Главная / Газета 13 Февраля 2006 г. 00:00 / Экономика

«Хорошо испеченный блин»

В Москве прошла встреча министров финансов стран «большой восьмерки»

АНАСТАСИЯ МАЛАХОВА

О том, что в Москве собралась «большая восьмерка», узнали даже те, кто не читает газет, не смотрит телевизор и не слушает радио. Достаточно было в выходные оказаться у станции метро «Павелецкая», откуда начинались милицейские кордоны, уплотнявшиеся по мере продвижения к зданию «Форум Холла». Патрули вели себя предупредительно – на вопрос, как туда пройти, с улыбкой отвечали: «Вас туда все равно не пустят».

Начиная с 15.30 субботы журналисты стали ждать министра финансов РФ Алексея Кудрина. Пресс-конференции его коллег были многолюдными, но основное действо все же предполагало присутствие хозяина. Знатоки, правда, никуда не спешили: меньше чем на час глава родного Минфина никуда не опаздывает, утверждали они. Задержавшись действительно примерно на час, российский министр и одновременно председатель встречи явился в прекрасном расположении духа, открыв свое выступление метафорично: «Это первый блин, который, несмотря на пословицу, не вышел комом, а стал настоящим, хорошо испеченным блином».

По словам г-на Кудрина, в ходе четырехчасовой встречи министры обсудили и приняли решения по шести пунктам повестки: это положение в мировой экономике, ситуация на рынках нефти и других энергоносителей, результаты встречи в Гонконге по многосторонним торговым переговорам, содействие международному развитию и другим. В качестве одной из решенных задач наш министр назвал выработку «правильного вектора в сфере подготовки и принятия решений по блоку вопросов, именуемому «энергетическая безопасность».

Кроме того, министры финансов договорились создать глобальный рынок газа. А одним из месторождений, на которое возлагаются большие надежды в будущем, оказалось Штокмановское, где с 2010 года добыча должна составить 70–90 млрд. кубометров в год. Для помощи государствам, экономики которых пострадали в результате скачка цен на энергоносители и стихийных бедствий, министры договорились создать антишоковый фонд.

В конце пресс-конференции министр неожиданно объявил о том, что с 1 января 2007 года, а возможно, и раньше российский рубль станет полностью конвертируемым. Это означает, что будут сняты все ограничения на движение капитала, то есть любую свою выручку предприниматель спокойно сможет вывести за рубеж и конвертировать. «При этом никаких ограничений наложить никто не сможет», – подчеркнул г-н Кудрин.

Надо сказать, что о возможной конвертируемости рубля, причем именно в эти же сроки, министр уже говорил в апреле прошлого года. Реакция опрошенных «НИ» экспертов и тогда, и сейчас была одинаковой. Объявить можно что угодно: хоть коммунизм с 10 утра в пятницу. Сделать сложнее. Конвертируемым рубль может быть только тогда, когда кто-то захочет его покупать за доллары или евро. Пока желающих негусто. Можно, конечно, начать продавать нашу нефть только за рубли, но это очень сложно, да и не нужно. Главное же в том, что все это имеет смысл только в том случае, если цены на углеводороды сохранятся высокими. Если нет – одни минусы: рублевый стабфонд рухнет, а с ним и российская экономика.

Кстати, о рублях и валюте. Когда правительственных экономистов спрашивают, в чем держать деньги, они отвечают: конечно, в рублях. Сейчас идут споры о том, в чем хранить стабфонд, и финансовые власти однозначно склоняются в пользу евро. Впрочем, на простых гражданах конвертируемость рубля, по прогнозам экспертов, никак не скажется. А вот финансовая система может и не выдержать.



А у нас поднимут газ

Убаюканное то ли протокольными улыбками министров финансов стран «большой восьмерки», то ли их восхищением по поводу «успехов» России, наше руководство устами главы Минфина РФ Алексея Кудрина наконец произнесло слова, которых все мы так долго ждали и опасались: нефть и газ внутри страны будут продаваться по мировым ценам. Первое, что нас после этого ждет, – это рост тарифов на электроэнергию. Газ энергетикам обходился намного дешевле, чем мазут или уголь, поэтому рост мировых цен на нефть не оказывал существенного влияния на увеличение внутренних энерготарифов. Теперь об этом придется забыть. Возросшие тарифы неизбежно разгонят цены на всю российскую продукцию. Прежде всего пострадают металлурги и нефтехимики, у которых субсидии в виде дешевой электроэнергии и газа составляют пятую часть выручки. Насколько уменьшится рентабельность в этих отраслях, если в ближайшие два года цена на газ внутри России возрастет на 20%, а на электроэнергию – на все 30%, можно себе представить. Наконец, нововведения не обойдут и каждого из нас. Если сегодня 1 киловатт электроэнергии стоит в пределах 2 руб., то к концу года ждите не меньше 2,5. Об инфляции в 9% можно забыть – наше доблестное правительство, собираясь сдерживать цены на товары, само же повышает их себестоимость. Более 140 млн. человек дружными рядами отправятся в сырьевую западню – именно таков смысл фразы г-на Кудрина об удорожании газа «в долларовом выражении». Представим ситуацию, когда мировые цены снизились, а внутри страны они по-прежнему монопольно высоки. Приток валюты уменьшится, неизбежно возникнет дефицит бюджета, который будет покрываться печатным станком, доллар повысится в цене – чем платить за электричество? Отдельного внимания заслуживает утверждение, что Россия, мол, сама заинтересована в повышении цен на газ: «При низких ценах инвестиции в энергосбережение не окупаются». То есть деньги из наших карманов будут выгребать опять «по многочисленным просьбам трудящихся», для нашего же блага. Справедливости ради скажем, что энергоресурсов мы действительно съедаем неприлично много. В развитых странах необходимый объем газа рассчитывается исходя из 1 млрд. кубометров на 1 миллион жителей. У нас только РАО «ЕЭС России» потребляет 130–140 млрд. кубов в год, а в целом страна за год сжигает не меньше 300 млрд., из которых значительная часть приходится на отопление. Но неужели нет других способов решить проблему, кроме как за счет роста цен? Наибольшие потери тепла происходят в наших домах и квартирах, и связано это с плохой тепловой изоляцией подъездов, окон, межблочных швов, лифтовых шахт. Еще одна причина потерь – неотрегулированность подачи тепла в межсезонье. Наконец, тепло теряется в котельных и при транспортировке, то есть в тепловых сетях. Но монополисты, рапортующие о рекордах потребления энергии и тепла, на самом деле в экономии не заинтересованы, они, наоборот, получают дополнительную прибыль. По новому Жилищному кодексу муниципальным бюджетам также невыгодно вкладывать деньги в теплосбережение, а ТСЖ или отдельные жители такие затраты просто не осилят. Но вот газ станет дороже – и все, наконец, прозреют?
Никита КРИЧЕВСКИЙ, доктор экономических наук, профессор РГСУ

Опубликовано в номере «НИ» от 13 февраля 2006 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: