Главная / Газета 25 Апреля 2005 г. 00:00 / Экономика

Налоговый блеф

Вместо обещанных президентом послаблений российскому бизнесу уготованы новые проверки и поборы

АНАСТАСИЯ САМОТОРОВА

Сегодня президент Владимир Путин обратится с посланием к Федеральному собранию. Ожидается, что значительная часть его выступления будет посвящена проблеме налогов. Так совпало, что сегодня же Минфин направит в правительство окончательный вариант проекта реформы, касающейся налогового администрирования. Документ был готов еще две недели назад, но, когда его увидели предприниматели, они поняли, что обещания властей оградить бизнес от необоснованных налоговых проверок будут выполнены фискалами «с точностью до наоборот».

В арсенале налоговиков и репрессии, и уговоры.
В арсенале налоговиков и репрессии, и уговоры.
shadow
То, что с налогами надо что-то делать, стало понятно не сегодня. Отток частного капитала из России по итогам 2004 года составил 8 млрд. долларов – в четыре раза больше, чем в 2003 году. Темпы экономического роста замедлились, а надежды на то, что недавняя налоговая реформа выведет деньги «из тени», так и не оправдались. Об «эффекте ЮКОСа» не писал только ленивый. Однако при всех фискальных репрессиях реальная собираемость налогов не превышает, как признал премьер Михаил Фрадков, 60–70%.

Что с налогами делать конкретно, власть думала долго и, судя по всему мучительно. Поэтому результат превзошел все ожидания. Вначале глава правительства предложил снизить с 2006 года налог на добавленную стоимость (НДС) с 18 до 13%, чтобы «восстановить доверие бизнеса к власти» и способствовать экономическому росту. Для компенсации потерь бюджета предполагалось хорошенько потрясти стабилизационный фонд. Когда Минфин обсчитал эту продуктивную идею, оказалось, что в бюджете будущего года образуется дыра в 360 млрд. руб. Бросать на ее затыкание стабфонд по меньшей мере не разумно – неизвестно, как поведут себя цены на нефть в такой долгосрочной перспективе. Долго бился Михаил Фрадков с возражавшими ему Алексеем Кудриным и Германом Грефом и все-таки не устоял: было решено, что к идее снижения НДС, впрочем, как и всех других налогов, правительство вернется не раньше, чем через три года.

Любопытно, что наш бизнес особого огорчения от этой новости не испытал: битый-перебитый, он сразу же понял, что если налог будут снижать, то собирать его начнут с еще большим рвением, а этого и представить себе невозможно. Следящие за извивами правительственной мысли рядовые наши сограждане тоже вздохнули с облегчением. Дело в том, что при «выпадении» доходов от НДС вполне могли вернуться к запредельному налогу с продаж, а это коснулось бы всех и каждого.

Однако правительство в отличие от населения не расслабляется. И потому Михаил Фрадков развернул налоговый корабль: не ужесточать надо налоговое администрирование, а делать его более либеральным, вдруг понял премьер. Бизнесу это понравилось, и месяц назад предприниматели на встрече с президентом попросили его лишь о двух вещах: упорядочить налоговое администрирование, сделать предсказуемой налоговую политику. Глава государства согласился, и уже на следующий день правительству было поручено с учетом предложений бизнесменов разработать проект налоговых поправок.

Минфин и Федеральная налоговая служба управились быстро: уже на 14 апреля было намечено заседание правительства, посвященное налоговым новациям. Однако когда текст поправок прочитали бизнесмены, они настояли на том, чтобы проект был отложен. Первое их требование касалось сроков проведения выездной налоговой проверки, которая не должна длиться более двух месяцев. По нынешнему законодательству эти два месяца высчитываются не по календарно, а по реальному времени, проведенному налоговиками на предприятии. Грубо говоря, налоговик может приходить с проверкой раз в четыре дня и, таким образом, проверять фирму хоть три, хоть четыре месяца, хоть полгода. В «черновом» варианте Минфин все же согласился исчислять срок по календарному принципу, но расписал кучу предлогов, под которыми проверки можно продлевать до пяти месяцев.

Еще одна тема, вызывающая раздражение у бизнеса, это повторные налоговые проверки. Предприниматели настаивают, что они должны проводиться только по решению суда или заявлению самого налогоплательщика. Минфин внял этому по-своему, приписав к уже действующим условиям проверок то, что просил бизнес. Впрочем, и от себя кое-что добавил: повторные проверки могут проводиться при подаче налогоплательщиком, претендующим на возмещение средств из бюджета, уточненной налоговой декларации. Иными словами, просили меньше – получите больше. Не прислушались в Минфине и к предложению ограничить перечень документов, которые могут потребовать проверяющие органы. Сейчас фискалы вправе изъять любые документы по своему усмотрению.

Переговоры между чиновниками и предпринимателями длились две недели. Каждый их раунд заканчивался, как рассказывают участники, поздно ночью. По неофициальной информации, такая спешка была связана с тем, что министру финансов Алексею Кудрину прозрачно намекнули: проект должен быть внесен в правительство не позднее 25 апреля – дня послания президента Федеральному собранию. Что в том проекте будет, не так уж и важно, главное – успеть.

Последнее заседание рабочей группы состоялось в конце прошлой недели. По сведениям «НИ», многие спорные моменты так и не были решены. «По ключевым темам, связанным с основаниями для проведения повторных налоговых проверок, перечнем документов, истребуемых в ходе камеральной проверки, количеством выездных налоговых проверок в течение года, остались вопросы», – заявил зампред комитета РСПП по налоговой и бюджетной политике Сергей Беляков.

Впрочем, бизнес тоже не остался с пустыми руками. По словам Сергея Белякова, удалось договориться о том, что из законопроекта исключается норма о внесудебном порядке взыскания штрафов. Кроме того, как выяснили «НИ», не исключено, что для повторных налоговых проверок будет оставлено только одно основание – решение суда. Кроме того, существенно увеличиваются сроки, отведенные как на предоставление налоговикам документов, так и на подачу возражений по итогам их работы.

Однако победа в одном бою еще не дает гарантии победы в сражении. Российская налоговая война продолжается.



НАЛОГОВЫЕ ПРОВЕРКИ МОГУТ БЫТЬ БЕСКОНЕЧНЫМИ

В соответствии со ст. 87 Налогового кодекса (НК) налоговые проверки подразделяются на камеральные – проводимые на основании поданных в ФНС деклараций, и выездные – производимые должностными лицами ФНС на основании всех финансовых документов предприятия.

Выездные проверки имеют право проводиться не чаще чем раз в год (столичные малые предприятия, внесенные в единый реестр «субъектов МП», могут быть проверены не более чем раз в три года). Охватывать они могут не более чем трехлетний налоговый период, предшествующий проверке. Проводятся проверки при этом лишь на основании «решения руководителя (или его заместителя) налогового органа» (ст. 89 НК). Выездная проверка может проводиться по одному или нескольким налогам. Срок проверки не должен превышать 60 дней. Однако «по решению вышестоящего органа она может быть продлена до трех месяцев». Кроме того, в срок проверки не включены временные затраты, связанные с истребованием дополнительных документов предприятия, а также их «выемкой» (изъятием для дополнительно исследования). Тем не менее ст. 89 НК гласит: «Срок проведения проверки включает в себя время фактического нахождения проверяющих на территории проверяемого налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента».

Законодательство предусматривает также, что налоговые органы могут проводить проверки вне зависимости от сроков предыдущих выездных инспекций в случаях реорганизации предприятия, ликвидации и проверок, проводимых вышестоящими налоговыми органами в порядке надзора. Ст. 87 НК предусматривает еще и так называемую встречную проверку, основания для которой прописаны законом более чем туманно.

Андрей ГУЛЮТИН


Опубликовано в номере «НИ» от 25 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: