Главная / Газета 4 Июля 2006 г. 00:00 / Экономика

Никто не хотел управлять

Пенсионная реформа в России окончательно провалена

ОЛЬГА ГОРЕЛИК

Конкурс по отбору управляющих компаний (УК), которым Пенсионный фонд поручил бы распоряжаться накоплениями граждан на старость, не состоялся. Об этом вчера сообщила Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР). На лакомый еще пару лет назад финансовый кусочек сегодня попросту не нашлось желающих – за два месяца организаторы не получили ни одной заявки от потенциальных конкурсантов. Эксперты считают: это свидетельствует о том, что пенсионная реформа, одна из самых важных и нужных для общества, с треском провалилась. И виновато в этом государство, которое все последние четыре года планомерно компрометировало эту реформу, этап за этапом.

На четвертом году реформирования желающих копить и умножать деньги россиян не нашлось.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
На четвертом году реформирования желающих копить и умножать деньги россиян не нашлось.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Привлечение пенсионных накоплений россиян в частные УК –одна из ключевых идей проводимой в России пенсионной реформы. Напомним, что до 2002 года в стране действовала распределительная система: работодатели отчисляли часть зарплаты работников в виде единого социального налога (ЕСН) в Пенсионный фонд России (ПФР), который и распределял эти средства пенсионерам в зависимости от стажа. Реформаторы во главе с тогдашним руководителем ПФР, а ныне главой Минсоцздрава Михаилом Зурабовым, разделили пенсию на три части: базовую, страховую и накопительную. На последнюю была особая надежда: 2–6% от зарплаты могут по желанию работника быть переданы в управление государственной управляющей компании (эту функцию взял на себя Внешэкономбанк), одной из частных компаний или негосударственному пенсионному фонду (НПФ). Эти деньги должны инвестироваться в ценные бумаги и прирастать. В этом, собственно, и состоит взаимный интерес и УК, и будущего пенсионера. Поэтому ожидалось, что доля базовых и страховых отчислений будет снижаться, а процент накопительных, наоборот, расти.

Поначалу средства от граждан выразили желание принимать 55 частных компаний. Первые два года их работы, как ожидалось, должны были стать самыми напряженными. Но россияне нанесли первый и очень чувствительный удар по реформе. Они ее попросту проигнорировали. По итогам 2002–2004 годов подавляющее большинство россиян оказались так называемыми «молчунами», не сделавшими свой выбор, а значит, их накопления автоматически перешли под управление государственного ВЭБа. Так, по данным ПФР, общая сумма пенсионных накоплений, переданных в доверительное управление, составила 177,3 млрд. руб., из них более 170,1 млрд. получил госбанк. В прошлом году доля реально участвующих в реформе россиян «существенно повысилась» до 2%.

«Сосредоточение всех пенсионных накоплений во Внешэкономбанке противоречит сути пенсионной реформы, – рассказал «НИ» консультант департамента консалтинга компании «Развитие бизнес-систем» Алексей Калинин. – Предполагалось, что эти средства выведут из госсектора и направят работать в различные отрасли экономики. ВЭБ же является госструктурой и в плане хранения там накопительных средств не слишком отличается от ПФР». Иными словами, от чего уехали, к тому и приехали. По мнению г-на Калинина, такой итог стал результатом провала информационной кампании, а также сложной процедуры передачи средств из ПФР в частные структуры.

«Пенсионный фонд не укладывается в сроки рассылки информационных писем, в которых содержится отчет о состоянии счета каждого гражданина, предложение передать средства в управление УК и соответствующий бланк, – разъясняет эксперт. – А если даже письмо приходит вовремя, то людей отпугивает трудоемкость и длительность процедуры передачи средств».

Подобные провалы сопровождали реформу с самого начала. Михаил Зурабов постоянно просил перенести сроки рассылок. Бывали случаи, когда письма приходили гражданам после того, как заканчивался прием заявок на передачу средств УК. Помимо этого, руководство ПФР без устали рапортовало о том, что вложения в ВЭБ приносят большие доходы, чем в частные УК. Чиновники таким образом вели активную контрпропагандистскую кампанию против проводившейся ими самими реформы, и результат не заставил себя ждать.

И вот, понимая, что большой объем денежных средств, скопленных в государственной компании, может в течение нескольких лет привести к кризису реформы, Минфин, МЭРТ и ФСФР стали готовить конкурс среди частных УК, которые получили бы возможность управлять пенсионными деньгами «молчунов». 29 мая этого года ФСФР объявила о начале приема заявок на участие в конкурсе. Вчера ведомству пришлось признать его несостоявшимся – желающих не нашлось.

«Провал конкурса – логичное продолжение действий государства, которое в лице ПФР уже несколько лет прилагает все усилия, чтобы население ничего не знало о пенсионной реформе, – заявил «НИ» пресс-директор Института национального проекта «Общественный договор» Олег Комаровский. – Пенсионному фонду было выделено 5 млн. долларов на информационную кампанию, из которых он не освоил ни копейки. Молодое население, для которого и начинали реформировать пенсионную систему, совершенно не представляет, что им уже сейчас нужно задумываться о пенсии. Они не знают, что их накопления лежат в ВЭБе, не знают, как он ими управляет, насколько они преумножаются или, наоборот, уменьшаются, выгоднее было бы отнести их в УК или нет».

По словам г-на Комаровского, в такой ситуации частные УК ничего не могли сделать – информационный фон вокруг реформы был негативный, и создали его сами авторы и исполнители. «Тем более в России частные компании, которые предлагают управлять деньгами населения, воспринимают как «МММ», – продолжает эксперт. – Они подсчитали: для того, чтобы привлечь рубль от населения, нужно потратить пять долларов, а помимо этого содержать персонал, нести издержки по обслуживанию счетов. Какой смысл во всем этом, если клиентов можно по пальцам перечесть?» Что касается тех 55 компаний, которые все же заключили договор с ПФР, то они, по мнению Олега Комаровского, попросту поверили государству и пришли на этот рынок в надежде привлечь выгодные «длинные» деньги, которыми смогли бы распоряжаться от 10 до 40 лет. «Они надеялись, что государство заинтересовано в привлечении денег и будет всячески стимулировать население, – говорит Комаровский. – А государство молчит».

Закономерной составляющей провала пенсионной реформы считает неудачу с конкурсом и экс-министр труда и социального развития РФ, а ныне депутат Госдумы Оксана Дмитриева. «Относительный уровень пенсий с начала реформы снижается, – сообщила она «НИ». – Концентрация денег в ВЭБе будет и дальше способствовать этому процессу. А очень скоро на пенсию начнут выходить люди, у которых не будет льгот. Они не ветераны войн и труда, не инвалиды, не узники, и снижение пенсий будет для них гораздо ощутимее, чем для сегодняшних пенсионеров. Такая ситуация грозит социальным кризисом. Единственный способ не допустить его – отказаться от обязательной накопительной системы».


ОПРОС «НИ»

А ВЫ РАССЧИТЫВАЕТЕ НА ДОСТОЙНУЮ ПЕНСИЮ ОТ ГОСУДАРСТВА?

Евгений ПЕТРОСЯН, артист:
– Да никто не рассчитывает. И очень-очень жаль, что есть еще те, кому приходится рассчитывать только на эту пенсию.

Андрей МАКАРЕВИЧ, музыкант:
– Честно говоря, даже и не думал об этом. Во-первых, наверное, рассчитывать на пенсию я бы не стал: я привык и много зарабатывать, и много тратить – едва ли пенсия смогла бы меня обеспечить. Во-вторых, мне сложно представить себя не занимающимся какой-то работой, так что жить на пенсию, надеюсь, мне не грозит.

Оксана РОБСКИ, писательница:
– Нет, что вы! Я уже лет 10 не помню, где моя трудовая книжка. Наверное, я даже никогда теперь не задумаюсь об этом. Во всяком случае, я сейчас работаю, зарабатываю деньги и надеюсь на то, что думать о пенсии мне в моей жизни уже не придется.

Ринат ДАСАЕВ, футбольный тренер:
– Конечно, рассчитываю. Я, правда, пока не знаю, насколько большой она будет. Но спортсменам, увы, приходится думать о том, чтобы на старости лет что-то получить от государства.

Олег ТАБАКОВ, художественный руководитель МХТ имени Чехова:
– Для меня этот вопрос, можно сказать, схоластический – я-то уже 10 лет вроде бы как получаю пенсию, но только год назад она выросла до размеров видимости. Но в целом для России, учитывая ее просторы и неисчислимую рать моих коллег, рассчитывать на пенсию просто нереально.

Опрос провел Роман ДОБРОХОТОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: