Главная / Газета 19 Сентября 2003 г. 00:00 / Экономика

«Новой пирамиды МММ не будет»

Анастасия СКОГОРЕВА

Насколько велик риск передачи пенсионных накоплений частным управляющим компаниям? Об этом «Новым Известиям» рассказала Наталья ПЛУГАРЬ, заместитель генерального директора УК «НИКойл».

Наталья Плугарь считает, что у частных УК очень мало шансов проиграть.
Наталья Плугарь считает, что у частных УК очень мало шансов проиграть.
shadow
– Гражданам России предстоит непростой выбор: 55 управляющих компаний получили право управлять пенсионными накоплениями, однако об этих компаниях практически ничего не известно. Какими критериями должны руководствоваться россияне при выборе компании?

– Я думаю, таких критериев должно быть несколько. Во-первых, необходимо учитывать продолжительность работы компании на рынке. Опыт в таких вопросах, как управление денежными активами, – вещь необходимая. Второй немаловажный пункт – это наличие или отсутствие у компаний инвестиционных фондов. Вы понимаете, что наибольшие шансы на успех будут иметь те УК, у которых такие фонды есть. Просто потому, что им не придется осваивать принципиально новую сферу деятельности или создавать инфраструктуру специально под проводимую пенсионную реформу.

– А как же доходность инвестиционного портфеля компании? Разве не это – самый главный из всех критериев отбора?

– Доходность, конечно, важна. Однако я бы не стала придавать этому фактору слишком большое значение. Вернее, я не стала бы призывать россиян выбирать компанию по принципу: чем выше доходность, тем лучше УК. Оптимальный вариант, с моей точки зрения, – выбрать компанию со среднестатистическим уровнем доходности инвестиционного портфеля. Но при этом она должна демонстрировать эту доходность стабильно, то есть ее деятельность должна быть предсказуемой и надежной.

– Но откуда граждане смогут почерпнуть информацию, необходимую для совершения осознанного выбора? Ведь все данные по доходности портфелей компаний публикуются преимущественно в Интернете или в специализированных экономических изданиях. Не получится ли, что выбор придется делать не глядя?

– К сожалению, именно так и получится. Особенно, если учесть, что УК не смогут предоставлять гражданам данные о состоянии накопительной части их пенсий. Дело в том, что мы получим от Пенсионного фонда РФ определенную часть средств, которая поступит под наше управление. Однако мы не будем знать, кому конкретно принадлежат те или иные средства – Иванову, Петрову или Сидорову. Все, что мы сможем, – это сообщать всем заинтересованным лицам по итогам года о состоянии нашего инвестиционного портфеля в целом.

– И то же самое будет делать государственная управляющая компания в лице Внешэкономбанка?

– Да, но здесь возникает еще одна проблема. Реально управлять пенсионными деньгами УК начнут в марте будущего года. К концу 2004 года россияне получат выписки о состоянии накопительной части их пенсий. Однако это не будут результаты деятельности УК – это будут результаты деятельности ПФР за 2003год.

– Кстати, об этих результатах. ПФР заявлял, что доходность его инвестиционного портфеля в прошлом году составила 16% годовых. Это неплохие показатели. Во всяком случае, ПФР удалось обогнать темпы инфляции и уберечь деньги пенсионеров от обесценивания.

– Мне кажется, говорить об этом преждевременно. Необходимо учитывать, что ПФР вкладывает средства в ГКО. Да, доходность по ним в прошлом году действительно достигала 16% годовых, однако, насколько мне известно, ПФР не продавал в этот момент гособлигации. А теперь доходность ГКО колеблется на уровне 6–9% годовых, и если ПФР захочет реализовать свои активы сейчас, он может остаться в убытке.

– В убытках при такой рыночной конъюнктуре могут остаться и частные управляющие компании.

– Как ни странно это может показаться на первый взгляд, но у них меньше шансов проиграть. Дело в том, что для ПФР и ВЭБ предусмотрены только два варианта инвестирования пенсионных средств – в ГКО или в денежные активы. Первый вариант, как мы убедились, может оказаться проигрышным из-за падения доходности госбумаг. Второй также не является стопроцентно доходным, и мы могли убедиться в этом весной и летом, когда курс рубля начал резко укрепляться. Это привело к тому, что доходность по вкладам в валюту стала «минусовой». Теперь посмотрим на частные управляющие компании. Они также могут вкладывать активы в денежные средства и ГКО, а еще – в акции, корпоративные облигации, облигации субъектов РФ и муниципальных образований.

– То есть в отличие от ПФР и ВЭБа у частных управляющих компаний есть возможность не складывать все яйца в одну корзину?

– Да, и это большой плюс, когда речь идет о формировании инвестиционного портфеля.

– Однако инвестиции в акции и корпоративные облигации признаются высокорискованными. Нет ли опасности, что УК увлекутся игрой с этими активами?

– Думаю, что нет, потому что закон жестко ограничивает объемы инвестиций пенсионных денег в эти инструменты: 40% от общего объема портфеля в акции и 60% – в облигации. А что касается риска при инвестировании в бумаги наших компаний... Я не помню, чтобы РАО «ЕЭС России» отказывалось платить по своим обязательствам. Зато все мы помним, как государство отказывалось платить по ГКО.

– Хорошо, но вряд ли это означает, что частные УК вообще не могут разориться или не могут рухнуть, как печально знаменитые финансовые пирамиды докризисного периода.

– Разориться некоторые УК действительно могут – в силу нехватки опыта и средств под управлением. Вы понимаете, что в первые годы проведения реформы легче всего будет выжить крупным компаниям, для которых управление пенсионными деньгами не является единственной сферой деятельности. Они готовы к тому, что на первых порах это новое направление не будет прибыльным. А те компании, которые были созданы специально «под реформу», могут столкнуться с трудностями из-за отсутствия инфраструктуры и высоких издержек на управление портфелем. Что касается исчезновения УК вместе с деньгами будущих пенсионеров, то риск подобного развития событий, с моей точки зрения, равен нулю. И это россияне должны понять в первую очередь. За деятельностью УК будут наблюдать сразу несколько надзорных структур, начиная со спецдепозитария, где будут храниться ценные бумаги, и заканчивая ФКЦБ и Минфином. Кстати, спецдепозитарий будет отслеживать любые операции УК с ценными бумагами на каждодневной основе. И он получил по закону право опротестовать любую сделку, которая покажется ему подозрительной. Так что россияне могут быть спокойны – новой пирамиды МММ не будет.

– А будут ли страховаться средства пенсионеров на случай разорения УК?

– Да, только делать это будут специальные страховые компании, с которыми УК будут заключать специальные соглашения. Возможно, что со временем эти страховые компании создадут своего рода «страховой» пул, что еще больше минимизирует риск потери «пенсионных денег» при разорении той или иной частной управляющей компании.

– Итак, риск разорения УК невелик. Зато, по утверждению ряда аналитиков, есть риск разорения государства. Ведь сейчас ПФР вынужден будет передать часть средств под управление частным компаниям. А средства эти инвестированы в ГКО. Что будет с пирамидой госдолга, если ПФР начнет реализовывать бумаги на сумму в 1,5 млрд. долларов – именно такие деньги, по оценкам экспертов, могут оказаться к марту 2004 года в руках УК?

– Я очень сомневаюсь, что в этом случае будут проводиться рыночные сделки. Если ПФР понадобится продать часть ГКО из своего инвестиционного портфеля, он сделает это так, что рынок даже не почувствует случившегося. И потом, откуда взялась эта цифра в 1,5 млрд. долларов. Это, насколько мне известно, все деньги «пенсионеров» – и те, которые поступят под управление частных УК, и те, которые останутся под управлением ВЭБа. Поэтому речь ни в коем случае не идет и не может идти о разрушении рынка государственного долга.




Опубликовано в номере «НИ» от 19 сентября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: