Главная / Газета 10 Марта 2004 г. 00:00 / Экономика

Россия потеряла Хорста Келлера

Новый директор-распорядитель МВФ будет менее благосклонно относиться к нашей стране

КАХА КАХИАНИ

В конце прошлой недели досрочно ушел в отставку глава Международного валютного фонда (МВФ) Хорст Келлер. В отличие от своего предшественника Мишеля Камдессю, Келлер не раз хвалил российское руководство за экономические реформы и призывал объявить рубль свободно конвертируемой валютой. Будет ли новый директор–распорядитель фонда так благосклонно относиться к России, остается на сегодняшний день вопросом без ответа.

Бывший глава фонда метит в будущие президенты ФРГ.
Бывший глава фонда метит в будущие президенты ФРГ.
shadow
Для мирового бизнес-сообщества неожиданностью отставка Хорста Келлера с поста директора–распорядителя МВФ вряд ли стала неожиданностью. Во-первых, потому, что сам Келлер до этого не раз говорил о своем намерении участвовать в «президентской гонке» в Германии. Во-вторых, потому, что между главой фонда и главным акционером МВФ – США – давно уже сложились напряженные отношения. Американская администрация была недовольна «мягкостью» директора–распорядителя фонда по отношению к развивающимся странам. А также тем, что Хорст Келлер позволял себе резко критиковать экономическую политику «сильных мира сего» – тех же США и стран Европейского союза. Он не раз указывал на то, что последние из локомотива мирового экономического роста могут превратиться в его тормоз.

Понятно, что последние замечания пришлись и лидерам США, и лидерам ЕС не по вкусу. Зато, как ни странным это может показаться на первый взгляд, у Хорста Келлера сложились весьма конструктивные отношения с российским руководством. Возможно, потому, что ему просто-напросто «повезло»: к тому моменту, когда Келлер сменил на посту директора–распорядителя фонда Мишеля Камдессю, Россия перестала прибегать к кредитам МВФ для «затыкания» дыр в собственном бюджете. Вернее, фонд перестал ей такие кредиты выдавать. И в результате из постоянного и весьма надоедливого должника наша страна неожиданно превратилась в исправного кредитора. Что дало Келлеру возможность ставить Россию в пример другим развивающимся странам: вот, мол, страна не так давно пережила тяжелейший финансовый кризис и тем не менее выбралась из него практически без посторонней помощи. И по долгам своим теперь регулярно платит, и темпы роста демонстрирует высокие, и бюджеты сверстывает профицитные. Правда, во все эти «бочки меда» руководство МВФ неустанно подливало «ложки дегтя», указывая, что своими экономическими достижениями Россия обязана высоким ценам на нефть. Однако без этого не обходится ни один «российский» отчет МВФ, или Всемирного банка, или Организации по экономическому сотрудничеству и развитию. Так что нашему руководству не привыкать к подобным замечаниям.

Отношения между МВФ и Россией в «эпоху Келлера» складывались успешно и по еще одной причине. В отличие от своего предшественника Мишеля Камдессю, Келлер никогда не пытался диктовать нашему правительству бюджетную политику. Дело в том, что к моменту его вступления в должность МВФ уже осознал и частично признал свою «историческую вину» перед развивающимися странами, в том числе и перед Россией. Советы фонда, как это стало очевидно в 1997–1998 годах, не позволили предотвратить полномасштабный финансовый кризис. А щедро раздаваемые кредиты лишь усугубили масштаб бедствия: ведь многие страны привыкли сидеть на «долговой игле». И как раз Россия была одной из них, причем наиболее зависимой от «милости» фонда.

Впрочем, в последние год-два пребывания Келлера на посту директора–распорядителя МВФ вопрос о предоставлении нашей стране новых кредитов практически не поднимался. Зато руководство фонда совместно с нашими финансовыми властями охотно обсуждало вопрос о конвертируемости рубля. В связи с этим Хорст Келлер не раз заявлял, что уже через три-четыре года «деревянный» из некогда презираемой денежной единицы может превратить в СКВ – свободно конвертируемую валюту. И что МВФ сможет даже предоставлять кредиты в рублях. Понятно, что подобные займы будут направляться в основном в страны бывшего СССР. Однако не так важно, кому они пригодятся, – важно то, что объявление рубля СКВ сразу подняло бы и его престиж, и престиж России в глазах других стран.

Захочет ли новый глава МВФ продолжить политику Келлера по отношению к России – это пока вопрос без ответа. Неясным на сегодняшний день остается и вопрос, кто сменит бывшего директора–распорядителя на его посту. Западные СМИ называют пока два имени: нынешнего главы Европейского банка реконструкции и развития Жана Лемьера (Франция) и министра финансов Испании Родриго Рато. Оба пользуются высоким авторитетом в международных финансовых кругах, и оба считаются профессионалами с большой буквы. Тем не менее, как подчеркивают наблюдатели, российским финансовым властям будет сложнее «ужиться» с любым из них, чем с Хорстом Келлером. И дело не в том, что Лемьер или Рато проникнуты антироссийскими настроениями, – дело в том, что США, по признанию западных СМИ, потребуют от нового руководства фонда проведения более жесткой политики к развивающимся странам, в том числе и к России. Так что, возможно, с признанием рубля свободно конвертируемой валютой придется подождать. Или вообще расстаться с этой идеей, так как за три-четыре года вполне может грянуть новый нефтяной кризис с вполне предсказуемыми последствиями для российской валюты.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: