Главная / Газета 23 Июня 2005 г. 00:00 / Экономика

Одноразовый диван

Более половины продаваемой в России мебели производится нелегально

ОЛЬГА ГОРЕЛИК

Результаты последнего исследования Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности показали: на каждый 1 млн. руб. проданной мебели и учтенной государственными органами статистики приходится еще 1,24 млн. руб., которые попадают в карманы нелегальных производителей и продавцов и официальной статистикой не учитываются. Подделки, как уверяют специалисты, не только быстро разваливаются, но и могут быть опасны для здоровья.

Неизвестно кем сделанная кровать может оказаться опасной для здоровья.
Неизвестно кем сделанная кровать может оказаться опасной для здоровья.
shadow
Логика расчетов, которые провели специалисты, проста. Мебель среднеценовой категории производят из древесно-стружечной плиты (ДСП). Эксперты посчитали всю изготовленную и ввезенную в Россию ДСП, а затем сопоставили эти цифры с официальной статистикой о произведенной в стране мебели. Оказалось, что объема сырья хватит, чтобы изготовить конечного продукта в 2–2,25 раза больше, чем указано в официальной статистике. При этом никаких данных о больших неиспользованных запасах ДСП в стране нет. Таким образом, делается вывод, что половина или более сырья идет на подпольное производство мебели.

Спрос на фальсификат огромный. Одна из причин – хорошая маркетинговая стратегия. Опрошенные «НИ» эксперты отмечают, что произведенную нелегально мебель продают открыто, никого не таясь, чаще всего по каталогам, у станций метро. Опасение у потенциального покупателя должно вызвать отсутствие у продавца каких-либо документов, подтверждающих происхождение и качество товара. Чаще всего те, у кого купленный полгода назад комод рассохся и развалился на части, знают о производителе и продавце только то, что они «торговали у метро».

Главная же приманка – низкая цена. «Гаражники» (так называют нелегалов на официальном мебельном рынке) не несут затрат на разработку дизайна, на аренду торговых помещений, их расходы на рекламу минимальны («человек-бутерброд» с афишей у метро), они не платят налогов и закупают по черным схемам самую дешевую ДСП. Все это, разумеется, влияет на себестоимость, которая оказывается вдвое меньше, чем у легальных производителей. А ценовой фактор для нашего потребителя остается решающим, особенно в глубинке. Поэтому и интерьеры наших квартир мы обновляем не так часто. По словам заместителя генерального директора Центра по развитию мебельной промышленности Государственного научного центра лесопромышленного комплекса Галины Новак, россиянин тратит в год на покупку мебели 8–12 евро, тогда как средний европеец – от 260 до 400 евро.

Импортная мебель, на которую, по словам Галины Новак, приходится 45% российского рынка, также не всегда отличается качеством и благородным происхождением. По оценкам Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, фактический импорт мебели ежегодно на треть больше официально регистрируемого. По мнению некоторых экспертов, около 40% импортной мебели, ежегодно реализуемой в России, – это либо фальсификаты (восточноевропейские или прибалтийские модели под престижными западными ярлыками из отходов местного или российского лесосырья), либо низкосортная продукция из стран Евросоюза, в которой нередко содержатся вредные для здоровья химические добавки. Надо ли говорить, что отечественные производители фальшивок о здоровье потребителя заботятся меньше всего.

Если кресло развалится, производителя найти будет очень сложно.
shadow «Для того чтобы попасть в магазин, мебель должна иметь обязательную сертификацию, которую нельзя получить без гигиенического заключения о безопасности ее использования, – рассказала «НИ» руководитель испытательного центра Института мебели (ВПКТИМ) Валентина Сахновская. – В лабораториях нашего испытательного центра мебель проверяется по 80 параметрам – на устойчивость, мягкость, остаточную деформацию, усилие выдвигания-раздвигания, а также выделение в воздух жилых помещений летучих химических веществ». По ее словам, безопасной считается мебель, изготовленная из материала (ДСП), содержание формальдегида в котором не превышает 0,01 мг на 1 кубометр воздуха. Если оно выше, то изделия уже имеют канцерогенные свойства. Процент отбраковки по разным критериям составляет от 10 до 25%. Так что, приобретая мебель без сертификата, мы не можем быть уверены, что из нее летит только пыль. И хотя эксперты ВПКТИМ сомневаются, что «гаражники» производят более половины российской мебели, безопасность именно их продукции вызывает у профессионалов большие сомнения. Между тем в пресс-службе Роспотребнадзора «НИ» сообщили, что проверки мебельных магазинов проводятся регулярно, и нарушений практически не выявляется. А вот проверкой кресел и диванов, продаваемых на улице, специалисты СЭС не занимаются.

Сами мебельщики считают, что проблему должны решать правоохранительные организации, специализирующиеся на экономических преступлениях. Однако в пресс-службе московского УБЭП «НИ» посоветовали обратиться в Департамент экономической безопасности МВД России. Там сотрудник пресс-службы департамента, пожелавший остаться неназванным, сообщил нам, что у метро стоят представители подмосковных предприятий, которые не могут позволить себе рекламные траты. А вообще проблемы как таковой вроде бы и нет. «Мы работаем по заявлениям граждан, – заявил наш анонимный собеседник. – Если нам сообщают о нелегальном производстве, мы заводим уголовное дело и ликвидируем такое производство. В целом же борьба с нелегальным производством – дело УБЭП».

А вот специалисты утверждают, что проблема есть и в ближайшие годы она будет лишь обостряться. «В России наблюдается огромный отложенный спрос на мебель, – говорит Галина Новак. – С повышением благосостояния граждан реальный спрос будет расти, и объем рынка увеличится в несколько раз. И от того, насколько эффективно российские компании будут вкладывать деньги и усилия в производство сейчас, зависит, в чью пользу увеличится объем рынка». В то же время, по экспертным оценкам, темпы прироста рынка упали с 13,7% в 2001 году до 5,3% в 2004-м. Среди причин, тормозящих развитие качества российской мебели, аналитики называют отсутствие школы дизайнеров, недоступность долгосрочных кредитов, а также недостаток торговых сетей, заключив договор с которыми, производитель мог бы уделять основное внимание качеству продукции, не задумываясь о реализации.

А поскольку свято место пусто не бывает, спрос вместо законопослушных производителей с лихвой удовлетворят нелегалы.



КАК ОТЛИЧИТЬ КАЧЕСТВЕННУЮ МЕБЕЛЬ ОТ ПОДДЕЛКИ

К сожалению, на первый взгляд сделать это не так-то просто – разница почувствуется, когда вы начнете мебель использовать. Специалисты уверяют, что риск купить подделку минимален в фирменных магазинах и мебельных салонах, но и там нелишне попросить продавца предоставить необходимую документацию: сертификат соответствия, информацию о производителе. Тем не менее есть некоторые детали, которые можно разглядеть или почувствовать на ощупь:

КАЧЕСТВЕННАЯ МЕБЕЛЬПОДДЕЛКА

Наполнитель эластичный и формованный пенополиуретан, не теряющий форму, синтепух и обивочный синтепон поролон и дешевые наполнители, легко проседают
Пружинные блоки двухконусные пружины, витки разного диаметра свободно двигаются, не соприкасаясь все пружины из проволоки низкого качества, которая может поскрипывать уже при покупке
Пошив обивки прочные нити, ровные швы простые дешевые нити, шов неровный и непрочный

Опубликовано в номере «НИ» от 23 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: