Главная / Газета 30 Мая 2006 г. 00:00 / Экономика

Расплата наличными

Чиновникам грозит особый контроль за их банковскими счетами, но они уже знают, как его обойти

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

Госдума и финансовая разведка намерены поставить под жесткий контроль банковские счета чиновников. Соответствующий законопроект уже готовится в недрах российского парламента и, если не произойдет ничего сверхъестественного, будет принят к концу текущего года. Депутаты, впрочем, не особо скрывают, что документ нужен в первую очередь «для имиджа» – участие России в международных антикоррупционных конвенциях требует законодательного обеспечения борьбы с мздоимством. Независимые же аналитики убеждены, что бороться с чиновничьей коррупцией таким образом – все равно что лечить насморк с помощью носового платка.

Чтобы заработать на такую яхту, как у начальника Чукотки Романа Абрамовича, его коллегам-губернаторам еще надо постараться и уцелеть.<br>Фото: AP. MICHAEL SOHN
Чтобы заработать на такую яхту, как у начальника Чукотки Романа Абрамовича, его коллегам-губернаторам еще надо постараться и уцелеть.
Фото: AP. MICHAEL SOHN
shadow
Технология отслеживания предлагается простая – банки должны будут предоставлять всю информацию о движении денег по счетам крупных должностных лиц Росфинмониторингу, который, в свою очередь, станет взаимодействовать с правоохранительными органами в случае возникновения подозрений. Под действие закона попадут только высокопоставленные чиновники – министры, их заместители, губернаторы. Вероятнее всего, не обойдет сия участь и депутатов. Кроме того, по всей вероятности, в списке потенциальных подозреваемых окажутся и топ-менеджеры госкомпаний вроде «Газпрома» и «Роснефти». Наконец, самое главное заключается в том, что финансовая разведка будет следить за счетами членов семей указанных категорий наших соотечественников, а также их родственников и деловых партнеров. Пока ничто не угрожает среднему звену российской бюрократии, но документ еще не готов, поэтому все может измениться.

Ограничение поставят и на нижний предел отслеживаемых сумм. Как отметил зампред комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Анатолий Аксаков, точно сказать, какая сумма будет определена в качестве потолка для «зеленого коридора», пока сложно, но, по всей вероятности, речь пойдет о 600 тыс. руб. По крайней мере пока при контроле подозрительных финансовых операций Росфинмониторинг оперирует именно этой суммой.

Сами разработчики законопроекта и не скрывают особо, что полная победа над коррупцией как цель принятия документа перед ними и не стоит. «Конечно, это усложнит для коррупционеров задачу – нужно будет придумывать сложные схемы, – рассказал «Новым Известиям» Анатолий Аксаков. – Однако в первую очередь закон должен быть введен в практику для соблюдения принятых нами международных обязательств. В частности, такие меры нужны по правилам Международной организации по борьбе с финансовыми преступлениями (ФАТФ). Это имеет для нашей страны в том числе и имиджевое значение. Бороться же с нелегальными схемами не наша задача, этим должны заниматься соответствующие правоохранительные органы». Добавим, что Конвенция ООН по борьбе с коррупцией, которую совсем недавно ратифицировала Госдума, требует от подписавших ее стран мер по контролю счетов чиновников.

Возможно, в других странах такая мера что-то и дает, а вот в России, где коррупция разрослась уже до невероятных размеров, изменений, по прогнозам экспертов, ждать вряд ли стоит. По словам президента фонда «ИНДЕМ» Георгия Сатарова, результат на выходе будет получен нулевой. «Это все равно, что бороться с гриппом при помощи носового платка, – заявил он «НИ». – Ясно, что при насморке его нужно носить с собой, но болезнь он не излечит. Существуют десятки различных лазеек для того, чтобы обойти подобные препятствия, так что как механизм противодействия коррупции контроль счетов может быть полезен лишь как не самая значительная составляющая целого комплекса мер».

В действенности готовящегося закона сомневается и председатель думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников. «Существует нормальная форма отслеживания доходов – налоговые декларации, – напомнил он «НИ». – По ним правоохранительные органы, если у них возникнет такое желание, могут найти элемент правонарушения. Дополнительный же контроль за счетами что чиновников, что частных лиц приведет лишь к тому, что они будут чаще брать взятки наличными». Между тем возникает и еще один вопрос: а не даст ли новый ограничительный закон возможность самим правоохранительным органам неправомерно его использовать?

Заметим, что и «простые граждане» находятся в зоне постоянного внимания. «Противоотмывочный» закон уже обязывает банки «стучать» на своих клиентов, если они совершают сделки на суммы свыше 20 тыс. долларов. В будущем году порог, возможно, опустится до 15 тыс. руб., так что под подозрение потенциально попадет уже большая часть населения страны.


КАК БАНКОВСКУЮ ТАЙНУ ХРАНЯТ НА ЗАПАДЕ

Наиболее верным приверженцем банковской тайны в ее классическом понимании является Лихтенштейн. За это он даже в свое время попадал в «черный список» Международной группы по борьбе с финансовыми преступлениями (ФАТФ). И хотя из списка его вычеркнули еще в 2001 году, банковская тайна до сих пор остается самым выгодным «экспортным товаром» этого карликового государства. На все претензии со стороны Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и ФАТФ фактический правитель княжества принц Алоиз отвечает: «Народ не проголосует за отмену банковской тайны на референдуме».
В Швейцарии за разглашение банковской тайны виновному грозит тюремный срок до трех лет. На переговорах со странами ЕС она отвоевала себе право на особые условия банковского законодательства в сфере охраны тайны вкладов. И все-таки по запросу Интерпола решением верховного суда страны она может быть снята со счетов тех клиентов, в отношении которых есть мотивированные подозрения в отмывании ими преступных доходов или, например, финансировании терроризма.
В Великобритании банкам позволено самостоятельно проверять клиента и отслеживать операции по его счетам, выявляя криминальные или подозрительные операции, и передавать в тех случаях, когда подозрения кажутся обоснованными, информацию о клиентах в правоохранительные органы.
В США закон о тайне вкладов, по мнению самих американцев, не столько защищает финансовые секреты вкладчиков, сколько регламентирует доступ к банковской информации различным контрольным органам. По официальным запросам властей банки обязаны предоставлять любые данные о вкладчиках, в отношении которых у правоохранительных органов имеются подозрения в совершении ими противоправных действий. При этом сами клиенты никак не уведомляются, когда и кому была передана информация о них. Дополнительные полномочия в раскрытии тайны вкладов дал властям знаменитый Патриотический акт, который был принят в октябре 2001 года под влиянием терактов 11 сентября.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: