Главная / Газета 16 Августа 2004 г. 00:00 / Экономика

Андрей Клименко

«Государству без бюрократов не обойтись»

НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ

Уже в этом году правительство начнет формировать бюджет принципиально новым программно-целевым методом. Многие страны – Австралия, Канада, Новая Зеландия – переходили к этому способу верстки расходов десятилетиями, в США она прижилась лишь в нескольких штатах. Россия намерена совершить революцию в управлении бюджетом за пару лет. О том, как это будет происходить, «Новым Известиям» рассказал один из разработчиков реформы, директор Института проблем государственного управления Андрей КЛИМЕНКО.

shadow
– Андрей Витальевич, так в чем смысл реформы?

– Ее смысл в том, чтобы финансирование министерств и ведомств было поставлено в зависимость от эффективности расходования ими бюджетных средств. Если раньше при составлении бюджета обсуждалось, кому сколько денег выделить, то теперь будет обсуждаться, на какие цели дать средства и каких результатов при этом надо достигнуть. Эти преобразования тесно связаны с реформированием госслужбы. В идеале в конечном итоге мы получим систему, при которой обязанности и ответственность каждого чиновника на любом уровне будут четко определены и показатели эффективности их работы известны. Естественно, чиновники не любят, когда жестко прописывают, за что отвечает каждый из них. Им выгодно туманное описание их обязанностей, поэтому они сопротивляются.

– Уложимся ли в 2–3 года, как обещает правительство?

– Многие страны уже перешли на программно-целевой метод формирования бюджета, и заняло это 10, 20, а то и 25 лет. Реформы не кончаются никогда. Методы управления должны постоянно совершенствоваться. Самое слабое место реформы – сегодня плохо связаны цели работы ведомств с объемом выделяемых на их работу средств. Поэтому есть риск, что поначалу внедрение нового метода может привести к несбалансированности бюджета.

Необходимость и стоимость перехода на планирование, ориентированное на результат, трудно оценить в цифрах. Однако подобные методики приняты во всем мире, они повышают прозрачность госаппарата, многие страны уже используют их, поэтому и нам придется.

– Перед кем будут отвечать чиновники: перед вышестоящим начальством или перед народом? И откуда возьмутся критерии оценки их деятельности?

– Показатели будут оцениваться внутри правительства. Конечно, не стоит использовать экономические индексы, подсчитываемые международными организациями, особенно коммерческими, как это планируется сейчас. Это не к лицу России как независимому государству, мы можем и должны разработать собственные критерии. Этим придется серьезно заняться Федеральной службе статистики, поскольку те данные, которые она собирает сейчас, непригодны в новых условиях.

– Как поощряют и наказывают чиновников в странах, уже взявших на вооружение программно-целевой метод?

– Для примера расскажу, как строится аналогичная работа в Канаде. Там главе ведомства формулируют на год несколько задач, которые он должен выполнить в обязательном порядке, и несколько дополнительных. Если он достиг не только основных, но и дополнительных целей, то ему могут увеличить зарплату, скажем, на 6%. Обязательно премируют сотрудников, продемонстрировавших экстраординарные показатели.

Этот подход стимулирования лучших сильно отличается от нашего, когда по итогам года оказывается, что все чиновники справились с работой на «хорошо» и «отлично». Разумеется, иначе быть не может, потому что тех, кто работает плохо, надо увольнять из госаппарата, но уравниловки быть не должно – необходимо поощрять небольшое количество самых лучших сотрудников.

– Часто говорят, что бюрократов у нас слишком много. Есть данные о том, что после распада Союза новая Россия быстро догнала СССР по числу чиновников, а потом и перегнала его…

– Это пропагандистский миф, возникший еще в перестроечные времена, когда шла борьба с привилегиями чиновников. По нашим данным, до того, как началась реформа госслужбы, в России насчитывалось около 20 тыс. чиновников в центральном аппарате, а их общая численность вплоть до муниципального уровня составляла примерно 1 млн. человек. По количеству чиновников на душу населения мы в 2–3 раза отстаем от развитых стран. У нас чиновников меньше, чем нужно! В этом легко убедиться, не читая статистику и не проводя научных исследований, – взгляните на длину очередей за паспортами и прочими документами.

Квалификацию наших бюрократов тоже надо повышать. Но общество само виновато в бюрократических проблемах – мы дали государственным служащим мизерные зарплаты, поставили в унизительное положение, а еще удивляемся, отчего расцвела коррупция. Государство не может существовать без бюрократии, и борьба с чиновниками – занятие, лишенное смысла.


Опубликовано в номере «НИ» от 16 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: