Главная / Газета 7 Октября 2003 г. 00:00 / Экономика

Михаил Дмитриев

«Говорить о срыве пенсионной реформы нет оснований»

Анастасия СКОГОРЕВА

Почему правительство недавно перенесло срок выбора управляющей компании, которая будет инвестировать пенсионные накопления? Насколько велика вероятность ошибки при начислении пенсии? Кто будет контролировать деятельность государственной управляющей компании – Внешэкономбанка? На эти и другие вопросы «Новых Известий» ответил заместитель министра экономического развития и торговли РФ Михаил ДМИТРИЕВ.

shadow
– Правительство оказалось вынужденным назначить новые сроки проведения пенсионной реформы. Фактически это признание, что переход к накопительной пенсионной системе осуществляется не так гладко, как этого хотелось бы. Почему? Слишком много проблем и препятствий?

– Проблемы действительно есть. Всем известно, что в закон пришлось вносить изменения, связанные с пересмотром сроков рассылки извещений о состоянии пенсионных накоплений граждан. Однако еще более серьезной проблемой, на мой взгляд, является слабый уровень информированности населения. С самого начала реформы решению этой проблемы уделялось недостаточно внимания, и теперь мы пожинаем плоды этого. Фактически только 10% застрахованных лиц на сегодняшний день представляют, какие возможности открывает перед ними реформа. Ситуацию осложняет и то, что по условиям конкурса прошло 55 управляющих компаний. Россиянам на сегодняшний день сложно понять, что это за зверь такой – частная УК, и еще сложнее выбрать из 55 перечисленных структур одну, которой они доверили бы инвестировать свои сбережения.

– Значит, все-таки плохого пока больше, чем хорошего, а проблем больше, чем достижений?

– Я бы так не сказал. Проблемы есть, но их совокупность не носит критического характера, и на сегодняшний день нет никаких оснований говорить о срыве пенсионной реформы. Нам удалось избежать сбоев в системе персонифицированного учета, и это крайне важно. Судя по информации, которую предоставил нам Пенсионный фонд России, ошибки при начислении пенсионных накоплений на счета граждан носят минимальный характер. Ошибки, связанные с отсутствием адресов застрахованных лиц в базе данных, исчисляются десятыми или даже сотыми долями процентов. Для первого этапа работы системы это совсем неплохие результаты. Далеко не всем странам, проводившим пенсионную реформу, так повезло. В Польше, например, ошибки при начислении пенсионных накоплений составили в первый год реформы 60% . И до сих пор задолженность по этим средствам не погашена, так что это превратилось для бюджета страны из ошибки в серьезную проблему. У нас, к счастью, ничего подобного не наблюдается. В то же время есть над чем работать дальше. Например, над принятием более жестких мер по отбору управляющих компаний.

– Но они на сегодняшний день уже отобраны. Не будут же теперь проводить повторный конкурс с целью «отсеивания» неопытных УК?

– А почему бы нет? Возможность повторной фильтрации вполне реальна. С нашей точки зрения, было бы неплохо провести еще один конкурс через пять лет – после завершения первого этапа реформы. Тогда вполне можно было бы «отсеять» те компании, которые не обеспечили достаточно высокую доходность своих инвестиционных портфелей. Или не привлекли достаточного количества участников пенсионной системы. Или имели нарекания со стороны контролирующих структур.



Прогнозы – еще не результаты



– Вы сказали, что проблемы проведения реформы не носят критического характера. Однако в недавнем интервью «Новым Известиям» советник главы ПФР Владимир Вьюницкий заявил, что как раз из-за перечисленных вами проблем только 6–7% застрахованных лиц передадут свои средства под управление частных компаний. Не слишком ли это скромные результаты даже для первого года реформы?

– Да, мы рассчитывали на лучшие результаты. Однако не стоит упускать из виду того, что граждане будут выбирать УК в первый, но отнюдь не в последний раз. В марте 2004 года деньги застрахованных лиц реально поступят под управление УК. А уже через полгода они смогут повторно сделать выбор. До конца 2004 года у них уже появится возможность сравнить результаты деятельности различных компаний и выбрать наиболее успешную с их точки зрения.

– Россия, как известно, далеко не первая страна, переходящая от распределительной к накопительной пенсионной системе. Опыт первого года проведения пенсионной реформы в других странах был более удачным?

– В большинстве стран – да. Например, в Хорватии под управление частных компаний были переданы до 90% средств застрахованных лиц – и это в первый год реформы. В Казахстане по итогам первых трех лет реформы под управление частных УК было передано свыше двух третей от общего объема средств в пенсионной системе.

– Согласитесь, что все эти сравнения не в пользу России.

– Да, но ведь в случае с Хорватией и Казахстаном мы имеем дело с результатами. А в случае с Россией мы пока можем оперировать только данными прогнозов. Между тем тот же мировой опыт показывает, что эти данные могут оказаться излишне пессимистичными. Так, в Эстонии прогнозировали, что свои средства под управление частным компаниям передадут всего 10–15% населения. На деле же оказалось, что таких людей гораздо больше.



Меняйте столько раз, сколько хотите



– Вы говорили о разработке более жестких критериев отбора УК. Однако это – дело будущего, а пока закон только предоставляет гражданам право менять одну УК на другую раз в год. Вы считаете, что подобное право должно предоставляться им чаще?

– Я думаю, это было бы разумным. Однако, для того чтобы граждане могли реализовать это право, необходимо разработать систему безбумажного обмена информацией о состоянии счетов застрахованных лиц. Недавние события с рассылкой «писем счастья» показали, что пока предоставление гражданам информации – крайне трудоемкий процесс. Его практически невозможно осуществлять чаще одного раз в год. Пенсионный фонд сейчас прорабатывает идею эмиссии специальных кредитных карточек, с помощью которых граждане могли бы получать информацию о состоянии своих накоплений. Они могли бы тогда отслеживать развитие ситуации со своими пенсионными накоплениями на постоянной основе – точно так же, как они отслеживают сейчас состояние своего банковского счета. И если эта процедура будет отработана, то количество таких «переходов» от одной УК к другой может стать неограниченным.

– А как насчет возможности возвращения средств под управление государственной компании? В ПФР жалуются, что в законе предусмотрено только право сделать это, однако не разработан механизм такого «обратного движения».

– Это не соответствует действительности. Права граждан в данном вопросе закон не ограничивает – они могут передавать средства от одной частной УК другой и от частной УК государственной компании.



У государственной УК легкой жизни не будет



– А как быть с государственной управляющей компанией (ГУК)? Формально она не может рассматриваться как монополист, однако фактически под ее управление попадут до 90% от всех пенсионных накоплений граждан. Выходит, она будет занимать привилегированное положение?

– Да, и поэтому статус ГУК вызывал споры. Минэкономразвития совместно с другими ведомствами – Минфином, ПФР и даже Внешэкономбанком – согласовали проект постановления, в котором четко прописано решение этой проблемы. Во-первых, предусматривается обязательный контроль за всеми операциями Внешэкономбанка со стороны спецдепозитария. ГУК должна будет предоставлять финансовую отчетность – в этом отношении она также не будет ничем отличаться от частных компаний. Для обеспечения эффективности контроля за действиями ВЭБ постановление предусматривает обязательное опубликование на сайте в Интернете данных о состоянии инвестиционного портфеля банка. Стоит отметить, что подобная норма предусмотрена только в тех случаях, когда речь идет о ГУК – частные компании не обязаны публиковать подобные данные каждую неделю.

– Выходит, что ВЭБ оказывается, в каком-то смысле, в проигрышной ситуации?

– Возможно, это действительно так. Однако я полагаю, что наши действия оправданны, так как речь идет об установлении максимально жесткого и эффективного контроля за деятельностью государственной управляющей компании.

– И ВЭБ согласился одобрить подобный проект постановления?

– Да.



Больше спецдепозитариев, хороших и разных



– Насколько мне известно, еще одним «спорным вопросом» является вопрос о том, сколько нужно спецдепозитариев для проведения пенсионной реформы. На сегодняшний день выбран только один. Минэкономразвития настаивает на том, что их число должно быть увеличено. Почему?

– В данном случае мы идем навстречу пожеланию Общественного совета по инвестированию средств накопительной части пенсий. И я считаю, что это пожелание вполне оправданно. На мой взгляд, ситуация со спецдепозитарием чем-то напоминает ситуацию со здоровьем – о нем начинают думать, только когда оно ухудшается. Если бы была гарантия, что выбранный спецдепозитарий в лице Внешторгбанка (ВТБ) будет работать эффективно и без перебоев – почему бы не оставить его в гордом одиночестве? Однако вполне возможно, что лет через десять он будет приватизирован, у него сменится состав акционеров, и новые владельцы будут не заинтересованы в этой сфере деятельности банка. Возможен и другой вариант развития событий – у ВТБ, как и у любого банка, могут возникнуть финансовые проблемы. Что тогда – придется срочно искать компанию с уже отлаженной системой контроля, с эффективной системой связи со всеми участниками пенсионной системы. На это могут уйти месяцы, а как будет осуществляться контроль за деятельностью УК в «переходный» период? Хотя бы исходя из этих соображений, необходимо иметь два-три спецдепозитария в роли «дублеров».

– А, кроме того, один спецдепозитарий – это по определению монополист?

– Да, что также немаловажно. Могут возникнуть проблемы с качеством контроля. Могут начаться жалобы на недостаточную эффективность обслуживания, слишком большие затраты и т.д. Понятно, что эти проблемы решались бы гораздо проще в ситуации, когда на рынке конкурируют несколько спецдепозитариев.




Опубликовано в номере «НИ» от 7 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: