Главная / Газета 15 Марта 2006 г. 00:00 / Экономика

Гамбургер по-русски

Продуктовый рынок России ждут новые потрясения – рост цен на хлеб и мясо

ОЛЬГА ГОРЕЛИК

В ближайшее время в России может подорожать целый ряд продуктов. Соль и сахар уже выросли в цене. На очереди мясо и, самое главное, хлеб. И хотя у государства есть рычаги, чтобы не допустить резкого подорожания продукта номер один, не ясно, воспользуется ли оно ими. По крайней мере, пока ущерб зерновым от морозов явно преувеличивается чиновниками, и это может быть артподготовкой к росту цен. А начавший вчера действовать запрет на экспорт мяса из Аргентины уже совсем скоро приведет к тому, что говядина для многих россиян перейдет в разряд деликатесов.

Дефицита колбас не будет, а вот цены неприятно удивят.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Дефицита колбас не будет, а вот цены неприятно удивят.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Ценовой мониторинг рынка зерна, проведенный исследовательской компанией «СовЭкон», показал, что на прошлой неделе продолжилось уверенное повышение цен по большинству культур. Наиболее заметно подорожала продовольственная пшеница 3 класса, которая используется для производства муки и хлеба. Специалисты отмечают, что так дорого российское зерно не стоило последние полтора года.

«Рост цен на пшеницу наблюдается с октября, – рассказал «Новым Известиям» исполнительный директор «СовЭкон» Андрей Сизов. – Но после нового года темпы ускорились. Если говорить о пшенице третьего класса, то с октября по январь стоимость тонны выросла с 2750 до 3150 руб., а с января к настоящему моменту – уже до 4075 руб. То есть за полгода это зерно подорожало в полтора раза, причем наибольший прирост произошел за последние два месяца.

По мнению эксперта, не последнюю роль тут сыграли зимние морозы и явно завышенные официальные оценки нанесенного ими ущерба. «Очень быстро появилась информация о том, что должны погибнуть 30% озимых, эта новость активно распространялась чиновниками, – рассказывает г-н Сизов. – Вместе с тем пока, по нашим данным, оснований ожидать таких размеров гибели зерна нет. Информация о качестве перезимовавших посевов дает основания ожидать размеры ущерба на уровне 18–20%». Специалист отмечает, что по сравнению со средними показателями последних лет в 10–12% это много, но отнюдь не рекорд. Например, в 2003 году погибли посевы на 26,5% площадей.

Явно завышая размеры сегодняшних потерь, чиновники, судя по всему, «готовят» население к неурожаю и росту цен на муку и хлеб. Все чаще вспоминается ситуация трехлетней давности, когда продукт номер один дорожал практически во всех регионах страны. Тогда стоимость тонны пшеницы третьего класса приближалась к 6500 руб., однако у сегодняшней ситуации есть немалые отличия от той, в какую Россия попала в 2003 году. «В то время процесс был смягчен большими запасами предыдущего урожая, чего нельзя сказать про нынешний год, поэтому возможность повторения сценария трехлетней давности не исключена, – говорят специалисты. – Однако тогда государство не осуществляло товарных интервенций, сейчас же в его распоряжении имеется 1,65 млн. т. зерна, в основном пшеницы. И если правительство захочет сбить рост цен, у него будет механизм для этого». Добавим, захочет ли – вот в чем вопрос.

По словам г-на Сизова, рост цен на зерно непременно даст импульс к подорожанию муки и хлебобулочных изделий. Правда, значительным он быть не должен, поскольку цены на хлеб в большей степени зависят от таких факторов, как рост зарплат занятых в этой сфере работников и цен на топливо. Пока Российский зерновой союз надеется, что хлеб и мука удержатся в общих рамках инфляции. Однако если бензин весной начнет дорожать так же, как в прошлом году, такие прогнозы явно придется пересматривать.

Настроение на мясном рынке еще более пессимистично. После того как Аргентина объявила о приостановке с 14 марта экспорта говядины за рубеж сроком на полгода, стало понятно, что этот продукт для большинства нашего населения может окончательно стать праздничным деликатесом. «Запрет на экспорт мяса из Аргентины напрямую коснется России, – рассказал «НИ» руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. – В 2005 году поставки аргентинской говядины достигли 183,5 тыс. т. из 602 тыс., разрешенных к ввозу по квоте. Поэтому максимум через месяц импортеры столкнутся с серьезным дефицитом, а это спровоцирует дальнейший рост цен на мясо».

По оценкам г-на Юшина, с начала года говядина уже подорожала на 10–15%. «После того, как стало известно о возможности запрета экспорта из Аргентины, мясоперерабатывающие предприятия начали активно затариваться, и это подстегнуло рост цен, – поясняет эксперт. – Сейчас, пока есть запасы, сделанные в январе–феврале, ситуация с ценами стабильна, но продлится это затишье недолго».

Дело в том, что, помимо России, Аргентина поставляла мясо в 70 стран мира, поэтому поиском других «мясных источников» сейчас будем заняты не только мы. А их и без того немного. Из-за неблагоприятной эпидемиологической обстановки для нас практически полностью закрыта Бразилия (за исключением нескольких штатов), которая является одним из лидеров по экспорту говядины: в прошлом году она поставила нам 295 тыс. т. Евросоюз недавно снизил субсидии на экспорт говядины для своих фермеров, к тому же мясо там и без того было довольно дорогим. То же самое можно сказать об Австралии – она всегда была ориентирована на поставки в Японию, США – куда более платежеспособные по сравнению с нами страны. По большому счету остаются лишь Уругвай и Парагвай, но объемы экспорта из этих стран всегда были несравнимы с бразильскими и аргентинскими. Парагвай, к примеру, в прошлом году ограничился отправкой в Россию лишь 51 тыс. т говядины.

Сергей Юшин отметил, что дефицит, о котором идет речь, не предполагает пустых полок – напротив, спрос на говядину и изделия из нее упадет, поэтому в продаже этой продукции всегда будет достаточно, вот только доступна она будет узкой прослойке населения. Дешевого же мяса больше не будет, так же как не будет дешевой нефти или газа. «Сейчас у нас есть только один путь – развивать собственное животноводство, создавать условия для прихода частного бизнеса в эту сферу, – уверен эксперт. – Иначе мы будем точно так же экономически и политически зависеть от других, как некоторые зависят от нас в плане нефти».

По подсчетам Национальной мясной ассоциации, оптовые цены на говядину, колбасы, копчености за ближайшие полтора месяца вырастут в среднем на 10%. В случае более резкого удорожания оптовики рискуют нарваться на такое же резкое снижение продаж. Что касается роста розничных цен, то его вообще мало что может ограничить. «К примеру, на рынке мяса птицы падение оптовых цен продолжается около 5 месяцев, за это время они упали на 25–30%, – рассказывает эксперт. – Однако розница продолжает игнорировать этот факт. Одна и та же куриная тушка имеет оптовую цену в 50 руб., а розничную – 100. Наценка составляет 100%. Особенно странно такое поведение игроков розницы в момент, когда спрос на курятину упал из-за птичьего гриппа».


Опубликовано в номере «НИ» от 15 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: