Главная / Газета 30 Августа 2004 г. 00:00 / Экономика

«Банки до сих пор переживают кризис доверия»

ТАТЬЯНА АЛЕШКИНА

6–7 сентября в Нижнем Новгороде пройдет V Всероссийский банковский форум. Его участники обсудят уроки летнего банковского кризиса. Последствия тех драматических событий до сих пор сказываются на российском финансовом рынке. Об этом – интервью «Новым Известиям» вице-президента АРБ Анатолия МИЛЮКОВА.

shadow
– Сейчас, когда волна нервозности спадает, есть возможность «на холодную голову» оценить, что же в самом деле случилось. Был банковский кризис или нет?

– По этому вопросу высказывается много мнений, подчас противоположных. Одни считают, что был полномасштабный кризис, другие говорят, что вообще ничего подобного нет и не было, третьи предлагают какую-то иную, среднюю версию. Позиция АРБ такова: само понятие банковского кризиса к минувшим событиям не имеет прямого отношения. Анализ показал, что каких-то крупномасштабных, характерных для кризиса черт не было. Кризис подразумевает остановку, развал системы, развал или прекращение работы большого количества банков и т.д. Этого не было. Система в целом функционирует так же, как и раньше. Особенно это касается регионов, где негативные явления вообще практически не проявились. Некоторая напряженность была в Москве, и свелась она в основном к остановке деятельности нескольких банков. Кризиса не было еще и потому, что активные банковские операции в масштабе всей страны мало изменились. Было некоторое сдерживание кредитов в отдельных банках. Наиболее тревожный момент, который мог возникнуть и даже в какой-то мере возник, – это недоверие вкладчиков к банку. Вкладчик насторожился.

– Он не только насторожился, но и начал забирать свои деньги…

– Опять-таки в отдельных банках. Хотя, конечно, негативные процессы были, ведь в целом, по данным ЦБ, доля вкладов населения сократилась (без учета Сбербанка) на 4%. Как назвать этот период? Если не кризис, то что же? Я бы применил термин «стагнация на межбанковском рынке». Если применять термин «кризис», то его можно употребить к межбанковскому рынку и назвать его «кризисом доверия между банками». Но это опять-таки очень условно. Экономических предпосылок для того, чтобы разваливаться банкам (потери их ликвидности, неспособности рассчитаться по счетам), не было, по крайней мере в массовом порядке. Сегодня ситуация стабилизировалась, хотя страх, к сожалению, в определенной мере сохранился и сейчас. Большинство банков стали более осторожно выбирать клиентов по межбанковскому кредиту, и хотя уже идет третий месяц, эта осторожность до конца не преодолена. Причин сохраняющегося страха две. Первая состоит в том, что в прессе постоянно нагнетается идея каких-то новых, очередных кризисов. Поэтому вкладчик нервничает. Думаю, что в ближайшие месяцы это недоверие будет преодолено. Вторая причина, оказывающая очень сильное давление, – новые инструкции и положения ЦБ, которые должны сейчас войти в действие или уже вошли.

– Об этом, если можно, поподробнее.

– Сейчас издано около 10 новых положений ЦБ, которые вступают в действие в течение этого года. Они повышают не только нагрузку на персонал, отвлекая от основной работы с клиентами, но и вселяют страх, что банк, не выполняющий какого-либо из множества установленных нормативов, будет наказан надзорным органом. Поэтому банки решают держать деньги про запас. Из-за этого ресурсы сдерживаются, невозможно активно развивать операции, выдавать кредиты.Приведем один пример. С начала августа банки применяют новую инструкцию 254-П ЦБ, касающуюся резервирования возможных потерь банков по кредитам. Буквальное ее выполнение отвлечет огромные ресурсы, заставляя перечислять дополнительные средства в резерв. Сегодня нельзя судить о заемщике только по его финансовым показателям, не принимая во внимание залоговую обеспеченность кредита, как это предлагается в инструкции. Ведь многие заемщики искусственно искажают отчетность, приуменьшают прибыль. Может быть, надо было предъявить новые требования к качеству вновь выдаваемых кредитов, а не ко всему, уже сформировавшемуся кредитному портфелю банков.

– То есть вы считаете, что во всем виноват ЦБ, который отозвал лицензию у банка-нарушителя?

– Я считаю, что роль ЦБ состоит не в том, чтобы наказывать кого-то, поскорее отзывая лицензию. Он должен продумывать, как поправить положение банка, не приостанавливая его работы. Может быть, следовало бы ввести свою администрацию в работающем режиме, принять какую-то эффективную систему мер, чтобы взять на себя ответственность за то, чтобы этот банк в цепочке работал. ЦБ и надзорные органы должны просчитывать каждый шаг вместе с АРБ. Наша же вина состоит в том, что мы пока не добились в полной мере того, чтобы ЦБ согласился на такой стиль работы.

– В кризисное время складывалось впечатление, что ваша ассоциация была ближе к ЦБ, чем к коммерческим банкам. Это так?

– Противодействуя ЦБ в тот период, мы только усугубили бы ситуацию. АРБ постоянно оппонирует Центробанку, но в напряженный период, когда нужна была консолидация сил, мы не должны были объявлять войну ЦБ. Это всегда неправильно, тем более в такой ситуации.

– Но ведь необязательно открыто воевать с ЦБ, есть другие методы…

– Мы с самого начала стояли на стороне коммерческих банков. И именно поэтому говорили, что действия ЦБ были в значительной мере правильными – он ведь тоже поддерживал интересы коммерческих банков. ЦБ правильно делал, требуя от Содбизнесбанка быть добропорядочным, вовремя сдавать отчеты, не связываться с грязными деньгами и т.д. Он был прав и в том, что требовал исправить положение, грозился применить санкции к этому банку. Другое дело, что форма применения санкций могла бы быть другая. Можно было бы, изучив ситуацию, объявить о каких-то претензиях банку, предупредить вкладчиков, может быть, заменить менеджмент. Но не воевать две недели у дверей Содбизнесбанка. И АРБ должна была не воевать с ЦБ, а совместно вырабатывать меры, необходимые банковскому сообществу.

– На Западе так и происходит, а у нас каждое заявление ЦБ встречалось криками восторга со стороны вашей ассоциации.

– Мы не восторгались, это неправда. Гарегин Тосунян (президент АРБ. – Ред.) всегда заявлял, что ЦБ действовал в правильном направлении, но тактически допускал ошибки.

– Как вы относитесь к тому, что Центробанк взял сейчас курс на укрупнение банковской системы? Нет ли опасности, что мелкие банки уйдут с рынка?

– Как стратегическое направление – это правильно, потому что из 1300 банков больше тысячи – небольшие, а это не укрепляет банковскую систему, не дает возможности концентрировать ресурсы, современные банковские технологии. Но мы против административных и поспешных действий. Ассоциация добилась того, что из проекта стратегии банковской системы был исключен пункт о ликвидации к 2010 году всех банков, имеющих капитал менее 5 млн. евро. Эта норма капитала относится теперь только к вновь создаваемым банкам, а эффективно работающие, удачно выполняющие свои функции кредитные учреждения с меньшим капиталом закрывать никто не собирается.

– ЦБ неоднократно заявлял, что многие банки не пройдут отбора в систему страхования вкладов. Какими, вы думаете, будут потери?

– Я думаю, из тех, кто подал заявки, пройдут 90–95%. Процесс включения банков в систему страхования вкладов надо вести аккуратно, терпеливо разъяснять вкладчикам принятые решения. Нужно помнить, что, если какой-то банк еще не прошел аттестацию, это означает лишь то, что еще не завершена проверка. Кстати, проблемы вступления банков в систему страхования вкладов – один из вопросов, который мы готовим к V Всероссийскому банковскому форуму. Он состоится в Нижнем Новгороде 6–7 сентября. Форум проходит каждый год. В прошлом году удалось развернуть широкую дискуссию между банками и руководителями ЦБ. В этом году мы хотим сделать конгресс не просто острым, но еще и максимально содержательным. Там, кстати, и подведем итоги того, что произошло в июне–июле.


Опубликовано в номере «НИ» от 30 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: