Главная / Газета 31 Октября 2005 г. 00:00 / Экономика

Российская аномалия

Коррупция становится доминирующей отраслью экономики страны

АНАСТАСИЯ МАЛАХОВА

На бытовом уровне взяточничество растет там, где при решении проблем граждан нет альтернативы государству. Недаром за последние четыре года этот «рынок» в военкоматах увеличился почти в 30 раз. Призыв на военную службу вообще бьет по коррупционности все мыслимые и немыслимые рекорды. В деловой сфере, где предприниматели платят за «право на жизнь», мздоимство также не знает границ. Таковы главные выводы исследования динамики и структуры коррупции в России за период с 2001 по 2005 год, которые представил в Высшей школе экономики Региональный общественный фонд ИНДЕМ.

То, что все берут, видно и невооруженным глазом.
То, что все берут, видно и невооруженным глазом.
shadow
Результаты исследования сами его авторы называют ошеломляющими. За последние четыре года коррупция развивалась такими быстрыми темпами, какие просто не мыслимы ни для одной экономической отрасли страны. Впрочем, как и в экономике, в мздоимстве есть свои флагманы и аутсайдеры, спрос определяет предложение, структура которых меняется в зависимости от конъюнктуры.

Они ловят, мы убегаем

Традиционно коррупция подразделяется специалистами на два вида: бытовая (она возникает, когда в нелегкие взаимоотношения с государством вступают граждане) и деловая (тут за право на жизнь и развитие платит бизнес). Так вот, по оценкам авторов исследования, несмотря на личные ощущения очень многих россиян, объем рынка бытовой коррупции (то есть сумма, выплачиваемая гражданами в виде взяток в течение года) не претерпел особых изменений. С 2,8 млрд. долларов в 2001 году он увеличился до 3 млрд. «зеленых» в 2004-м.

Как пояснил президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров, «средний размер взятки на рынке бытовой коррупции оказался достаточно стабильным и даже несколько сократился, если учитывать относительные показатели». По его данным, валовые характеристики в этом сегменте тоже стабильны. Эксперты объясняют это тем, что стали компенсировать друг друга две разнонаправленные тенденции: с одной стороны, растет коррупционное давление власти на граждан, с другой – граждане успешнее «бегут» от коррупционеров.

Стабильность царит, в частности, в двух полярных по взяткоемкости сферах: в самой рискованной – ГИБДД и самой спокойной – системе пенсионного обеспечения. Уменьшается риск попасть в коррупционную ситуацию на рынке услуг по ремонту и эксплуатации жилья. Причина, по мнению специалистов, очевидна: эти отрасли постепенно уходят от государства в частные руки. Когда у дела появляется хозяин, красть становится значительно сложнее. Зато там, где бал продолжает править государство, риски коррупции уверенно растут. Недаром лидерами по этому показателю стали система образования, в частности, школы (рост более чем на 200%), земельные участки (почти 170%), военкоматы (77%).

Не всегда готовы

К немногим положительным сдвигам эксперты относят снижение спроса на коррупцию (то есть готовности граждан давать взятку) в некоторых сферах нашей повседневной жизни. Так, все меньше наши соотечественники готовы «отблагодарить» чиновника при оформлении пенсий, устройстве на работу, решении жилищных вопросов, ремонте квартир. Падает коррупционный спрос со стороны граждан при их общении с милицией, судами, ГИБДД.

Зато в вузах готовность населения «дать кому надо» если и снизилась, то очень слабо. В высшем образовании, кстати, средний размер взятки уменьшился, но интенсивно развивается рынок «недорогих услуг» (оплачиваемые зачеты или экзамены). Экономисты называют это изменением структуры предложения. В здравоохранении размер среднего подношения, напротив, растет, а объем коррупционного рынка снижается. И это, вероятно, тоже результат ухода россиян из государственной медицины в частную.

Что же касается военкоматов, то здесь спрос на коррупцию вырос на 70%. Отсюда, вероятно, и рекорд, который призыв на военную службу установил в росте объемов мздоимства: за четыре года этот «рынок» увеличился с 12,66 до 353,6 млн. долларов, а его доля в общем объеме бытовой коррупции повысилась с 0,6 до 13%. Комментируя эту ситуацию, Георгий Сатаров отметил, в частности, что граждане готовы отказываться от коррупционной практики везде, где есть либо альтернативные способы решения проблем, либо отказ влечет умеренные потери. А исключение наблюдается там, где неготовность дать взятку равносильна угрозе жизни ребенка, потому и несут деньги в военкоматы.

Услуга, оказываемая за взятку, как любой товар, подвержена ценовым колебаниям в зависимости от конъюнктуры. Специалисты уверяют, что дешевле стали подношения в вузах, судах и милиции. Зато выросли цены вопросов, решаемых в школах, в сфере занятости, при приобретении земли и жилья. Рекордный рост зафиксирован опять же в военкоматах, они по величине взяток вышли на первое место, которое четыре года назад принадлежало судам.

Плата за право на жизнь

В отличие от бытового взяточничества, где что-то растет, а что-то падает, на рынке деловой коррупции уменьшилась только ее интенсивность: среднее число взяток сократилось примерно на 20%. Все остальное идет только вверх. Исследователи объясняют это тем, что в отличие от граждан предприниматели не могут уклониться от взаимодействия с государством, а у него нет альтернативных методов решения проблем бизнеса. Поэтому в этой сфере в 9,5 раза вырос объем коррупционного рынка, более чем в 13 раз увеличился размер средней взятки на нем.

Поскольку одновременно с коррупцией росли экономика, бюджет, цены, г-н Сатаров считает, что мздоимство вполне уместно сопоставить с индикаторами экономического роста. В качестве примера президент ИНДЕМ привел такой факт: «Если в 2001 году на одну среднюю взятку можно было купить 30-метровую квартиру среднего качества, то спустя четыре года на нее стало возможным купить квартиру площадью более двухсот метров. Рост почти в семь раз». Если же сопоставить годовой доход рынка деловой коррупции с доходами федерального бюджета, то выяснится следующее: в 2001 году государство еще опережало взяточников примерно на треть собираемых денег, а в 2005-м нечистые на руку чиновники обошли доходную часть госбюджета сразу в 2,66 раза.

Большая часть коррупционного сбора достается исполнительной власти. Из этого экономисты делают два вывода: во-первых, она самая жизненно важная для бизнеса ветвь власти, во-вторых, российская экономика фантастически зарегулирована. Принято считать, что мелкие взятки предприниматели дают часто, а большой куш чиновники срывают от случая к случаю. По мнению авторов исследования, это миф, поскольку «на каждый уровень власти приходится примерно одинаковое число клиентов». И чем выше уровень, тем солиднее подношение. При этом «фантастическими по размерам», по словам г-на Сатарова, стали взятки, которые бизнес платит «за право жить дальше».



ИНДЕКС ВОСПРИЯТИЯ КОРРУПЦИИ-2005
(чем выше место, тем меньше и реже берут чиновники)


1. Исландия
2-3. Финляндия
2-3. Новая Зеландия
4. Дания
5. Сингапур
17. США
27. Эстония
85-87. Монголия
107-116. Белоруссия
107-116. Гондурас
107-116. Казахстан
107-116. Украина
117-125. Уганда
126-129. Нигер
126-129. Россия
155-157. Туркменистан
158-159. Бангладеш
158-159. Чад.

По данным «Трансперенси Интернешнл»

Президент Регионального общественного фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров: «Коррупционеры ничем не рискуют»
Россия признана одной из самых коррумпированных стран мира

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: