Главная / Газета 4 Марта 2005 г. 00:00 / Экономика

Газ ушел в свисток

Правительство не одобрило инвестиционную программу «Газпрома», а лишь приняло ее к сведению

АНДРЕЙ ГУЛЮТИН

Вчерашнее заседание кабинета министров практически полностью было посвящено проблемам «Газпрома». Четыре часа прений не принесли конкретного результата, зато еще раз продемонстрировали, что правительство теперь постоянно работает в условиях очевидного раскола.

Вчера Михаил Фрадков так и не понял, кто у него в правительстве писатель, а кто – читатель.
Вчера Михаил Фрадков так и не понял, кто у него в правительстве писатель, а кто – читатель.
shadow
Открывая заседание кабинета министров, Михаил Фрадков напомнил, что в правительстве начала работу комиссия по подготовке проекта бюджета-2006, и ее задачей, в частности, является изыскание дополнительных доходов для решения задач социально-экономического развития страны. При этом премьер особо подчеркнул, что «в этом году комиссию возглавляет председатель правительства».

Впрочем, ни до бюджета, ни до предмета особых споров в кабинете – снижения НДС – дело вчера не дошло. Первый вопрос – инвестиционная программа «Газпрома», оказался, по сути, и последним. С докладом выступил глава Минпромэнерго Виктор Христенко. Он сообщил, в частности, что размер финансового резерва ОАО «Газпром» составляет 52 млрд. руб. «Эти средства зарезервированы на подготовку и проведение мероприятий, связанных с началом слияния «Роснефти» и «Газпрома», – отметил министр.

Также он сообщил, что общий объем капиталовложений компании в текущем году составит 187,94 млрд. руб., что несколько ниже прошлогодней суммы. Чиновник отметил, что суммарный убыток ОАО «Газпром» от поставок газа на внутренний российский рынок в 2005 году с учетом переоценки основных фондов составит 30 млрд. руб.

А потом началось самое интересное. По словам Христенко, на 2005 год «Газпром» наметил переоценку своих основных фондов с коэффициентом 1,72 раза в сторону увеличения. Министр признал, что эта переоценка, которая не проводилась последние два года, хоть и повысит тарифы, но принесет дополнительные налоговые поступления в бюджет. Тут-то и разгорелся сыр-бор.

Для начала министр финансов Алексей Кудрин предположил, что переоценка основных фондов может повлиять в том числе и на повышение внутренних тарифов газовой монополии, а это не сможет не отразиться на всех отраслях российской экономики. Исходя их этого, глава Минфина попросил у коллеги подробностей. Глава Минпромэнерго, заметно теряя былую уверенность, посетовал, что в отношении «газпромовских» планов он «не писатель, а всего лишь читатель». Потом он сообщил собравшимся нечто не совсем понятное, чем поверг их в некоторый ступор.

После короткой, но тяжелой паузы премьер попросил г-на Христенко расшифровать сказанное, напомнив ему, что «здесь, на заседании, собрались скорее писатели, чем читатели». В ответ министр опять поведал нечто не вполне ясное. Тогда на помощь ему пришел глава МЭРТ Герман Греф, задав коллеге вопрос о степени износа основных фондов. Здесь г-н Христенко вновь воодушевился и твердо ответил, что износ составляет около 60%.

Однако глава Минфина проявил хорошую память: «Я который раз подряд пытаюсь задать один и тот же вопрос. Объясните, пожалуйста, экономический смысл этой переоценки. Если бы она делалась в 2002 году, смысл был бы мне понятен, потому что тогда бы снижалась налогооблагаемая прибыль, сейчас же она повлечет за собой лишь увеличение налогооблагаемой базы, а затем цен». Виктор Христенко сообщил, что переоценка нужна для того, чтобы не снижать рентабельность «Газпрома». По его мнению, есть два пути решения проблемы: субсидирование отрасли за счет экспорта или повышение ее рентабельности путем повышения заниженных внутренних цен.

Инициативу попытался перехватить премьер: «Есть проблема, и мы ее должны осмыслить и принять решение одобрить проект, а не отдавать все эти вопросы на откуп «Газпрому», что тоже, по-своему, является решением. Однако мы четко должны это констатировать». Министр же полагал, что решение правительства в данном случае носит лишь рекомендательный, а не директивный характер. «Поэтому мы вообще ничего не одобряем», – подытожил он. Здесь г-н Фрадков не нашелся, что ответить. Тяжело вздохнув и добавив: «Ох, ё», он предложил дать слово главе ОАО «Газпром» Алексею Миллеру, который предпочел сосредоточиться на высоком международном престиже компании, не дав, по сути, развернуться критике со стороны Алексея Кудрина и Германа Грефа.

Подводя итоги, Михаил Фрадков отметил, что «обсуждение сегодня вопроса об инвестиционной программе не только поздно, но и не до конца проработано в самом «Газпроме». По его мнению, пришла пора обсудить проблемы всей газовой отрасли, а не только компании-монополиста. Внимание нужно сосредоточить на актуальных вопросах, связанных с повышением эффективности в привлекательности инвестиций», – подытожил премьер. В итоге доклады Виктора Христенко и Алексея Миллера были приняты правительством к сведению, но не утверждены. Это предстоит сделать на ближайшем совете директоров ОАО «Газпром».


Опубликовано в номере «НИ» от 4 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: