Главная / Газета 4 Августа 2004 г. 00:00 / Экономика

Бедные стали беднее, а богатые – богаче

Однако социологи говорят, что голодных бунтов не будет

НИКОЛАЙ ДЗИСЬ-ВОЙНАРОВСКИЙ

По опубликованным вчера данным Федеральной службы государственной статистики, в первом полугодии 2004 года доходы 20% богатейших россиян составили 46,6% от суммы, заработанной всеми гражданами страны (год назад было 46,3%). Доходы беднейших 20% опустились до 5,4% (в 2003-м – 5,5%).

Социальное расслоение – результат поляризации доходов.
Социальное расслоение – результат поляризации доходов.
shadow
Соотношение доходов самой обеспеченной части населения к доходам самой незащищенной увеличилось – 8,6:1 против 8,4:1 в 2003 году. Это означает, что пропасть между богатыми и бедными стала шире. На вопрос, что из этого следует, разные специалисты отвечают по-разному. Условно их взгляды и прогнозы можно разделить на оптимистические и пессимистические.

Если верить пессимистам, это соотношение богатства и бедности показывает уровень социальной напряженности. В государствах Латинской Америки оно в среднем равно 12:1, в Южной Африке – 10:1, а в развитых странах – 6:1. Для России особенно тревожно, что за прошедший год эта пропорция выросла, несмотря на декларируемое властями внимание к социальным программам, выражающееся, в частности, в повышении пенсий.

Если вспомнить, что в среднем по России минимальный продуктовый набор стоит 1166 руб. в месяц, в то время как, по данным той же Госстатслужбы, 2,8% россиян получают меньше 1 тыс. руб., а 5,7% – от 1 тыс. до 1,5 тыс. руб. в месяц, картина получится совсем безрадостная. Страна попадает в ситуацию, которую экономисты называют «порочным кругом политической нестабильности».

Рост социальной напряженности таит в себе, опять же по пессимистическому сценарию, угрозу раскулачивания богатых, от которой недалеко и до революций. В такой ситуации правительство не может задействовать рыночные рычаги: повысить налоги или, например, отпустить цены на электроэнергию, горячую воду и услуги ЖКХ. Результат – низкий уровень внешних и внутренних инвестиций, а потом и замедление роста ВВП или даже его падение. В конце концов экономика приходит к отправной точке замкнутого круга – росту бедности и напряженности в обществе.

У оптимистов свой взгляд на вещи. Они вспоминают, что в годы либеральных реформ пресловутое соотношение ниже 14:1 не опускалось, но к голодным бунтам это не привело. Более того, в отдельных регионах России (например, в довольно бедной Костромской области) эта пропорция сравнима с благополучными западноевропейскими показателями. Вообще, в развивающихся странах данная величина в отрыве от других показателей бессмысленна. В отличие от Латинской Америки и Южной Африки, в отнюдь не роскошествующих Восточной Азии и Северной Африке соотношение богатства к бедности – 6:1, а в Южной Азии – 4:1.

Если говорить только о Западе, то цифры 6:1 выдерживаются в Европе, а вот в Америке они близки к нашим: 8-9 к 1. Дело в американском подходе – там полагают, что уравниловка ведет к падению предпринимательской активности и замедлению экономического роста. Кому охота заниматься бизнесом, если твой доход ненамного больше, чем у бюджетника или наемного работника? Богатство США – косвенное подтверждение правильности американского взгляда на неравенство, убеждены оптимисты.

Согласно еще одной популярной версии, мир сейчас переходит к постиндустриальной эре, для которой громадная разница в доходах богатых и бедных – норма. Соотношение между доходами 20% наиболее состоятельных слоев населения и 20% наиболее нуждающихся, составлявшее в мире 30:1 в 1960 году, возросло до 74:1 в 1997-м. Что, правда, компенсируется легкостью перехода из одной категории в другую. Адепты новой экономики обычно вспоминают главу Microsoft Билла Гейтса, который за пару десятков лет буквально из ничего сколотил величайшее состояние на планете.

Отвечая на вопрос, грозит ли поляризация доходов социальными взрывами, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров успокоил «Новые Известия»: «По нашим данным, уже с 2000 года существенной поляризации доходов населения не наблюдается. 2/3 россиян не желают участвовать ни в каких революциях и бунтах. Хотя существуют протестные 20–25%, но практика показывает: их недовольство редко выливается в практические действия. По последним данным, у 40% российских семей совокупный доход превышает 5 тыс. рублей, а у примерно 27% он еще выше. Другими словами, две трети наших соотечественников не собираются выходить на улицы, несмотря на экономическое неравенство».


Опубликовано в номере «НИ» от 4 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: