Главная / Газета 21 Ноября 2003 г. 00:00 / Экономика

Вячеслав Батаев

«Негосударственные пенсионные фонды – это золотая середина»

Татьяна АЛЕШКИНА

Негосударственным пенсионным фондам (НПФ), которые выйдут на рынок в будущем году, предстоит конкурировать с управляющими компаниями за деньги будущих пенсионеров и доказывать россиянам, что они тоже способны приумножать их сбережения. О том, как именно фонды будут делать это, «Новым Известиям» рассказал глава Инспекции по негосударственным пенсионным фондам при Министерстве труда Вячеслав БАТАЕВ.

«Такие факторы, как риск и возможная доходность, в НПФ уравновешены лучше, чем в УК».
«Такие факторы, как риск и возможная доходность, в НПФ уравновешены лучше, чем в УК».
shadow
– Сколько в России негосударственных пенсионных фондов и какое количество людей им уже доверяет свои пенсионные накопления?

– Негосударственных пенсионных фондов в России сейчас 286. На первое сентября 2003 года их собственные средства составили 95,2 млрд. рублей. Для сравнения: на 1 января 2003 года эта цифра составляла 66,3 млрд. рублей. Количество участников НПФ – 4 млн. 980 тысяч, без малого пять миллионов человек. Дополнительную пенсию получают 404 тысячи людей. Вот такие цифры. Причем по итогам года они будут гораздо выше.

– Все эти 286 фондов прошли конкурсный отбор, прежде чем начать привлекать средства населения?

– Нет, закон ничего подобного не предусматривает. В отношении НПФ создана более мягкая процедура: регистрация фонда в полномочном органе, то есть в нашей инспекции. Каждый фонд должен подать заявление в Инспекцию НПФ о намерении участвовать в качестве страховщика до 1 июля следующего года. И если они удовлетворяют нашим требованиям, то мы регистрируем их заявления, вносим в соответствующий список, размещаем его и отдаем в Пенсионный фонд России (ПФР). Если фонд, в который будущий пенсионер хочет вложить свои деньги, есть в этом списке, то ПФР дает добро на то, чтобы перевести туда деньги, если нет, то он отклоняет заявление.

– Но все же какие-то критерии для НПФ у инспекции существуют?

– Основной критерий – это требование к собственному капиталу фонда: он должен составлять не меньше 30 млн. рублей. К тому же от НПФ требуется опыт работы не меньше 2 лет, ведение пенсионных счетов (не менее 5 тысяч счетов), отсутствие за 2 года фактов приостановления лицензии. Есть также требования к профессиональной подготовке руководителей фондов.

– А как негосударственные пенсионные фонды будут взаимодействовать с управляющими компаниями (УК)?

– Тут должен быть четкий водораздел между пенсионными накоплениями и пенсионными резервами. Бухучет, отчетность, все отчеты в НПФ по добровольной части должны быть отделены от всех операций по накопительной части. Они никак не могут пересекаться.

– Добровольные накопления – это то, чем НПФ занимались 11 лет (первые негосударственные фонды были созданы в 1992 году)?

– Да, добровольные накопления формировались в НПФ, когда работодатель или сам человек заключали договор о негосударственном пенсионном обеспечении, согласно которому работнику открывают индивидуальный пенсионный счет, на этот счет он сам переводит деньги или его работодатель делает отчисления от зарплаты. Так вот, пенсионные резервы НПФ может размещать самостоятельно: через УК, через госбумаги, может положить их на банковский депозит. А что касается накопительной части трудовой пенсии, то есть обязательной части, то все 100% НПФ обязан размещать через УК исключительно. Самостоятельно распоряжаться пенсионными накоплениями НПФ права не имеет.

– Предусматривает ли закон гарантии сохранности денег, которые поступят в эти фонды?

– Государственных гарантий нет и быть не может. Ведь фонды так и называются: негосударственные пенсионные фонды. Но при этом в законе есть такой раздел: «Гарантия исполнения фондами своих обязательств». Мы насчитали 15 степеней защиты у фондов, начиная с государственного регулирования деятельности. Мы следим за тем, чтобы работа фондов была прозрачной. Деятельность НПФ в режиме реального времени контролируется спецдепозитарием, который следит за соблюдением инвестиционного портфеля. Это все внешние регуляторы. Что касается внутренних, то в каждом фонде есть попечительский совет, который наделен регулирующими и надзирающими функциями, и есть просто совет, такой генералитет, который тоже за всем наблюдает. Для всех фондов предусмотрена возможность участвовать в объединенных гарантийных фондах, в обществе взаимного страхования. В этом случае они отчисляют туда определенную сумму.

– И сколько составляют эти отчисления? Их размер в законе прописан?

– Нет, в законе только предусматривается такая возможность, однако участие в гарантийных структурах не является для фондов непременной обязанностью. Во всяком случае именно так дела обстоят на сегодняшний день, и я почти уверен, что так же они будут обстоять в дальнейшем. Ведь за саморегулируемыми организациями в законе предусмотрена функция эти фонды создавать, рекомендовать, управлять ими, чтобы как можно больше фондов участвовало в этом гарантийном пуле. В США, например, создана корпорация гарантирования пенсионных выплат. У нас существует рабочая группа, которая занимается подготовкой документов для обществ взаимного страхования и объединенных гарантированных фондов.

– На Западе было несколько случаев разорения пенсионных фондов. Возможно ли у нас такое?

– Конечно, возможно.

–А государство будет нести обязательства по выплатам, если такое случится?

– Вы хотите услышать, что государство даст деньги, если фонд разорится? Нет, такого нет, не может быть и не будет. Во всех пенсионных законах существует только одна запись: государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда РФ, то есть государство даст деньги только в случае разорения государственного фонда. Это единственная фраза во всем законодательстве о трудовых пенсиях. Она, правда, упоминается пару или тройку раз во всем законе, но все время в одной и той же формулировке. А что касается НПФ, то государственных гарантий нет ни в одной стране. Государство только всячески стимулирует создание коллективных гарантийных форм.

– Вам не кажется, что для УК созданы более мягкие условия, чем для НПФ?

– У управляющих компаний условия работы более либеральные, это верно. Но как раз поэтому участники УК рискуют гораздо больше, чем участники НПФ. УК могут достаточно свободно распоряжаться средствами своих вкладчиков, чего нельзя сказать о негосударственных пенсионных фондах. Да и требования к инвестиционному портфелю НПФ более жесткие. Например, по госбумагам ограничений нет, то есть можно вкладываться до 100% в госбумаги. Депозиты кредитных организаций не должны превышать 10%. Доля акций аффилированных лиц – не более 5%, доля акций одного эмитента – не больше 10%, в бумаги иностранных эмитентов можно вкладывать не более 20%, в облигации одного эмитента – не более 10%, не более 15% разрешается инвестировать в ценные бумаги субъектов РФ.

– Это основные ограничения, которые по определению делают инвестиционный портфель НПФ менее доходным, чем инвестиционные портфели УК. А имеют ли НПФ какие-нибудь преимущества перед управляющими компаниями?

– С моей точки зрения, да. НПФ – своего рода золотая середина между частными и государственной УК. Те, кому важна надежность, будут вкладываться в государственную управляющую компанию, те, кому наплевать на риск, остановят свой выбор на коммерческой структуре, потому что там доходность выше. А те, кому важна большая доходность и в то же время высокая степень надежности, выберут НПФ, потому что здесь наиболее уравновешены такие факторы, как риск и потенциально возможная доходность.

– Будут ли НПФ проводить рекламную кампанию?

– Они уже ее развернули. Например, лично я видел несколько плакатов по Москве, несколько рекламных роликов по телевизору. Но, конечно, для большинства фондов такая кампания будет актуальна в следующем году, потому что с 2004 года они выйдут на рынок. Момент будет выбран тем более удачно потому, что к тому времени рекламные бюджеты УК немного иссякнут.

– А вы можете хотя бы приблизительно сказать, сколько людей доверят свои деньги НПФ?

– В первый год, я думаю, негосударственным пенсионным фондам доверят свои деньги не больше 10% населения. А потом это число увеличится. К 1 июля 2005 года люди получат свои «письма счастья» и увидят итог размещения накопительной части трудовой пенсии за три года. И тогда они начнут задумываться, оставить ли деньги у государства, которое даст доход не выше уровня инфляции, или куда-нибудь их вложить, чтобы приумножить накопленную сумму.

– Между компаниями и фондами развернется борьба за деньги пенсионеров. Кто, по-вашему, окажется в выигрыше?

– В принципе счет равный. Что-то сильнее у одних, а что-то у других. Денег больше у УК, они богаче, и, соответственно, рекламный бюджет у них больше. Но фонды уже 11 лет работают с пенсионными накоплениями, им это более понятно. Для УК работа на рынке пенсионных денег совершенно новая, особенно если учесть, что многие из 55 компаний, попавших в список счастливчиков, создавались «на коленке». Но главное, что и те, и другие доходнее, чем государственная управляющая компания.

– Частные УК гарантируют, что доходность их инвестиционного портфеля в любом случае окажется выше уровня среднегодовой инфляции. Могут ли НПФ похвастаться такими же достижениями?

– Средняя доходность НПФ – 22–25%. Некоторые фонды даже получают 30% годовых. Так что в этом смысле они действительно в равном положении с УК.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: