Главная / Газета 2 Марта 2006 г. 00:00 / Экономика

Рейдеры должны сидеть в тюрьме

Президент России потребовал навести порядок на рынке слияний и поглощений

РЕГИНА КОМАРОВА

В списке новых популярных в России профессий появилась еще одна – рейдер. Оплачивается она неплохо и востребована все больше. На нее обратил пристальное внимание даже глава государства. Выступая недавно на ежегодной коллегии Генпрокуратуры, Владимир Путин потребовал от правоохранителей большей активности, когда речь идет о так называемых недружественных захватах чужой собственности. Они, убежден президент, «серьезно дестабилизируют российский бизнес и инвестиционный климат».

Как это обычно у нас происходит, сказанное на самом верху снежным комом покатилось вниз, набирая разящую силу: от президента к премьеру, от премьера к МВД, от МВД к МЭРТ. Глава Минэкономразвития, снискавший славу внешней невозмутимостью даже во время самых жестких публичных «разборок» с Михаилом Фрадковым, на этот раз был до чрезвычайности резок. «Гринмейлеры, которые стали миллиардерами на незаконном отъеме собственности, должны находиться в местах не столь отдаленных, а не возглавлять список «Форбс», – сказал, как отрезал, министр.

В том, что бизнес время от времени меняет хозяев, нет ничего ни удивительного, ни тем более страшного. Во всем мире происходят слияния и поглощения компаний – таковы правила свободного предпринимательства. Диктуется это и рыночной конъюнктурой, и тактикой или стратегией покупателей и продавцов. Но когда при решении оперативных бизнес-задач в дело идут бейсбольные биты, обрезки арматуры и прочая далекая от офисной техника, это называется силовым захватом и к практике цивилизованного предпринимательства никакого отношения уже не имеет.

Недружественные поглощения лет пять назад захлестнули Москву. Несовершенство действовавшего тогда закона о банкротстве позволяло разорить практически любое действующее предприятие. У миноритариев скупались акции, потом проводилось собрание «своих» акционеров, которые голосовали за новое руководство, а для него «убить» завод или фабрику, чтобы перепрофилировать их потом, ну скажем, в развлекательный центр, было делом техники. Новых хозяев интересовало, разумеется, не производство, которым они заниматься никогда и не предполагали, а дорогая столичная земля. Когда закон о банкротстве переписали, подобные процедуры стало проводить намного сложнее. Но природа нашего диковатого все еще бизнеса не терпит вакуума, и вскоре нашлись совсем уж рисковые люди, которые в ностальгической истоме, похоже, только и ждали, когда придет пора воспользоваться хорошо освоенным в период первичного накопления капитала инструментарием «деловой конкуренции».

Самый громкий в прошлом году захват чужого произошел в центре Москвы – в Гранатном переулке. Официально картинную «разборку» в центре столицы объяснили конфликтом, который имел место между собственником здания и арендатором. Однако вскоре в деловых кругах и в некоторых СМИ заговорили о том, что СПК «Развитие» испытало на себе все прелести того, что называется силовым захватом. Компания привлекла рейдеров своими активами, в числе которых «Главмосстрой», «Моспромстройматериалы» и «Мосмонтажспецстрой» – предприятия, делающие погоду на столичном строительном рынке. До недавнего времени СПК «Развитие» строила около 1,5 млн. кв. м жилья в год. Если учесть, что за последние четыре года общие объемы жилищного строительства в мегаполисе, по официальным данным московского стройкомплекса, составляли от 4,47 до 5,22 млн. «квадратов» ежегодно, нетрудно подсчитать долю СПК. Плюс к этому до 50% всех используемых в городе стройматериалов продавала эта же компания. Кусочек, что ни говори, очень лакомый.

Позже в некоторых СМИ появилась информация, что за захватом стоял депутат Госдумы Сулейман Керимов, но не в качестве народного избранника, а крупного предпринимателя. Кстати, этот парламентарий как раз и фигурирует в списке самых богатых людей России по версии журнала «Форбс», о котором в гневе упомянул глава Минэкономразвития Герман Греф.

Говоря о планируемых поправках в законодательство, чиновники не уточняют, насколько широко они трактуют термин «рейдерство». Так, например, в Европе недружественной считается даже попытка приобретения акций компании через голову ее менеджмента или сама попытка получения значимого пакета акций национальной компании. В случае введения европейских стандартов список «рейдов» может существенно расшириться. А последние приобретения того же г-на Керимова, осуществленные в соответствии с буквой, но не духом закона, могут быть рассмотрены в новом свете.

Так, еще в 2004 году компания «Нафта Москва», принадлежащая г-ну Керимову, по информации журнала Forbes, начала скупку акций национальной компании «Газпром» на кредиты, выделяемые другой национальной компанией – Сбербанком. Начальный пакет акций «Газпрома» – 1,5% был куплен за 700 млн. долларов. К апрелю 2005 года доля «Нафты» в акционерном капитале газового гиганта составляла уже 2,36%. К концу 2005 года она увеличилась до 4,5%. Больший пакет акций «Газпрома» есть только у структур E. On Ruhrgas – 6,43%.

Параллельно с этим, с использованием аналогичной технологии велось приобретение акций Сбербанка. Сейчас Сулейману Керимову принадлежат 6% акций этого банка. По официальным данным, он является самым крупным его частным акционером. Поражают и объемы полученных кредитов: за прошедшие два года – около 3,2 млрд. долларов. По оценкам экспертов, бумаги двух крупнейших государственных компаний, принадлежащие депутату Госдумы Сулейману Керимову, оцениваются более чем в 7,2 млрд. долларов, что делает его одним из богатейших людей России.

В том, что непременным аксессуаром на портрете нашего бизнеса, который рисуется на Западе, продолжает оставаться бейсбольная бита, ничего хорошего, разумеется, нет. Тут и президент, и премьер, и его министры совершенно правы. Удвоить ВВП и так-то задача не из легких. А если инвестор еще и будет бояться, что в его офис полетят вдруг булыжники и гвоздатые палки, не придет он в Россию ни к 2010 году, ни позже.

Наглое рейдерство впрямую угрожает не только стратегическим планам страны, но и тактическим. Тот же «Главмосстрой» воспринимался в столице как локомотив строительства. На него в числе прочих делалась основная ставка в реализации на уровне города национального проекта по доступному жилью, ведь доля городского заказа составляла у компании около 80%. А это та самая «социалка», которая и поставлена во главу угла всех четырех нацпроектов. Сейчас, после смены собственника, «Главмосстрой», по оценочным данным, ведет строительство лишь 15 объектов. Эксперты в один голос утверждают: квартиры в Москве будут и дальше дорожать процентов на 30–40 в год, потому что самих новостроек в городе будет все меньше.




Уточнение
Правила для акул

Опубликовано в номере «НИ» от 2 марта 2006 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: