Главная / Газета 9 Октября 2003 г. 00:00 / Экономика

«Деньги не должны лежать под матрасом»

Татьяна АЛЕШКИНА

До конца года Госдума должна принять целый ряд законопроектов, регулирующих банковскую деятельность: о страховании вкладов, создании кредитных бюро, валютном регулировании и пр. О новых законах и других вопросах, волнующих банки и их клиентов, «Новым Известиям» рассказал президент Ассоциации российских банков Гарегин ТОСУНЯН.

shadow
– Сейчас один из главных вопросов – что делать с деньгами, как уберечь их от инфляции? Денег у народа становится, как говорит статистика, все больше, но не все уверены, что их можно доверить банкам.

– Действительно, уровень доходов граждан растет. Но, с другой стороны, существует инфляция, которая эти доходы потихоньку «съедает». За год рубль обесценивается в среднем на 10–12%. В то же время есть банки, которые дают по рублевым вкладам такую процентную ставку, которая фактически компенсирует инфляционные потери. И по долларовым вкладам процентная ставка сейчас небывало высока – порядка 10% годовых. Поэтому средства действительно выгодно держать на банковских вкладах – как рублевых, так и долларовых. Другое дело, что еще выгоднее деньги инвестировать. Сейчас, например, вырос рынок жилья, а с ним и возможности для получения ипотечных кредитов. Можно в фондовый рынок вкладывать, тем более что там сейчас наметился настоящий бум. Только не надо бояться. Деньги должны работать, а не лежать мертвым грузом. Самый безнадежный вариант, когда деньги находятся под матрасом, под подушкой, потому что там они тлеют и обесцениваются.

– Но банковские вклады все же имеют какие-то преимущества по сравнению с другими рынками инвестиций?

– У банка ниже риски, а доходы по депозитам довольно высоки. Ставка по депозиту 10% – это высокий уровень. Можно, конечно, сформировать портфель инвестиций, ориентируясь на 20% и даже 30% дохода, однако при этом очень серьезно возрастет риск. Причем риск, которым никак нельзя управлять, потому что он связан с изменениями политической ситуации, с какими-то катаклизмами, приближение которых невозможно предсказать. Риск, связанный с вложением в банк, все-таки больше контролируется, потому что вы читаете газеты, вы можете заходить в банк и видеть, что там происходит, нет ли там каких-то настораживающих тенденций. Да, случалось, когда внешне все было спокойно, а потом в одночасье разрушалось, но этот период мы уже прошли.

– А по каким критериям надо банк выбирать? Далеко не каждый человек может сравнивать активы-пассивы, следить за рейтингами…

– По закону вы можете получить от банка годовой отчет или баланс. Там информация в принципе исчерпывающая. Но читать баланс действительно умеют немногие, и даже для профессионалов он не всегда дает полную картину. Поэтому приходится ориентироваться на косвенные показатели. Надо посмотреть на динамику роста банка, в каком сегменте рынка он работает, к какой финансово-промышленной группе относится, ведь сегодня очень важен статус собственников, стоящих за банком. Также большую роль играют рейтинг банка, уровень капитализации, срок работы на рынке. Если банк работает более 10 лет, преодолел массу кризисов и тем не менее выжил – значит, ему можно доверять. С другой стороны, вызывает серьезные сомнения, когда банк привлекает ресурсы по завышенным по сравнению с другими участниками рынка ставкам.

– Но кроме таких показателей должны быть прописанные законом гарантии о страховании вкладов. Госдума сейчас рассматривает такой законопроект. В чем вы видите его сильные и слабые стороны?

– Сильная сторона – это то, что такой закон в принципе должен быть. Пока он не принят, люди не торопятся вынимать деньги из-под матрасов и нести их в банки. Но для того, чтобы они были уверены в сохранности своих средств, многие пункты в законе надо будет еще доработать, потому что объем страхования весьма низок. Посмотрите сами: до 20 тыс. руб. – гарантия 100%, а с 20 тыс. руб. до 120 тыс. руб. – 75%. Ассоциация российских банков выступила с инициативой внести в законопроект поправки, которые повысили бы сумму вклада, гарантированную на 100%, до 50 тыс. руб., а сумму, гарантированную на 75 %, – до 300 тыс. руб. Мы предлагаем также вписать в закон положение о том, чтобы вкладчики Сбербанка, которые внесли деньги до вступления закона в силу, сохранили 100-процентную гарантию государства. А вообще-то было бы правильно и логично, если бы такая 100-процентная гарантия была бы до вступления закона в силу распространена и на всех вкладчиков всех банков. Это стало бы действительно мощным стимулом для того, что люди вытащили свои сбережения из-под матрацев и понесли их сегодня в банки.

– Центробанк постоянно ужесточает контроль над деятельностью коммерческих банков. При этом высокопоставленные чиновники ЦБ делают сенсационные заявления о том, что до трети российских банков «надувают капиталы». Прав ли ЦБ в своих оценках?

– Я очень негативно отношусь ко всем попыткам очернить нашу банковскую систему. Это равносильно тому, как если бы мы обвинили всех граждан поголовно в уклонении от уплаты налогов. С одной стороны, может, это и правда, а с другой стороны – ну и что? Давайте, наконец, разберемся с первопричинами. История учит, что с государством нельзя работать на равных, и, если ты будешь абсолютно идеально соблюдать все его предписания, оно обдерет тебя как липку.

– В перспективе планируется переход российских банков на Международную систему финансовой отчетности (МСФО). Им придется тогда раскрыть «святая святых» – информацию о своих учредителях и крупных клиентах? Готовы ли они к этому?

– На МСФО давно перешли многие российские банки, особенно крупные. Другой вопрос, что осуществляется этот переход не самым разумным и эффективным образом, с применением очень затратных для банков методов. Я думаю, что он должен проходить в щадящем для банков режиме. Что касается информации о себе, о своих акционерах, то, конечно, банки должны ее раскрывать. Им самим выгодно сказать: «Я принадлежу к группе вот таких акционеров, это люди с определенной репутацией на рынке, с определенным капиталом, их банкротство маловероятно». Но опять же прозрачность не означает, что акционеры должны раздеться чуть ли не догола. Здесь нужны определенные разумные пределы. Даже с точки зрения конкурентной среды банк не любит о своих хороших клиентах много рассказывать, потому что у других банков будет соблазн их переманить.

– Насколько велика угроза возникновения кризиса «плохих кредитов»? И насколько оправданы утверждения экспертов о том, что от 50% до 75% кредитов, выданных российскими банками, в случае кризиса могут оказаться «плохими»?

– Я не люблю подобные апокалипсические прогнозы. Проблема качества кредитов действительно существует. В первую очередь она связана с тем, что у нас очень «короткая» ресурсная база, а для банков, естественно, интереснее более «длинные» проекты. Поэтому из-за денежно-кредитной политики государства, лишающей банки долгосрочных ресурсов, банки идут на определенные риски. Категорически недопустимо «короткими» ресурсами кредитовать «длинные» проекты. Но соблазн велик.

– А с приведенными цифрами вы согласны?

– Не согласен я с этими цифрами. Нет такой «общей температуры по больнице». Это все от лукавого – вот прямо так высчитали с линеечкой – от 50 до 70% кредитов являются «плохими». На мой взгляд, это не более чем безответственные «страшилки».


Опубликовано в номере «НИ» от 9 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: