Главная / Газета 14 Марта 2005 г. 00:00 / Экономика

Михаил Делягин

Реванш Чебурашки

shadow
Поставив перед правительством заведомо нереальные задачи – удвоение ВВП к 2010 году, двукратное сокращение бедности и снижение инфляции до 3%, – президент, вероятно, пытался активизировать деятельность кабинета. Ведь, стремясь к невозможному, люди часто достигают выдающихся результатов. Однако в нашем конкретном случае Владимир Путин не столько мотивировал кабинет на подвиги, сколько обострил и обнажил колоссальный разрыв между премьером и министрами, который в последнее время никто из них уже даже не пытается скрывать.

Михаил Фрадков, непосредственно и лично отвечая перед президентом за реализацию его указаний (а их связь с реальностью не обсуждается), напоминает «кошку на раскаленной крыше». Министры же назначаются президентом и в силу этого (особенно после добавившей им прав административной реформы) могут спокойно пренебрегать поручениями премьера, перед которым они формально ответственны.

Алексей Кудрин и Герман Греф, насколько можно понять, и сами не прочь занять пост премьера, так что неудачи главы правительства объективно расчищают им дорогу к вожделенному креслу. Такая логика способствует «работе в режиме тормоза», по принципу «чем хуже, тем лучше», что, собственно, мы и наблюдаем. Г-н Кудрин в задыхающейся от нехватки денег стране наращивает стабилизационный фонд до откровенно издевательских масштабов, блокируя всякую созидательную деятельность государства. Г-н Греф, глядя на широкомасштабный силовой рэкет, толкует о необходимости укрепления доверия бизнеса к государству и при этом на фоне фактической конфискации «Юганскнефтегаза» рассуждает о необходимости скорейшего выхода государства из нефтегазового сектора.

В этой ситуации г-н Фрадков совершает блистательный аппаратный ход – возглавляет бюджетную комиссию правительства, в рамках которой будет, по сути дела, разрабатываться вся экономическая политика. Включив в себя представителей ключевых экономических ведомств, эта комиссия стала «малым Совнаркомом», принципиально отличающимся от «большого» тем, что в ее рамках премьер может не просто давать министрам поручения, но и обеспечивать их исполнение.

Споры о налоговых ставках, давшие повод для реализации этой блестящей аппаратной комбинации, носят выраженный схоластический характер. С одной стороны, снижение налогообложения действительно увеличит финансовые ресурсы бизнеса, однако при незащищенной собственности и произволе монополий это стимулирует не модернизацию, но лишь непроизводительное потребление и вывод капиталов из страны.

С другой стороны, налоги в России (за исключением единого социального, снижать который никто и не собирается) относительно низки, и их дальнейшее уменьшение просто не нужно, о чем, кстати, откровенно заявили г-ну Фрадкову и представители бизнеса. Проблема заключается в излишне жестком налоговом администрировании, которое стало неотъемлемой частью силового давления на экономику. А на него-то как раз премьер посягнуть не в силах.

Между тем масштабы силового произвола потрясают. По оценкам ряда бизнесменов, уже в прошлом году минимальная рентабельность коммерческих операций в несырьевом секторе составляла 25–30%. Там, где она была меньше, бизнес с учетом «административных издержек» был убыточным, что практически исключало его нормальное развитие за пределами считанных «резерваций». А это означает, что аппетиты силовой олигархии уже превысили возможности российской экономики и начали разрушать ее, несмотря на исключительно благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру.

Предложение премьера снизить налоги – это не просто тщательно выверенный пропагандистский либеральный ход, против которого трудно выступать противостоящим ему либералам. Это еще и попытка решить – пусть временно – за счет бюджета проблемы и предпринимателей, и силовой олигархии: снижение налогов оставит бизнесу больше денег, чтобы он и сам смог существовать, и растущие силовые аппетиты удовлетворять не забывал.

В результате вполне возможно выиграть несколько месяцев, а то и лет, отсрочив наступление неминуемого системного кризиса до избирательной кампании 2007–2008 годов. А вот самому Фрадкову это не поможет. В лобовом столкновении с Кудриным и Грефом, на которое он пошел, у него практически нет шансов. Премьер недостаточно компетентен финансово, он не является «лицом реформ» и не представляет ценности для Запада. Поэтому маленькая победа Фрадкова, прозванная в аппарате «реваншем Чебурашки», будет временной.

Автор – научный руководитель Института проблем глобализации


Опубликовано в номере «НИ» от 14 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: