Главная / Газета 27 Ноября 2003 г. 00:00 / Экономика

На полпути к СКВ

Правительство надеется, что рубль скоро станет свободно конвертируемой валютой

Анастасия СКОГОРЕВА, Татьяна АЛЕШКИНА

Вчера Министерство финансов и Центральный банк РФ отчитались перед руководством Счетной палаты России о состоянии внешнего долга страны. Выяснилось, что ничто не препятствует нам рассчитаться с одним из главных российских кредиторов – Международным валютным фондом к 2006 году вместо ранее намеченного 2008 года. После этого рубль может стать свободно конвертируемой валютой и пуститься в «свободное плавание».

По мнению чиновников из Министерства финансов, Россия по размеру внешнего долга находится сейчас на одном уровне с ведущими странами мира: ее заимствования за рубежом составляют не более 30% ВВП. Как заявил первый заместитель министра финансов Алексей Улюкаев, к концу 2003 года внешний долг России снизится до 119 млрд. долларов, или до 27,5% ВВП. Между тем в начале года сумма задолженности перед иностранными кредиторами исчислялась 122 млрд. долларов. Если Россия будет продолжать погашение долга такими же темпами, то она сможет расплатиться с Международным валютным фондом (МВФ) к 2006 году вместо установленного по графику 2008 года, оптимистично предрек Алексей Улюкаев.

После этих слов стало ясно, что правительство не отказывается от своей «идефикс» о постепенной замене внешнего долга внутренним. Улюкаев подтвердил это, заявив, что для ускоренного погашения долгов перед иностранными кредиторами необходимо увеличивать заимствования на внутреннем рынке. Независимые эксперты считают, что подобное решение абсолютно неоправданно с экономической точки зрения. Как пояснил «Новым Известиям» эксперт Центра развития Сергей Пухов, процентные ставки по внешним и внутренним долговым обязательствам в последние годы практически сравнялись, так что, с этой точки зрения, можно одинаково успешно занимать и там, и там. Но внутренняя задолженность является более рискованной для бюджета. «Опасность может возникнуть в том случае, если банки будут страдать от острого дефицита рублевой ликвидности», – считает эксперт. Тогда им придется продавать рублевые госбумаги. Это приведет к росту доходности по долгам и к падению цен на них, то есть к тем явлениям, которые россияне наблюдали в период с марта по август 1998 года, когда доходность по ГКО выросла с 50% до 300%. В результате на бюджет страны ляжет дополнительная нагрузка по обслуживанию внутреннего долга. При определенном стечении обстоятельств – например, при падении цен на нефть ниже 15 долларов за баррель – она может оказаться непосильной для казны.

Однако подобная перспектива, судя по всему, не слишком беспокоит финансовые власти России. По мнению чиновников, острого рублевого дефицита у банков возникнуть не должно. Прежде всего потому, что в течение ближайших нескольких лет наша страна может перейти от политики «привязанного» курса рубля к политике «плавающего» курса, который будет формироваться исключительно под влиянием спроса и предложения, без вмешательства ЦБ. О том, что главный банк страны готов к такой валютной «революции», заявил вчера первый заместитель председателя ЦБ Олег Вьюгин.

Стоит отметить, что решение этих двух «сверхзадач» – переход к «плавающему» курсу и сокращение до минимума объемов внешнего долга – позволит российским властям добиться одной желанной цели: рубль будет признан свободно конвертируемой валютой. И, возможно, будет даже использоваться МВФ для предоставления кредитов другим странам, например, Монголии. На такую возможность намекнул прошлым летом глава фонда Хорст Келлер. Остались «мелочи» – чтобы Россия полностью рассчиталась по долгам перед фондом, и тогда рубль войдет в «корзину» валют МВФ. Что, по понятным причинам, поднимет престиж и страны в целом, и российских финансовых властей.

Ложку дегтя в общее ликование вчера внес всегдашний «возмутитель спокойствия», президентский советник по экономике Андрей Илларионов. Он не стал комментировать намерения ЦБ ввести «плавающий курс» рубля, зато охотно «проехался» по долговым планам финансовых властей и особенно по разночтениям в сумме внешнего и внутреннего долга страны. «Судя по всему, ЦБ и Минфин по-разному считают: по данным ЦБ, мы должны Всемирному банку 7 млрд. долларов, а по данным Минфина – 6,6 млрд. долларов». Та же картина, по словам Илларионова, складывается и с долгом России перед Парижским клубом кредиторов: данные Минфина и ЦБ и здесь разнятся на несколько миллионов долларов. Так что, прежде чем решать, какой долг выгоднее – внутренний или внешний, – не мешало бы провести выверку их точных сумм, призвал президентский советник.


Опубликовано в номере «НИ» от 27 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: