Главная / Газета 7 Декабря 2004 г. 00:00 / Экономика

Михаил Задорнов

«У властей нет плана действий»

АНАСТАСИЯ САМОТОРОВА

Завтра Госдума примет бюджет-2005 в последнем, четвертом чтении, которое принципиально изменить уже ничего не может. О том, с какими финансовыми проблемами страна столкнется в будущем году, «Новым Известиям» рассказал независимый депутат ГД Михаил ЗАДОРНОВ:

shadow
– Основное отличие этого бюджета от предыдущих – беспрецедентный рост расходов на оборону и безопасность. Треть всех денег уйдет силовикам. Вы, как депутат, можете точно сказать, куда именно будут направлены эти деньги?

– Реальный рост расходов идет только по одному направлению: увеличение оборонного заказа. По сравнению с текущим годом рост составит 40%. А самим военным и силовикам базовое денежное довольствие индексироваться не будет. Кроме того, рост связан с изменением в самой структуре бюджета – ряд расходов, которые были на региональном уровне, теперь включены в федеральный бюджет. Например, раньше военкоматы финансировались из местных бюджетов, а теперь – из федерального, это и дает весомую прибавку расходов.

– И насколько эффективны бюджетные траты на оборонку? Что-то особого сдвига в перевооружении армии не наблюдается.

– К сожалению, замечание справедливое. Мы почти в три раза увеличили оборонный заказ с 2000 года, но существенного изменения в оснащенности армии не наступило. Вывод прост: одних денег мало. Средства распыляются по нескольким тысячам направлений и новых разработок. Требуется внести существенные изменения и в саму систему закупок военной техники. Министерство обороны явно не справляется с этим делом.

– Рост расходов на оборону народу объясняли просто: нужно бороться с терроризмом. Какие статьи в новом бюджете будут работать на эту задачу?

– Например, предусматривается выделение средств на обеспечение систем безопасности в метро, общественном транспорте. Также будет закупаться спецтехника и некоторые виды вооружений для спецслужб. Но эти траты были предусмотрены и в бюджетах последних трех лет. Результат мы видим: теракты предотвращены не были. Сейчас правительство пытается численностью спецслужб компенсировать низкий уровень их оплаты и низкий уровень их оснащенности техникой и специальными средствами.

– Еще одна болезненная тема – это регионы. Они будут исполнять свои бюджеты в новых условиях: монетизация льгот, перераспределение полномочий…

– Действительно, проблема регионов – это самая главная проблема бюджета будущего года. В 2005 году сходятся одновременно три реформы. На регионы сваливается содержание всех средних специальных учебных заведений: ПТУ, техникумов и т.д. На них падает выплата детских пособий, которые раньше выплачивал федеральный бюджет. Теперь зарплата учителей и врачей будет финансироваться из местных бюджетов. Соответственно, размер их содержания будет устанавливаться в каждом регионе самостоятельно. Я перечислил лишь некоторые, но достаточно важные дополнительные расходы региональных бюджетов. При этом явно не в пользу регионов меняется распределение налогов. На все это накладывается монетизация льгот. Регионы будут содержать наиболее многочисленную категорию льготников: ветеранов труда и тружеников тыла. На все это они должны найти деньги.

– А где же они их найдут? У нас, по данным Счетной палаты, в прошлом году только 26 регионов из 89 имели профицитные бюджеты.

– В федеральном бюджете будет резерв 30 млрд. рублей. 11 млрд. – на финансирование выплат льготным категориям, 4 млрд.– на выплату детских пособий, 5 млрд. – в резерве. Остальная сумма будет направлена на поддержку выплат заработной платы.

– А если и этих денег не хватит?

– Мы с правительством договорились: в ходе исполнения бюджета в случае нужды оно будет добавлять суммы по двум направлениям: региональные льготники, заработная плата.

– И какой суммой бюджеты регионов могут располагать?

– Сейчас трудно говорить о конкретной сумме, потому что только три региона приняли законодательные акты, которые определяют, какой конкретно у них в области будет размер заработной платы тем же учителям, врачам, сколько будут получать ветераны труда, каков размер детского пособия. Я боюсь, что многие проблемы регионам придется решать в первой половине будущего года уже по ходу дела.

– «По ходу дела» – это как? Речь-то ведь идет о людях…

– Решение по ходу дела означает, что для людей, финансово зависящих от государства, первое полугодие следующего года будет непростым.

– Еще одна проблема – монетизация льгот. Сколько сейчас процентов депутатов, на ваш взгляд, разобрались, за что они проголосовали летом?

– Поверьте, что целиком освоить этот законопроект, кроме нескольких человек в правительстве и нескольких депутатов в профильных комитетах, так никто и не смог.

– Сейчас ведь всех льготников даже подсчитать не могут. Оттого в министерствах растерянность: на всех денег может не хватить.

– На это депутаты Минфину еще в августе указывали. Это концептуальная проблема закона. Льготников поделили на федеральных и региональных. Федеральным назначили суммы компенсаций от 1 тыс. до 1,5 тыс., а региональным – 200–300 рублей в месяц. Очевидно, что у людей возникает стимул получить, например, инвалидность и попасть в категорию федеральных льготников. Минздрав нам давал летом общую численность федеральных льготников в 12,5 млн. человек, а сейчас уже говорят о 15 млн. Эта проблема в начале года, думаю, также будет нервировать население.

– Если столько проблем, то зачем нужна была такая спешка: сразу три реформы в один год?

– Проблема в организации работы и отсутствии четкого плана действий у властей: как эта ситуация будет реально складываться в начале следующего года. В итоге способ воплощения верных идей порой дискредитирует саму идею.

– Когда мы сегодня говорим о деньгах, все время помним, что у России ведь есть «заначка» – деньги Стабилизационного фонда. По итогам ноября он, похоже, наполнился под завязку – вожделенные 500 млрд. рублей набраны. Вроде бы теперь все, что «сверх», можно тратить. Правда, никто не знает куда: на социальную сферу, на переоснащение промышленности…

– Мы должны четко обеспечить уровень Стабфонда, который в случае падения цен на нефть гарантирует на два-три года устойчивость бюджета. Думаю, что это должно быть не 500 млрд. рублей, как сейчас. Эту планку надо поднять. А по поводу того, что «сверх», самый очевидный путь – это досрочное погашение внешнего долга. Мы ежегодно тратим на его обслуживание порядка 15–17 млрд. долларов. Кроме того, надо всерьез обсудить общенациональные инвестиционные (инфраструктурные) проекты. Правительству потребуется время, чтобы эти национальные проекты отобрать.

– Вы сказали, что для людей, зависимых от государства, будущий год будет непростым. При этом деньги у государства есть. Объясните пенсионеру, инвалиду, учителю, врачу, почему лишние деньги государства должны идти на инфраструктурные проекты, а не им на зарплаты?

– Попробую. Вот представьте, что ваша соседка вдруг выиграла в лотерею 1 млн. рублей. Ее поведение может быть двояким. Она может решить, что этот выигрыш у нее будет каждый год, и исходя из этого строить расходы. Например, ездить на дорогие курорты, купить дорогую машину. Однако было бы правильно не сразу тратить все деньги, а вложить часть их в растущие активы «на черный день» (вклад в банке), а также тратить на лечение, образование детей. На самом деле простое решение, которое первым приходит на ум – все потратить, – оно даже с точки зрения семейного бюджета не является правильным.

– Но когда у нас каждый пятый живет за чертой бедности, которая опущена так, что едва обеспечивает физиологическое выживание, о каких курортах и машинах мы говорим? Накормить бы людей…

– Вы правы в другом: мы должны смотреть, чтобы в бюджет закладывалась реальная индексация заработных плат и пенсий.

– Но разве это происходит? В следующем году инфляция составит 8%. Как это сопоставимо с реальным повышением цен?

– Плохо сопоставимо. Мы знаем, что в этом году правительственный ориентир инфляции в 10% будет превышен на полтора процента. И пока ни правительство, ни ЦБ не смогли нам доказать, что инфляция в следующем году будет 8%, потому что пока тенденция – на повышение инфляции. Это серьезная проблема. И она сочетается с проблемой отсутствия реальных активов, в которые люди могут вкладывать свои сбережения. Доходы по банковским вкладам сейчас ниже инфляции, цены на недвижимость перестали расти, акции тоже падают, доллар падает. Человеку сейчас некуда пойти со своими деньгами, даже если он какую-то сумму и накопил.


Опубликовано в номере «НИ» от 7 декабря 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: