Главная / Газета 23 Декабря 2003 г. 00:00 / Экономика

«Люди поверят в реформу только в 2005 году»

Эксперт Конфедерации обществ потребителей Олег Комаровский – «Новым Известиям»

Татьяна АЛЕШКИНА
shadow
– Первый этап пенсионной реформы подходит к концу. На сегодняшний день только 180 тысяч россиян отдали свои пенсионные накопления управляющим компаниям. Вы ожидали таких результатов?

– Нет, конечно. Но я бы начал с констатации позитивного факта. Очень радует, что реформа началась. Было бы здорово, если бы ее начали еще лет десять назад, но в любом случае хорошо, что это вообще произошло. И те 180 тыс. человек, передавших средства частным компаниям, – это все-таки больше, чем ноль. Я считаю, что это хороший результат, особенно в условиях фактического бездействия государственных структур. Я бы не говорил о провале или о крахе пенсионной реформы. Старт есть, любая дорога начинается с первого шага.

– По-вашему, сколько россиян до 31 декабря отдадут деньги в управляющие компании?

– Я думаю, это будет где-то порядка полумиллиона человек. Но реальные цифры мы узнаем где-нибудь ближе к марту, когда Пенсионный фонд России подведет итоги.

– В следующем году ситуация изменится? Люди начнут доверять управляющим?

– Вряд ли в следующем году произойдет какой-то качественный сдвиг. Не надо забывать, что в следующем году на рынок выходят негосударственные пенсионные фонды. Боюсь, что это привнесет дополнительную путаницу. Трудно предположить, что население в 2004 году вдруг получит какую-то более внятную информацию об особенностях пенсионной реформы и «проснется». Поэтому я считаю, что следующий год также не будет выходом на накатанную дорогу. Мне кажется, что пенсионная реформа заработает полным ходом через 3–5 лет.

– На сколько реально может увеличиться количество людей, которые доверят свои пенсионные накопления частным компаниям?

– Если бы в следующем году сначала были объявлены итоги доходности и только потом граждане смогли бы осуществить свой выбор, то количество участников пенсионной реформы увеличилось бы и весьма существенно. Но загвоздка в том, что первые результаты инвестирования своих пенсионных накоплений граждане узнают только в конце 2004 года. Появятся «счастливчики», у которых будет значительная доходность, и они поспешат поделиться этой информацией со своими знакомыми, друзьями. Почему я говорю, что пенсионная реформа заработает в полную силу через 3–5 лет? Потому что первые 2–3 года – это демонстрация не только получения некой доходности, но и некой стабильности в деятельности УК по управлению пенсионными накоплениями. Например, я увижу, что мой сосед уже третий год стабильно получает высокий доход от такой-то компании, и пойму, что я теряю возможность увеличить свои средства. Это может подстегнуть меня тоже вкладывать деньги в эту или в другую компанию.

– А как вы считаете, кто лучше будет управлять пенсионными деньгами: управляющая компания или государственный Внешэкономбанк?

– Надо понять одну простую вещь. Пенсионные накопления – это длинные деньги, они могут работать и приносить реальную пользу не только конкретному человеку, но и стране в целом. Если ты промолчал, то твои деньги ушли во Внешэкономбанк, который будет вкладываться только в госбумаги. А что такое госбумаги? Это обязательства государства перед тем, кто эти бумаги купил. В частности, перед вами. Это долг, и эти деньги все равно нужно будет отдавать. Мало того, их нужно отдавать с приростом. И, безусловно, государство не может быть заинтересовано в том, чтобы брать в долг под высокие проценты. То есть доходность от ВЭБа не может быть высокой по определению. Управляющие компании могут дать больший доход, потому что они будут вкладываться в основном в высокодоходные рыночные инструменты. Опыт прошлых лет показывает, что «погореть» может как частный сектор, так и государственный. Я считаю неправильным советовать человеку вложить деньги в управляющую компанию или оставить государству.

– То есть каждый должен сам решать?

– Конечно. Но проблема заключается в том, что пенсионная реформа вообще-то была инициирована сверху. В роли ее инициатора выступило государство. Оно приняло некие законы. Мы не будем сейчас говорить, какие они получились, потому что не ошибается тот, кто ничего не делает. Но было бы преступлением эти ошибки не учитывать в процессе. Я имею в виду прежде всего ситуацию с информированием населения. Причем проблема не денежная, так как руководители и ПФР, и Минтруда подтверждают, что у них на это деньги были, есть и остались. А соцопросы показывают, что население практически ничего не знает о реформе. Вот возьмем конкретный случай: дата окончания выбора управляющей компании была перенесена с 15 октября на 31 декабря, а во всех извещениях стоит старая дата – 15 октября. За те деньги, которые предусмотрены на информирование населения, можно было сделать самый простой телевизионный ролик (бегущую строку в конце концов) и крутить его по всем каналам. Уверяю, что от этих денег осталась бы еще и сдача. Я вам больше того скажу: деньги на проведение информационных компаний заложены в бюджете. А исполнение бюджета является обязательным для любого управляющего субъекта, в том числе и государственного. И уверяю вас, что наказывать нужно не только за отрицательный баланс, но и за излишки.

– Замминистра финансов России Белла Златкис говорит, что во всем виноваты управляющие компании, что они не смогли развернуть широкую рекламную кампанию, привлечь население. Вы с ней согласны?

– При всем моем уважении к Белле Ильиничне она не первая, кто приводит этот не совсем правильный аргумент. УК не должны заниматься разъяснительной работой. Не надо учить коммерсанта, как ему проводить рекламные кампании, потому что он это делает на свой страх и риск, за свои собственные деньги и в своих собственных интересах. А вот проинформировать население о том, что эти управляющие компании привлечены государством и чем их деятельность отличается от печально известных пирамид и финансовых институтов середины 90-х годов, это должно было сделать государство. А оно вместо этого стало с определенного момента активно переводить стрелки на управляющие компании. Между тем вина УК не в том, что они плохо провели рекламную кампанию, а в том, что они неправильно оценили пенсионный рынок.

– Каковы ваши прогнозы на следующий год? Cколько человек доверят свои сбережения частным УК, как будет обстоять дело с информированием, раскошелится ли государство на проведение полноценной разъяснительной кампании?

– Что касается действий государственных структур, отвечающих за пенсионную реформу, ничего прогнозировать не хочу, это бессмысленно. По другим вопросам мне было бы проще прогнозировать не на 2004 год, а 2005 год. Потому что ближе к 2005 году будут известны результаты инвестирования в 2003 году. И, выбирая в 2005 году компанию, я смогу уже проверить правильность своего выбора. Плюс к этому, я надеюсь, СМИ не останутся в стороне: они продолжат разъяснять суть реформы. И, наконец, возрастет активность управляющих компаний: ведь у них со следующего года появятся конкуренты в лице негосударственных пенсионных фондов. А уж если и Пенсионный фонд России выполнит свои обещания по поводу создания сети консультационных пунктов, то это, безусловно, благоприятно скажется на результатах продолжения реформы в 2004-м и последующих годах. Правда, я все равно не думаю, что в следующем году мы сможем преодолеть пятипроцентный барьер, то есть по итогам 2004 года вряд ли больше, чем 5% застрахованных лиц отдадут средства под управление частных структур. А вот с 2005 года, надеюсь, начнется резкий сдвиг в сторону осознанного выбора будущими пенсионерами тех участников рынка, которым они доверят свое будущее.


Опубликовано в номере «НИ» от 23 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: