Главная / Газета 18 Февраля 2004 г. 00:00 / Экономика

ЕВГЕНИЙ ЯСИН

«Инфляцию сдержали, а рубль прет и прет»

КАХА КАХИАНИ

Россия готовится к четвертым по счету президентским выборам. Удастся ли властям страны в «тяжелый» 2004 год удержать под контролем инфляцию, избежать резкого укрепления курса рубля и наладить конструктивный диалог с бизнесом? На вопросы «Новых Известий» отвечает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

shadow
– Перед российскими властями стоят сейчас взаимоисключающие задачи. Правительство намерено любой ценой удержать инфляцию в заданных рамках. Однако не секрет, что действия по ограничению темпов роста цен обычно приводят к укреплению национальной валюты и как следствие этого к падению конкурентоспособности экономики страны. Как же России пройти между этими Сциллой и Харибдой, не пожертвовав ни темпами инфляции, ни показателями роста ВВП?

– Налицо, действительно, две противоположные тенденции. Если вы будете слишком сильно ограничивать инфляцию, то это может привести к очень печальным последствиям, потому что исчезнет и без того никуда не годная конкурентная способность российских предприятий. В этом случае страна окажется «забитой» импортными товарами. Конечно, можно, сказать: «Ну и что? Зачем отстаивать российское автомобилестроение, почему отечественные предприятия должны делать такие плохие автомобили, когда люди хотят ездить на иномарках?» На это я отвечаю: «Это три миллиона рабочих мест». Как бы мы ни крутились, а факт остается фактом: наша отсталая и неэффективная промышленность кормит людей. Плохо, конечно, кормит, но пока кормит. Если вы сразу все закроете, то негативные последствия ощутит на себе вся экономика.

– Выходит, даешь инфляцию?

– Нет, это была бы другая крайность. Если вы допускаете высокую инфляцию, то события развиваются по следующему сценарию: вам приходится скупать всю валюту, которая поступает в страну от продажи нефти и газа, у вас валютные резервы достигают гигантских размеров, вам приходится печатать большое количество рублей, и в результате темпы роста цен ускоряются еще больше. Это усиливает и так чрезмерный разрыв между бедными и богатыми. Инфляция бьет по бедным, по бюджетникам и пенсионерам в первую очередь.

– Где же тогда золотая середина?

– Для ответа на этот вопрос давайте проанализируем результаты прошлого года. Обратите внимание на весьма важные цифры: рост денежной массы по итогам года составил 50%, а темпы инфляции – 12%. Значит, разница в 38% была «впитана» экономикой, и именно эта разница стала одним из факторов экономического роста. Было ясно, что экономика страдает от недостатка ликвидности. Даже сейчас уровень ее монетизации в 3–4 раза ниже, чем аналогичный показатель в странах с развитой экономикой. И поэтому ни в коем случае нельзя принимать поспешных решений: надо все время, припав ухом к земле, слушать, не раздается ли топот галопирующей инфляции. И правительство в прошлом году именно так и поступало: сначала сдерживало рост цен, а потом раз – и увеличило золотовалютные резервы страны чуть ли не на 15 млрд. долларов. Почему? Ответ очевиден: финансовые власти поняли, что с инфляцией они укладываются в прогноз, а рубль прет и прет все выше. И они как бы переступили с ноги на ногу, чуть-чуть переместили центр тяжести. Ничего другого, к сожалению, предложить нельзя. Это не наука, где можно все взять и просчитать, здесь есть единственный метод – метод проб и ошибок. А если даже у вас есть уравнения, то там в них гораздо меньше известных значений, чем неизвестных.

– В последнее время правительство очень гордится тем, что рост ВВП происходит не в силу внешних факторов, то есть высоких цен на нефть, а в силу увеличения внутреннего спроса. Вы согласны с этой точкой зрения?

– Вполне согласен. Хотел бы добавить, что в этом определенная заслуга правительства. Но все же гораздо больше поднимает национальную экономику российский бизнес – агрессивный, подчас нахальный и далеко не всегда законопослушный. Иногда он делает это вопреки всему, вопреки стараниям тех же властей. Периодически возникает даже проблема корыстного давления бизнеса на власть – что ж, коль скоро так, то она должна решаться публично, в рамках закона и так, чтобы не пострадал авторитет российского бизнеса.

– Но как власти мыслят себе удвоение национального ВВП при условии ограничения свободы бизнеса? Сочетаются ли подобные действия с заявленной президентом задачей?

– Ну конечно, не сочетаются. Но это не значит, что с бизнеса должны быть сняты все ограничения. Он наглый, он агрессивный, в этом его природа, и это его хорошие качества. А вот если он позволяет себе антиобщественные действия, то это надо пресекать. Я считаю, что давно уже пора принять закон о лоббистской деятельности, чтобы после этого не жаловаться на то, что депутаты выполняют распоряжения ЮКОСа. Хотелось бы отметить еще один момент. Мы сегодня имеем исключительно благоприятные условия для развития экономики. Нынешняя российская власть фактически пожинает плоды того, что было посеяно в первые годы реформ – страшных, тяжелых реформ, которые так ударили по стране. Надо действовать крайне осторожно, чтобы эти плоды не достались прокурорам. Иначе неизбежно возникнет вопрос, для чего проводились реформы? Чтобы появился предприниматель, чтобы он начал проявлять активность, чтобы он встал на место государственного чиновника. А если активность бизнеса душить, то ничего этого не будет. И денег для развития экономики тоже не будет.



ЯСИН Евгений Григорьевич

Родился 7 мая 1934 года в году Одесса (Украина).В 1989–1991 годах был заведующим отделом Государственной комиссии Совета министров СССР по экономической реформе («комиссия Абалкина»). В 1990 под руководством Григория Явлинского и Станислава Шаталина участвовал в разработке программы «500 дней «, а затем разработал свою собственную программу перехода к рынку, которую предложил как альтернативу программе Рыжкова – Абалкина и о которой руководители СССР отзывались как о сверхрадикальной. В мае 1991 года стал генеральным директором дирекции по экономической политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), с декабря 1991 года по апрель 1994 года был одновременно директором Экспертного института РСПП. С 1992 года работал в аппарате правительства и президента России, с января 1992 года по 1993 года был представителем правительства в Верховном совете РФ. В апреле 1994 года был назначен руководителем Аналитического центра, входящего в структуру администрации президента РФ. С ноября 1994 года – министр экономики РФ; в ноябре 1995 года вошел в состав вновь созданного Национального банковского совета; с апреля 1997 года – министр без портфеля в правительстве Виктора Черномырдина. До августа 1998 года оставался и.о. министра без портфеля в правительстве Сергея Кириенко; являлся членом комиссии правительства РФ по оперативным вопросам. С 1998 года – научный руководитель Высшей школы экономики.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 февраля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: