Главная / Газета 6 Октября 2003 г. 00:00 / Экономика

Николай Шмелев

«Жаль, что мы ушли от плановой экономики»

Каха КАХИАНИ

Темпы роста российской экономики постепенно замедляются. Правительство пытается изыскать новые пути их оживления за счет изъятия ренты у нефтяных компаний и проведения второго этапа приватизации. О том, поможет ли это России, в интервью «Новым Известиям» рассказал директор Института Европы Российской академии наук (РАН), академик Николай ШМЕЛЕВ.

shadow
– Николай Петрович, Владимир Путин во время недавнего визита в США снова заявил о том, что в России будет удвоен объем ВВП. Насколько вообще правомерна такая постановка вопроса? Плановой экономики ведь, кажется, нет.

– Конечно, правомерна. И очень жаль, что мы ушли от плановой экономики. У всех в мире плановая экономика. И нам бы не повредило, если бы мы имели какой-нибудь Госплан, только не как распределительную контору, которая гвозди по стране делит, а как стратегический штаб, который дает ориентиры всей экономике. Не в обязательном, а рекомендательном порядке. Я не вижу ничего экстравагантного в том, что президент выдвигает задачу удвоения валового продукта. Это цель вдохновляющая и, по сути, достижимая, если нам повезет во внутренних и внешних обстоятельствах. Другой разговор, что, может быть, к 2010 году «раскочегариться» не успеем. Обеспечить 10% рост ВВП в год, по-моему, нереально. И даже не потому, что инвестиции пока в Россию идут с трудом. Просто у нас в стране такие препятствия, которые сдерживают даже рост травы из-под асфальта: слишком высокое бремя административных, криминальных и других ограничений. Наш бизнесмен – это предприниматель, как правило, первого поколения, который привык действовать полубандитскими способами.

– Сейчас очень популярна идея изъятия природной ренты. В то же время нефтяники утверждают, что заработанные деньги они не вывозят за рубеж, а вкладывают в развитие бизнеса в России. И если эту прибыль отобрать, российская нефтянка – основной донор российского бюджета – просто рухнет. Так ли это?

– На мой взгляд, их причитания – это слезы «казанской сироты». Мол, посмотрите, какие мы бедные, у нас денег не хватает на собственное развитие. А разве последние 12 лет наши олигархи не вывозили деньги в офшоры? Я так говорю не потому, что плохо отношусь, например, к Абрамовичу. Просто у меня к нему вопрос: есть ли сейчас необходимость покупать на нефтяную ренту футбольную команду «Челси»? А то выходит, что нефтяники на полученные сверхприбыли до сих пор геологоразведку не наладили, а «Челси» купить успели. «Делиться надо», – как говорил в свое время незабвенный Александр Лившиц. Я эти слова всегда хорошо помню. Хватит, 12 лет пользовались таким абсолютно экстраординарным источником накопления, а теперь делитесь. Но рентные платежи – это крупный торг с большими политическими последствиями. И я не знаю, хватит ли у президента духа «оседлать» этого конька. Однако я против того, чтобы сейчас все отобрать и поделить – пагубные последствия такого шага очевидны. Просто рентный платеж надо пересмотреть, тем более что олигархи этого не отрицают.

– Хорошо, допустим, ренту так или иначе поделили. Но возникает другой вопрос: куда пристроить деньги. Одни предлагают пустить эти средства на социальные нужды, а другие реинвестировать в экономику. Что лучше?

– Я бы не ставил вопрос так жестко – либо туда, либо сюда. Думаю, что правильно совместить полезное с приятным и пустить средства на решение обеих задач. Вы посмотрите, у нас ведь по-настоящему сильных коммерческих инвестиционных фондов в стране до сих пор не существует. Народ пока тоже не готов доставать свои сбережения из-под матраса. Поэтому без соучастия государства в некоторых инвестиционных проектах дело не двинется. Взять хотя бы ту же геологоразведку. Это тот редкий случай, когда государство обязано инвестировать собственные ресурсы в развитие ресурсной базы страны. Потому что на кону стоят интересы страны, а не отдельных компаний. Другая часть ренты может пойти на социальные выплаты. Ну не готово пока наше население оплачивать на 100% услуги ЖКХ. Можно повременить и с переводом здравоохранения на коммерческие рельсы. Вот когда разбогатеем лет через 10–15, тогда и самоокупаемость в социальной сфере можно будет внедрять более энергично. Но не сейчас, когда у нас кругом нищета.

– А как быть с реформой естественных монополий, без которой как уверяют некоторые эксперты, заметного роста в экономике не будет?

– В данном случае я стою на очень консервативных позициях. Я понимаю, что государство плохой хозяин, но все-таки у нас электричество есть, трамваи ходят, поезда ездят, почта кое-как работает. Дробить сейчас все это мы не сможем. Франция только через десятилетия существования рыночной экономики задумалась о том, что электроэнергетику надо приватизировать. А мы куда так спешим? Ведь дело может обернуться повторением той же бесплатной приватизации, которая была проведена в первом раунде. Фактически речь идет о продаже активов РАО «ЕЭС России» за один процент от реальной стоимости ее собственности. Я вообще удивляюсь, почему американцы настолько не верят в нашу жизнь, что не хотят даже даром купить Россию. Скинулся бы какой-нибудь американский город и купил бы всю страну оптом. По-вашему, Боливия большая страна?

– Нет.

– Так вот, она за приватизацию выручила 90 млрд. долларов. Мы же за всю историю приватизации получили 9 млрд. долларов. И такой бардак будет наблюдаться и впредь, если, конечно, не удастся навести порядок. Я понимаю, что нынешние хозяева компаний – лучшие хозяева, чем государство, но пока они ненадежны. Вот вырастут наши олигархи, научатся цивилизованно вести дела, тогда давайте начнем все приватизировать. Сколько англичане со своей угольной промышленностью мучились? Даже Маргарет Тэтчер потратила 10 лет на приватизацию всего 10 угольных компаний, а мы все к понедельнику успеть торопимся.




Опубликовано в номере «НИ» от 6 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: