Главная / Газета 12 Марта 2004 г. 00:00 / Экономика

Конверсия по-чиновничьи

Смена правительства может изменить ситуацию вокруг волгоградского химкомбината

АНДРЕЙ НЕКРАСОВ

Волгоградское химическое объединение «Химпром» – одно из крупнейших в отрасли – вот уже почти год находится в эпицентре скандалов, связанных со сменой руководства предприятия. Казалось, что уже должны были утихнуть страсти после громкого увольнения бывшего генерального директора Леонида Кутянина и назначения нового менеджмента, как объявились желающие вновь заменить руководство предприятия.

«Химпром» – это не нефтяная компания, не металлургическое предприятие с их сверхдоходами, более того, последние годы здесь вообще не было речи о хоть какой-то прибыли. Тем не менее сражения за кресло гендиректора ведутся не шуточные, с применением самых изощренных приемов, вплоть до физического насилия.

Интерес к этому предприятию со стороны претендента №1 по версии бывшего правительства может показаться загадкой. Действительно, Алексей Козлов, председатель совета директоров Федерального промышленного банка, никогда химией не интересовался, опыта работы на производстве, равно как и управления промышленными гигантами, не имеет. Вполне успешный (или по крайней мере старающийся таковым казаться) предприниматель бросает все дела, рискует деловой репутацией и задействует все свои связи «наверху» – и все это ради того, чтобы занять кресло директора убыточного государственного предприятия. Плюс к этому такие сопутствующие радости, как смешная, неконкурентоспособная бюджетная зарплата, постоянный риск быть уволенным, необходимость отчитываться перед собственником в лице государства.

Можно, конечно, предположить, что Алексей Козлов – альтруист. Или его дела совсем уж плохи, раз он готов бросить бизнес и уйти на низкооплачиваемую и неблагодарную государственную службу. Но, похоже, ни то, ни другое. Между тем надо отметить, что ежегодно волгоградское предприятие получает миллионы долларов из федерального бюджета. Теоретически – на утилизацию ядовитых веществ (в том числе оборонных). На практике же, во всяком случае так происходило до весны 2003 года, эти деньги исчезали в неизвестном направлении. Так, в 1999 и 2000 годах прежнее руководство завода во главе c Леонидом Кутяниным «осваивало» около трех миллионов долларов ежегодно, в 2001-м – два миллиона, в 2002-м – целых пять.

Размаху авантюр удивились даже поднаторевшие в раскрытии финансовых махинаций специалисты. На бумаге объемы задействованных средств достигали положенных 100 процентов, однако на деле этот показатель не дотягивал даже до 50. Что касается сметной документации, она тоже вызвала легкое недоумение проверяющих, поскольку стоимость всех работ была завышена почти в 4 раза.

«Давить» на антикризисную команду менеджеров «Химпрома» начали тогда, когда дела на предприятии стали налаживаться, и оказалось вполне вероятным то, что нынешний и.о. директора Евгений Кисиль может остаться главой завода надолго, а махинации с конверсионными деньгами вскроются. Первый сигнал о начале атаки на новое руководство завода прозвучал сразу после совещания в Минпромнауки, где обсуждался вопрос охраны стратегически важных объектов, в число которых входит и «Химпром». После доклада заместителя генерального директора по режиму Шурупова, который рассказал о мерах, принятых для предотвращения дальнейшего растаскивания предприятия, к нему подошел руководитель департамента промышленной и инновационной политики Минпромнауки Сергей Иванов. По словам г-на Шурупова, чиновник дал понять, чтобы менеджеры комбината не пытались бежать впереди паровоза.

Несколько месяцев назад на руководителей «Химпрома» начались прямые атаки. У одного из новых управленцев – заместителя генерального директора «Химпрома» Александра Митрофанова средь бела дня на стоянке загорелся служебный автомобиль. Позднее опять же днем неизвестные напали на руководителя экономического департамента «Химпрома» Смирнова и попытались «изъять» у него дипломат с актами аудиторской проверки, проведенной по инициативе нового совета директоров, сместившего прежнего директора. Среди бумаг был также проект заявления в Волгоградскую прокуратуру с просьбой начать расследование по фактам хищений и махинаций с конверсионными деньгами. Экономист оказался в реанимации с тяжелой черепно-мозговой травмой и надолго вышел из строя.

Следует сказать, что в правительственном аппарате (который Владимир Путин окрестил «теневым» кабинетом) тогдашнего премьера Касьянова нашлись чиновники, которые по-своему восприняли проблемы «Химпрома». В их решении активное участие приняли замруководителя аппарата прежнего правительства г-н Копейкин, бывший первый замминистра Минпромнауки г-н Свинаренко. Идея, видимо, состояла в том, чтобы срочно поставить во главе «Химпрома» нужного человека. Поэтому наспех был подготовлен документ о кризисной ситуации, якобы возникшей по вине нового менеджмента, и рекомендация премьеру назначить нового генерального директора. Алгоритм действий оказался незамысловат: взяли антикризисную программу нового менеджмента предприятия, «презентовали» ее своему протеже Алексею Козлову и его людям, чтобы те внесли в документ собственные предложения, а затем объявили плоды своего «творчества» шедевром управленческого мастерства, который и поможет вывести «Химпром» из глубокого кризиса. Таким образом человек, претендующий на роль спасителя «Химпрома», и был рекомендован Михаилом Касьяновым на должность генерального директора одного из ведущих предприятий отечественной индустрии.

Кстати говоря, круг людей, задействованных в этой истории, весьма широк. В ней даже активно участвуют лица, которые, по идее, должны держаться в стороне от такого рода комбинаций. Речь, в частности, идет о некоем Александре Васькине, который представляется полковником ФСБ, предъявляя по необходимости соответствующее удостоверение. Видимо, благодаря этому он достаточно легко получил доступ к информации, хранящейся в Депозитарно-клиринговой компании, где находятся данные о собственниках акций «Химпрома», и получил там все интересующие его сведения. Правда, в действующем составе контрразведчиков офицера с такой фамилией не числится. Зато таковой есть в списке членов совета директоров Федерального промышленного банка (ФПБ), председателем совета директоров которого является Алексей Козлов. Свою заинтересованность в этом деле г-н Васькин объясняет исключительно защитой интересов государства, но забывает при этом добавить, что именно он является одним из членов упомянутого совета директоров ФПБ – того самого, в котором также состоит г-н Козлов.

Есть смысл сказать, что в последние дни нажим на «Химпром» резко усилился. Апофеозом подобных действий стали события 1 марта. На этот день в заводском Дворце культуры было назначено собрание акционеров предприятия, на котором должен был быть избран генеральный директор. В тот момент, когда шла регистрация участников, в помещение вошла группа людей в штатском. Это были сотрудники службы судебных приставов во главе с Александром Ромашовым. Они блокировали трибуну и стали требовать, чтобы собрание было проведено «в нужном русле». Под этим подразумевалось, что никто не сможет покинуть зал до тех пор, пока не будет избран новый генеральный директор «Химпрома». Люди в штатском бесцеремонно накинулись на председателя собрания – советника министра имущественных отношений Александра Бородина, представляющего в совете директоров «Химпрома» интересы государства, после того как он объявил перерыв в собрании до 22 марта. «На меня лично было оказано психологическое давление со стороны судебных приставов и группы физической поддержки. Последовали угрозы административного ареста и штрафа, если я не продолжу проведение собрания. Я расцениваю случившееся, как прямое давление с целью провести на должность генерального директора конкретного кандидата», – заявил позже г-н Бородин. То есть Алексея Козлова. Неизвестно, чем закончилось бы то злополучное собрание, если бы не наряд волгоградских милиционеров, приехавших по звонку одного из «заложников» и выпустивших незадачливых акционеров на волю. По свидетельству присутствовавших на собрании, активное участие в этой операции, преследующей цель назначить на пост гендиректора «Химпрома» Алексея Козлова, принял г-н Васькин.

Судя по всему, попытки поставить во главе «Химпрома» именно г-на Козлова на этом не закончатся. Правда, со сменой правительства вокруг этого предприятия может сложиться совсем иная ситуация. Во всяком случае, устанавливаемые сейчас в кабинете министров новые правила игры едва ли уже позволят чиновникам из высоких кабинетов использовать данные им полномочия в интересах, далеких от государственных. И тогда, видимо, многомиллионные бюджетные инвестиции будут направлены исключительно на то, на что и предназначены – на конверсию.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: