Главная / Газета 24 Сентября 2003 г. 00:00 / Экономика

У инфляции есть хорошая погода

Жизнь начнет дорожать в октябре

Владимир ГУРВИЧ

Правительство и Госкомстат уже второй месяц подряд рапортуют о резком падении темпов роста инфляции. Как заявил вчера глава Министерства экономического развития и торговли Герман Греф, в сентябре инфляция не выйдет за рамки 1 процента. А в августе в России впервые за весь период реформ был зафиксирован отрицательный рост цен. Ничего удивительного в этом нет: скоро выборы, а значит, инфляция будет вести себя так, как надо.

shadow
О том, действительно ли в России научились останавливать рост цен или все происходящее является не более чем рекламной акцией в преддверии выборов, «Новым Известиям» рассказал ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий БЕЛОУСОВ.



– Августовская дефляция, то есть отрицательный рост цен, – явление закономерное?

– Во-первых, в конце лета всю инфляционную картину определяют капуста и помидоры. Овощи дешевеют и общая картина потребительских цен довольно благостная. И так происходит каждый год. Во-вторых, в августе совсем не выросли тарифы в ЖКХ. А цены на услуги, транспорт и связь выросли крайне незначительно, что не характерно для последних лет. Вот это, скорее всего, связано с административным нажимом. Подобная ситуация была уже в 1999 году, когда проходили выборы и тоже стояла задача «вписаться» в запланированное годовое задание по инфляции. Эту проблему удалось решить, несмотря на то, что цены на эти виды услуг складываются преимущественно в регионах. По-видимому, сумели найти способы воздействия на местные власти. Хотелось бы отметить еще один фактор, повлиявший на динамику цен в августе. Последний месяц лета буквально «накрыла» волна снижения цен на хлеб. А ведь это – важнейший продукт для россиян.

– А почему они не выросли? Говорили же, что урожай будет плохим. На фоне таких слухов цены растут всегда.

– Потому, что, по нашим прогнозам, до конца года цены на зерно могут расти со скоростью до 1% в месяц. Удастся ли погасить эту новую волну подорожания, пока не вполне ясно. Хотя исключить такое развитие событий полностью нельзя, так как региональные власти стараются не допускать чрезмерного роста хлебных цен. Но все равно до конца года этот показатель может составить 4–5%

– Есть ли факторы, способные вызвать до конца года ускоренный рост цен?

– Да, есть такой негативный фактор, напрямую влияющий на инфляцию, – рост цен на бензин на 1,2%. В предыдущие два месяца на внешнем рынке резко выросли цены на нефть, но в силу существующего порядка определения ставок экспортных пошлин они увеличатся только с 1 октября. В результате ставка у нас находилась на волне «вниз», а цена – на волне «вверх». Такие ножницы позволяли нефтяным компаниям получать очень высокие доходы, чем они и воспользовались. Теперь же, рискну предположить, они решили частично переместить свой центр доходности с внешнего на внутренний рынок. Пока же, по прогнозам, рост цен на бензин в сентябре превысит августовский показатель. Но уже в ноябре этот процесс может остановиться, так как, согласно экспертным оценкам, начнется «затоваривание» рынка – ведь уже сейчас на НПЗ отмечается увеличение запасов продукции.

– А как менялись в августе–сентябре цены на основные продукты?

– Если говорить о потребительском рынке, то в августе цены на хлебобулочные изделия выросли на 1,2%, на мясные изделия – на 1,8%. Еще один продукт, по которому был зафиксирован более или менее значительный рост цен, – сливочное масло. Это подорожание компенсировалось снижением цен на плодоовощную продукцию на 17%, что, впрочем, является «сезонным» фактором. Продолжилось падение цен на сахар, которое наблюдается уже 5 месяцев подряд. Правда, оно очень умеренное, 0,5–1% в месяц. Операторы рынка жалуются на избыток предложения этого товара.

Что касается непродовольственных товаров, то в целом рост по этой группе не превысил 0,6%. Динамика их цен хорошо коррелируется с динамикой показателей базовой инфляции. Свой бег цены ускорят в октябре, что, впрочем, происходит практически ежегодно. А затем новая спираль инфляции начнет раскручиваться в конце года и прежде всего за счет удорожания плодоовощной продукции. Возможно, с октября начнется рост тарифов на некоторые виды платных услуг, которые не попадают в блок регулируемых тарифов. На общий показатель инфляции может повлиять и рост регулируемых тарифов. Предсказывать что-либо здесь сложно, так как многое зависит от способности властей удержать этот рост.

– Правительству удастся удержать инфляцию в запланированных рамках?

– Желательно, чтобы инфляция не «пробивала потолок» в 10%. Но тут крайне важен вопрос: каким путем, при помощи каких средств будет достигнута эта цель. Есть два сильных канала управления инфляционным процессом: управление денежным предложением и административное регулирование тарифов. Не составляет труда жестко задавить инфляцию прежде всего за счет сжатия денежной массы. Но это быстро отразится на темпах роста ВВП. Это своеобразные инфляционные Сцилла и Харибда, между которыми надо суметь ловко проскользнуть. Ключевой момент тут в масштабах предложения денег. Хорошо давить гидру инфляции за счет управления процентными ставками по кредитам, за счет формирования нужной структуры денежной массы и использования других гибких механизмов. Реально же мы это делаем за счет стерилизации денежной массы. Это приводит к снижению средств на счетах предприятий и, как результат, к снижению их экономической активности.

– В общем, нам инфляция нужна, но умеренная?

– Именно умеренная. Сильная инфляция тормозит прирост инвестиций, а слишком резкое и большое ее снижение негативно влияет на экономический рост. Мне представляется, что правительство предлагает оптимальное решение: планирует на следующий год инфляцию в размере 10–11% с постепенным снижением этого показателя в последующие два-три года до 6–8%. С одной стороны, налицо снижение темпов роста цен, с другой, это происходит не слишком жестко. Конечно, в странах с развитой экономикой нормальный показатель инфляции не превышает 3%. Но пока для нас такой результат недостижим. Впрочем, и на Западе далеко не всегда инфляция была на таком уровне: ее снижение до нынешних параметров происходило по этапам. И длительное время верхняя инфляционная граница проходила по семипроцентному рубежу. Войти в рамки этого коридора – для нас важная и вполне решаемая задача. Это может произойти в 2006–2007 годах. Но для этого нужна немного другая экономика.




Опубликовано в номере «НИ» от 24 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: