Главная / Газета 14 Сентября 2005 г. 00:00 / Экономика

Депутат дал свидетельские показания

Член думского комитета по безопасности Николай Павлов считает, что «Альфа-групп» причастна к незаконному лоббизму в нижней палате

РОМАН ГРОМОВ
– Вчера на пресс-конференции, посвященной обострившейся проблеме незаконного лоббизма и коррупции в Госдуме, вы в качестве примера рассказали о попытке давления на вас со стороны представителей «Альфа-групп». Что это за история?

– Началось это с того, что по роду своей депутатской деятельности в комитете по безопасности я проявил интерес к так называемому «делу Рожецкина», которое еще называют делом о пакете акций оператора сотовой связи «Мегафон». Оно получило широкий общественный резонанс как в России, так и за рубежом. Суть в том, что известный в определенных кругах бизнесмен Рожецкин совершил крупное мошенничество, дважды продав 25-процентный пакет «Мегафона» сначала иностранному фонду IPOC, а затем – структурам российского холдинга «Альфа-групп». Международные суды признали «Альфа-групп» недобросовестным приобретателем активов. В России же расследование мошенничества забуксовало. Однако, после того как к делу проявили интерес депутаты Госдумы, в том числе и я, направивший запросы в Мосгорпрокуратуру и Генпрокуратуру, постановление о прекращении дела было отменено, следствие продолжается. Естественно, моя депутатская активность очень не понравилась кое-кому из заинтересованных персон, в интересах которых действовал находящийся ныне в бегах Рожецкин.

– Вы намекаете на то, что Рожецкин совершил мошенничество в интересах «Альфа-групп»?

– Судите сами. В заявлении, направленном президентом фонда IPOC в российские правоохранительные органы, говорится, что за пакет акций «Мегафона» по договору с Рожецкиным этот фонд заплатил несколько десятков миллионов долларов. Но остался ни с чем. Товар ушел к другому покупателю.

– Каким образом на вас оказывали давление «заинтересованные персоны» и кто они?

– Вначале стали поступать советы отойти от этого дела в сторону, замолчать. Даже за это предлагался весьма солидный гонорар. Но потом, когда я рассказал о «деле Рожецкина» на пленарном заседании и Госдума дала протокольное поручение нашему комитету по безопасности взять расследование на контроль, ставки лоббистов повысились. Ко мне потянулись люди, прямо или косвенно связанные с компанией «Альфа- телеком», а именно эта структура заинтересована в приобретении активов «Мегафона». Последовало вполне конкретное предложение. В частности, отказаться от принципиальной позиции, поехать в Цюрих, где сейчас начался очередной раунд международного судебного разбирательства в рамках «телефонного дела», и выступить там с показаниями, которые на самом деле являются ложными, но играют на руку «Альфа-групп».

– Иными словами, лоббисты пытались принудить депутата Госдумы к лжесвидетельствованию в швейцарском суде?

– Получается, что так. И, не стесняясь, предлагали крупную сумму авансом за эти «хлопоты». Это не мое выражение, это они так изъяснялись.

– Это были сотрудники «Альфа-групп» или ваши коллеги – депутаты, которые, скажем так, помогают этой структуре отстаивать свои позиции на законодательном поле?

– На пресс-конференции я не стал называть имена, пояснив, что хватать за руку коррупционеров и лоббистов – дело правоохранительных органов.

– На пресс-конференции назывались бывший депутат, а ныне руководитель фирмы «ЦТ-мобайл» Леонид Маевский, а также вице-президент компании «Альфа-телеком» Кирилл Бабаев. Эти имена входят в «список Павлова»?

– Узнаете. Всему свое время. Я, кстати, не исключаю возможности своего обращения в надзорно-следственные органы по фактам воспрепятствования моей депутатской деятельности, попыток подкупа и шантажа. В этом случае оглашение списка лоббистов, которые пытались выкручивать мне руки, может повредить будущему следствию. Из этих соображений я пока что оставлю ваш вопрос о персоналиях без ответа.

– Вы – один из старейших в Госдуме парламентариев, член одного из ключевых комитетов, который занимается вопросами безопасности страны. Помните, как говорил Штирлиц: «Стал бы я возиться с какой-то рацией – с моим-то опытом в СД?» Визит в ваш кабинет «черных лоббистов» как-то был зафиксирован с помощью спецсредств?

– Это вопрос не ко мне, а к спецслужбам. Мое дело – законотворческая деятельность. И я очень хочу, чтобы в Госдуме работалось комфортно, чтобы принимаемые нами законы были жизнеспособны, чтобы они голосовались в интересах всей страны, а не отдельных олигархических структур. Но, к сожалению, нижняя палата далеко еще не излечилась от вируса незаконного лоббизма и коррупции. Всякого рода несуны и ходоки от нечистых на руку олигархов чувствуют себя в коридорах нижней палаты очень даже привольно. Это, конечно, ненормальная ситуация. Так же, как и то, что Госдума до сих пор не приняла закон «О лоббизме», хотя этот документ уже давно написан и был внесен на рассмотрение парламентариев еще прошлого созыва. С незаконным лоббизмом необходимо бороться бескомпромиссно, потому что это явление – одна из главных помех в развитии отечественного парламентаризма. Считайте, что своими свидетельскими показаниями я как раз и начал вносить лепту в активизацию этой борьбы…

Опубликовано в номере «НИ» от 14 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: