Главная / Газета 14 Апреля 2006 г. 00:00 / Экономика

Цена свободы

Более половины нынешних выпускников вузов не смогут найти работу по специальности

ОЛЬГА ГОРЕЛИК

У тех, кто в этом году заканчивает учебу в вузах, сейчас горячие дни: пора завершать дипломные работы и проекты, а времени, как всегда, не хватает. Потом – защита, получение вожделенных «корочек», а там и… Что будет потом, для большинства загадка. Ясно только, что все надо будет делать самим. «Технари», экономисты, юристы, менеджеры чувствуют себя поувереннее, а вот биологи, географы, психологи уже знают, как непросто им будет найти работу по специальности. Системы распределения выпускников уже давно нет. Что пришло ей на смену, выяснили «Новые Известия».

Студенты еще до получения диплома пытаются найти себе работу.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Студенты еще до получения диплома пытаются найти себе работу.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
В советские времена распределения ждали с надеждой и тревогой. «Загреметь» из родного университетского города в глухую провинцию охотников было много только в кино. Да и в столице принудительная отдача долга за обучение государству означала зачастую не самую интересную работу, хотя формально и по специальности, и более чем скромную зарплату. Получить же «свободный диплом» было еще хуже, если только выпускника где-то уже не ждали.

Когда системы распределения не стало, поначалу все вздохнули с облегчением – сами себе хозяева. Однако быстро поняли цену этой свободы. Устроиться в родном городе по специальности, да еще и с хорошей зарплатой, как оказалось, могут немногие. Сейчас ситуация, как говорят эксперты, понемногу выправляется, но далеко не для всех и не везде. Знания и навыки, полученные в вузе, сплошь и рядом не совпадают с требованиями работодателей, а факультеты продолжают выпускать, как на конвейере, молодых специалистов, в которых экономика, по большому счету, не нуждается.

Пусть кому-то повезет

«До сих пор очень небольшое число вузов может похвастать тем, что у их выпускников нет проблем с трудоустройством, – рассказала «НИ» специалист кадрового агентства «Анкор» по работе с вузами Александра Бахарева. – Таких меньше 10%. Это, в первую очередь, МГУ, а также МГТУ им. Баумана, МФТИ, МИФИ. Охотно берут на работу выпускников МГИМО, но, как правило, у этих ребят завышенные требования – они порой не соглашаются на должность с зарплатой ниже 1–1,5 тыс. долларов». Как рассказала эксперт, те, кто учится в этих вузах, нередко решают проблему будущего трудоустройства задолго до защиты диплома. Работодатели же вообще любят приглашать на работу студентов, причем самых разных специальностей. Как правило, им предлагают работу с гибким графиком либо на полный рабочий день, но на ограниченное время – скажем, для того, чтобы заменить ушедшего в отпуск постоянного сотрудника. Молодые «недоучки» без проблем на такие условия соглашаются: для них важны не только деньги, но и опыт, и, конечно, полезные связи, которые, как правило, помогают найти работу после получения диплома.

Элитные вузы тоже не дремлют. Они активно обзаводятся связями со средним и крупным бизнесом, который разбирает студентов еще на последних курсах их обучения. В основном это касается экономических, юридических и управленческих факультетов. «Уровень трудоустройства наших выпускников приближается к 100%, – рассказала «НИ» сотрудник службы содействия трудоустройству экономического факультета МГУ Мария Окунь. – Большинство вчерашних студентов идут уже на конкретные предложения, сделанные им во время обучения. Очень многие начинают работать на предпоследнем курсе. Причем практически все – по специальности».

В идеале между учебными центрами и работодателями устанавливается эффективная обратная связь. Некоторые компании открывают в вузах собственные курсы, где знакомят студентов со спецификой работы в их фирме. «Такая практика есть, к примеру, на факультете вычислительной математики и кибернетики в МГУ, где работают курсы компании Microsoft. А в Университете связи в подготовке кадров для себя участвует Ericsson», – рассказывает Александра Бахарева. Прочные связи с бизнесом имеют также Государственный университет управления, Высшая школа экономики, Екатеринбургский технический университет, Иркутский университет. Примечательно, что устойчивый спрос есть не только на экономистов, юристов и менеджеров, но и на химиков, выпускников факультетов социологии.

В выигрышном положении оказались и выпускники технических вузов. Благодаря тому, что экономика худо-бедно развивается, из многолетней немилости выходят наконец инженерные специальности. Однако особый спрос сейчас на IT-специалистов – профессионалов в области телекоммуникаций. Снова в почете физики. По словам руководителя службы занятости физического факультета МГУ Надежды Потаповой, им сейчас поступает очень много заявок. Впрочем, далеко не все выпускники спешат ими воспользоваться. Во-первых, потому, что значительная часть предложений исходит от научных организаций, а в науку, как отмечает г-жа Потапова, «сейчас мало кто стремится из-за низкой оплаты труда». Связывать свою жизнь с телекоммуникациями и программированием также желают не все физики, поэтому многие уходят в бизнес.

Ну очень широкий профиль

«Не стоит преувеличивать обратную связь между вузами и сферами, для которых они готовят специалистов, – сообщил «НИ» декан Высшей школы менеджмента Высшей школы экономики Сергей Филонович. – Подготовка в вузе занимает в среднем 6 лет. Как за это время изменятся потребности бизнеса, не знает даже сам бизнес. Поэтому специалисты, занятые в образовательной сфере, должны думать прежде всего о том, как подготовить мобильных сотрудников, знаний и навыков которых хватит для того, чтобы приспособиться к новым требованиям работодателя».

Подобной стратегии в обучении сейчас придерживаются многие вузы. Готовить универсалов широкого профиля, возможно, и легче, чем узких профессионалов. А декларируемое университетами «развитие способности быстро усваивать новые знания» – вещь, согласитесь, довольно зыбкая. Ведь проверить, у кого эта способность действительно развилась, а кого – нет, на практике не так-то просто. Получается, что вуз, обеспечивая некий общий минимум, надеется, что выпускник потом сам доучится всему, что ему понадобится на работе.

Экономический факультет МГУ, например, вообще не дает своим выпускникам-бакалаврам никакой специализации. «За первые четыре года обучения студенты осваивают такую дисциплину, как общая экономика, – говорит Мария Окунь. – Потом желающие могут продолжить обучение в магистратуре по более узким специальностям. Выпускник бакалавриата сможет с одинаковым успехом освоить аудит и консалтинг, бухгалтерию и аналитику, финансы и кредит». Но ведь далеко не всякий бакалавр становится магистром – многим деньги зарабатывать надо.

Студентам нелегко расставаться с беззаботной жизнью.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow По мнению представителей высшей школы, иметь такое «мобильное» образование будет очень кстати в ближайшие несколько лет, поскольку кое в каких секторах ожидается перепроизводство специалистов. По данным Сергея Филоновича, оно, в первую очередь, затронет бухгалтерскую, налоговую и банковскую сферы, юриспруденцию. У работодателей на это свой взгляд. Им вузовский «полуфабрикат» отнюдь не всегда нужен, потому что деньги и время на «доподготовку» слишком дороги. Поэтому и говорится чуть не в каждом объявлении о вакансии: требуется молодой, до 30 лет, специалист с обязательным опытом работы. А где этого опыта набираться выпускнику, не сказано.

Был нужен, да уже взяли

Как мы видим, бизнес заинтересован довольно в узком круге специалистов. «Если ситуация с техническими и экономическими специальностями сейчас стабильная, то гуманитариям приходится тяжело, – продолжает Александра Бахарева. – А так как «чистые» историки и филологи сейчас мало востребованы, то окончившие гуманитарный факультет выпускники в основном связывают свою дальнейшую деятельность с иностранными языками и PR». С каждым годом найти себе место на этой довольно тесной лужайке им все сложнее. Ведь конкуренция растет – факультеты иностранных языков есть едва ли не в каждом частном университете. На связи с общественностью мода тоже никак не проходит, так что пиарщиков готовят все, кому не лень. Качество – вопрос особый, но вчерашнему студенту-историку или филологу еще нужно доказать, что он не хуже дипломированного специалиста. А как доказать, если не берут?

Еще сложнее найти работу биологам и географам. «Среди запросов от наших клиентов практически нет заявок на этих специалистов, – говорит Александра Бахарева. – Поэтому если они не хотят идти в науку, то, адекватно воспринимая ситуацию, готовы к переквалификации и работе на начальных должностях в других отраслях экономики». «Спрос на таких «непрактичных» специалистов во многом зависит от государства, – уверен Сергей Филонович. – Если оно готово финансировать науку, выделять гранты, значит, начнется рост спроса на представителей этих профессий. А пока этого нет, никакая обратная связь не поможет».

Счастливчикам помогают иностранные работодатели, которые видят пророков и в нашем отечестве. «Значительную часть своих выпускников тот же Физтех уже давно готовит для работы за рубежом, – продолжает г-н Филонович. – В некоторой степени это касается физиков, биологов и математиков, желающих работать по специальности». Но всем факультетом за границу не уедешь, так что математика остается для сердца, а для ума приходится осваивать, например, торговлю.

По-настоящему обманутыми чувствуют себя выпускники факультетов психологии. Если ребята, поступавшие, скажем, на географический или биологический факультеты, знали, на что шли, и уже тогда, как правило, реально оценивали перспективы своего трудоустройства, то психологи попали в мышеловку. Лет шесть назад их науку стали активно раскручивать, ставя ее в один ряд с экономикой и правом. Казалось, потребность в психологах сейчас такова, что деньги будущие фрейды и юнги будут грести лопатой. Теперь же выясняется, что выпускников психфаков мало где ждут. Хорошо тем, кто одержим наукой – их на нищенские зарплаты берут в исследовательских центрах. Те же, кто мечтал о работе практического психолога, оказались вообще не у дел. Самое «близкое» для них – менеджер по персоналу в какой-либо компании или кадровое агентство. Но и там все больше предпочитают специально обученных. Вот и приходится специалистам по восприятию цвета или вниманию у подростков работать рекламщиками, таможенниками, а то и администраторами в кинотеатрах.

К тому же и частный бизнес, и государственные структуры отдают предпочтение тем, кто получил образование в авторитетных высших школах. Выпускники же большинства новых частных вузов, хоть и имеют дипломы того же образца, котируются отнюдь не так же высоко. Поэтому устроиться на хорошую работу им, как правило, куда сложнее. «Конечно, далеко не все выпускники находят себе работу по специальности, – соглашается Надежда Потапова. – По статистике в целом по стране 50–70% населения работают не в той сфере, для которой их готовил вуз. Почему-то в нашей стране такую ситуацию воспринимают трагически. На самом деле ничего страшного в этом нет – на Западе расклад примерно такой же. Напротив, это большая заслуга вуза, что выпускник, который не может устроиться по специальности, не становится безработным, а находит себя в других сферах и достигает там больших успехов». Впрочем, выпускники, мыкающиеся в поисках вакансии, часто говорят об этих заслугах совсем другими словами.



Сезон охоты на вакансии

Опубликовано в номере «НИ» от 14 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: