Главная / Газета 23 Мая 2006 г. 00:00 / Экономика

Не отмоешь добела

О тех, кто меняет больше 500 евро, скоро будут сообщать куда следует

ДМИТРИЙ МИГУНОВ

В будущем году банки станут информировать государство о каждой своей операции на сумму, превышающую 15 тыс. руб., включая и обмен валюты. По крайней мере, такую норму планируется прописать в новом законе, регулирующем борьбу с отмыванием денег. Об этом в ходе конференции, посвященной противодействию легализации преступных доходов и поддержке терроризма, сообщил вчера зампред комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Анатолий Аксаков.

Об обмене крупных сумм сообщат куда следует.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Об обмене крупных сумм сообщат куда следует.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
По словам г-на Аксакова, изначально предполагалось поставить верхнюю планку нерегулируемых операций на уровне 20 тыс. долларов. Фактически это существующее на сегодня ограничение – 600 тыс. руб., но в ходе подготовки законопроекта возникла сумма, на порядок меньшая. При этом сам депутат считает, что такое ограничение будет неэффективным. «Невозможно отследить все операции такого объема», – подчеркнул народный избранник. Коллегу поддерживает и глава другого думского комитета – по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству – Павел Крашенинников. По его прогнозу, который он сообщил «Новым Известиям», в случае принятия таких мер «граждане будут держать деньги не в банках, а в стеклянной банке. Если мы хотим отпугнуть людей от нашей банковской системы, тогда эти действия правильны».

Но и это еще не все. Помимо контроля за операциями на сумму свыше 15 тыс. руб., кредитным организациям будет предоставлено право расторгать договоры с клиентами в одностороннем порядке, если возникнут всего лишь подозрения, что происхождение денег на счетах «нечисто». Причину таких жесткостей объяснила директор департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ РФ Елена Ищенко. По ее данным, 95% кредитных учреждений страны в прошлом году были пойманы на операциях с деньгами темного происхождения. По итогам проверок в 2005 году 14 банков были приговорены к «высшей мере наказания», то есть отзыву лицензии. Еще на 284 банка были наложены штрафы и на 238 – запрет на осуществление определенных видов банковских операций. Против 22 руководителей были возбуждены уголовные дела.

По словам председателя комитета по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, Ассоциации российских банков (АРБ) Александра Галкина, «правовых инструментов для борьбы с сомнительными операциями нет». В результате получается, что почти все российские банки занимаются отмыванием. Сами банкиры, похоже, на тяжелую судьбу не жалуются.

По словам президента АРБ Гарегина Тосуняна, «по подходам есть вопросы, но многие банки работают неадекватно и заслуживают таких санкций. Заниматься прополкой наших рядов от недобросовестных членов необходимо. Другое дело, нельзя допустить, чтобы эти действия нервировали банковское сообщество».

Заместитель руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу Дмитрий Скобелкин, в свою очередь, сообщил, что среди кредитных организаций, нарушающих «противоотмывочное» законодательство, есть такие, что не являются ни организаторами, ни активными участниками сомнительных операций, но их подводят клиенты. Случаются и ситуации, когда банк подвергается санкциям из-за мелких ошибок в своей информации о незаконных операциях (она должна быть представлена на следующей день после совершения такой операции, но времени на доработку уже нет).

Одновременно, как вчера стало ясно, за отмывание денег планируется и ужесточить наказания. Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин заявил в понедельник в Совете Федерации, что за такие преступления, а также за коррупцию и поддержку терроризма пора бы ввести институт конфискации имущества. Причем эта мера должна коснуться как физических, так и юридических лиц. «К этому нас обязывает международная конвенция», – отметил судья.

Советник главного правового управления администрации президента Владимир Михайлов, впрочем, тут же заметил, что государству от этого будет, в общем-то, ни жарко, ни холодно. «У нас до сих пор четко не прописано, кто занимается конфискацией имущества, – сообщил чиновник. По данным специалистов, только от 4 до 7% доходов от конфискации имущества идет в доход государства».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: