Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Экономика

Азиатская ловушка

Россия дорого заплатит за признание рубля в Китае

Владимир ГУРВИЧ

На прошлой неделе руководство Китая приняло решение о введении полной конвертируемости рубля в приграничных с Россией районах. Некоторые российские политики поспешили заявить, что это серьезный шаг на пути превращения российской валюты в полноценную денежную единицу. О возможности такой перспективы «Новые Известия» попросили рассказать профессора МГУ, известного китаиста Вильи ГИЛЬБРАСА.

– Насколько России выгодно то, что Китай фактически уравнял ее национальную валюту с долларом и евро?

– Я считаю, что конвертируемость российской валюты в расчетах с Китаем для России невыгодна. У нас курс национальной валюты является рыночным, а в Китае соотношение юаня к доллару устанавливается директивно, то есть фактически определяется государством. В случае колебаний рубля нашим компаниям придется нести дополнительные финансовые расходы. И уж ни в коей мере решение Китая не стоит рассматривать как шаг по направлению к всеобщей конвертируемости российского рубля.

– Тогда в чем смысл этой меры?

– В действиях Китая есть своя логика. Китайские власти хотят избежать укрепления курса юаня, хотя все экономические факторы говорят о необходимости принятия такого решения. Этот вопрос постоянно поднимается на переговорах между нашими странами по валютным расчетам. Введя конвертируемость рубля, китайцы надеются ослабить давление со стороны России. Кроме того, у проблемы рубль/юань есть и другая сторона, о которой почему-то у нас почти не говорится. Дело в том, что практически в каждом крупном российском городе существуют подпольные китайские банки, которые занимаются нелегальными операциями. И к каким последствиям для этого бизнеса приведет конвертируемость рубля, пока сказать сложно. Хотя, на мой взгляд, они могут быть достаточно неблагоприятными для России. Что делают эти подпольные банки? Они на выручку от китайской торговли – а она в значительной степени нелегальная – финансируют в нашей стране вполне легальные предприятия по вырубке леса, сбору металлолома, закупке дефицитных в Китае товаров. Вся эта продукция, разумеется, переправляется в Китай, где и реализуется. Не исключено, что теперь после принятия решения о конвертируемости рубля эта деятельность приобретет еще большие масштабы. Когда китайский премьер в 2001 году говорил, что так называемая «народная» торговля Китая с Россией оценивается в 10 млрд. долларов, то люди сведущие хорошо поняли: 10 млрд. долларов – в пользу китайской стороны. Эти 10 «народных» миллиардов правдами и неправдами вывозятся китайцами из России. И как повлияет на весь этот, по сути дела, контрабандный бизнес введение конвертируемости рубля, мы скоро увидим.

– Но нам в любом случае приходится идти навстречу Китаю – как-никак эта страна – третий наш внешнеторговый партнер после Германии и Белоруссии.

– Здесь все не так однозначно. Таможенная статистика России и Китая показывает различные цифры взаимного товарооборота. Причем, это расхождение очень большое – показатели разнятся на несколько миллиардов долларов. И что примечательно, разница фиксируется не только по бытовым товарам, но и по химическим удобрениям, горючему, где вроде и обсчитаться невозможно, тем более на миллиарды долларов.

– А если заглянуть в будущее хотя бы лет на 10. Ведь Китай – бурно развивающаяся страна, чья экономика растет высокими темпами. Может быть, через какой-то период китайская конвертируемость рубля станет приносить России большие дивиденды.

– Дело все в том, что китайцы добиваются признания за юанем статуса мировой валюты. Они также хотят получить право решающего голоса в Международном валютном фонде (МВФ). Для этого они идут на различные шаги, например, на увеличение своего взноса в общий капитал фонда. Ближайшая же их цель – превращение юаня в главную валюту региона Юго-Восточной Азии. Поэтому придание рублю статуса конвертируемой валюты в Китае – ход с дальним прицелом. Ну а России, вполне возможно, придется платить за амбиции нашего великого соседа, покрывая курсовую разницу.

– В таком случае, не присоединиться ли нам к требованию США и стран Европейского союза, которые настаивают на том, что курс юаня должен определяться рыночными методами?

– У нас есть много требований к Китаю, но пока все наши связи с ним строятся на основе наших уступок. Все разговоры о каких-то равноправных отношениях с великим «азиатским тигром» – дымовая завеса. Реально мы давно уже кланяемся ему. Так что рассчитывать на какие-либо уступки со стороны Китая не приходится. Если же говорить о приграничной торговле, то там давно идет товарообмен и в рублях, и юанях. С этой точки зрения решение китайского правительства о полной конвертируемости рубля на территории страны не привносит ничего нового в уже сформировавшиеся отношения.




Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: