировать ситуацию «НИ» отказались, сославшись на то, что пока идея озвучена только главой финансово-кредитной организации и существует лишь в виде высказывания. Поэтому, кроме Андрея Казьмина, никто ничего сказать не может, а сам он отказывается от комментариев. Зато в ФСФМ нам охотно изложили свою позицию.

«Запрещать физическому лицу открывать счет в банке – нарушение его гражданских прав, – считает глава управления надзорной деятельности Росфинмониторинга Дмитрий Скобелкин. – По существующему законодательству определен ряд случаев, когда банку следует сообщить в ФСФМ, например, что человек числится в списке лиц, связанных с террористическими организациями или террористами. Закон не должен допускать произвола со стороны банков, а то ведь так можно и не дать кому-нибудь открыть счет в банке из-за некрасивого лица. Более того, даже если человек, скажем, отбыл срок за причастность к экстремистской деятельности, мало ли что бывает. Теперь он, скажем, инвалид и получает пособие 1,5 тыс. руб. – нам ведь и об этом должны сообщать, но нельзя же таким людям все запретить, даже если они и вызывают подозрение». Как полагает чиновник, наиболее эффективный способ контроля – это не запретить всё и вся, а изучать историю клиентов банка. «Если банк знает, что тот или иной клиент занимался, скажем, аптекарским бизнесом, а затем вдруг начинает торговать ураном – это должно вызвать подозрение, и об этом следует сообщать нам», – пояснил г-н Скобелкин.

«А по-моему, это был бы замечательный закон, – возражает вице-президент Ассоциации российских банков Анатолий Милюков. – От банков сегодня требуют полной ответственности за все дела, приходится отчитываться за каждую операцию, а полномочий нет никаких. Как же можно что-то требовать с банков, если у них самих пока нет самостоятельного права контроля и возможности отказываться от подозрительных клиентов?» Комментируя ситуацию «НИ», банкир, правда, оговорился, что «основания для отказа – очень тонкий правовой вопрос, и решать его могут только юристы».

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: